2018-06-12T23:03:18+03:00
КП Беларусь

Шпион с Золотой Горки, миф от автора «Рассказа служанки» и роман дедушки Стива Тайлера

Сегодня «Комсомолка» предлагает обзор недавних переводов на белорусский для детей и взрослых. В отличие от советской практики, все «пераствараецца» с языка оригинала и делается с согласия авторов или правообладателей
Поделиться:
Обзор книг для детей и взрослыхОбзор книг для детей и взрослых
Изменить размер текста:

Сергей Песецкий. «Яблычак»

Биография Сергея Песецкого покруче иного шпионского фильма: занимался контрабандой в Ракове под Минском, работал на три разведки, в годы войны был палачом в составе польской Армии Крайовой. В истории литературы Песецкий остался польским автором, однако родным языком ему был белорусский (он уроженец Ляховичей). А материалом для книг нередко становились реалии наших земель.

Сергей Песецкий. «Яблычак»

Сергей Песецкий. «Яблычак»

Например, в «Яблычку» это бандитский мир Минска в 1918 - 1919 годах. Книга - первая (и пока единственная, переведенная с польского) часть трилогии о ворах, мошенниках и авантюристах раздираемого войнами и оккупациями города. Автор показывает, как ловко эти персонажи «обувают» богатых горожан и утирают нос полиции. Но при этом прямым текстом говорит, что никак не считает свои романы «злачынная акадэміяй» - скорее академией борьбы с преступностью. Песецкий с сочувствием пишет о доле преступников и вскрывает подноготную их прихода в «зладзейскі свет».

Книга интересна и как путеводитель по городу вековой давности. Мы теперь не говорим, что идем с Золотой Горки на Нижний рынок: первая для нас всего лишь небольшая улица, а второй топоним стерся. А ведь 100 лет назад это были особые районы Минска со своим духом.

Габриэль Гарсиа Маркес. «Каханне падчас халеры»

Кнут Гамсун. «Голад»

Нобелевская премия остается главной в литературе. И это несмотря на критику ее субъективности, политизированности комитета, секс-скандал в Шведской академии и отказ от вручения награды в 2018-м. Да, книги лауреатов Нобелевки последних лет 20 - 30 мало кто читал - уж очень выбор академиков далек от масслита. Но интересно посмотреть на контекст, в котором оказалась наша Светлана Алексиевич, получив премию в 2015 году.

Габриэль Гарсиа Маркес. «Каханне падчас халеры» / Кнут Гамсун. «Голад»

Габриэль Гарсиа Маркес. «Каханне падчас халеры» / Кнут Гамсун. «Голад»

Правда, начали серию Noblesse Oblige с признанных мэтров. Во-первых, это Габриэль Гарсиа Маркес и его «Каханне падчас халеры». Нобелевскую премию мастер магического реализма получил в 1985-м. Изящный белорусский перевод «Кахання...» сделал белорус Карлос Шерман, уроженец Уругвая. На эту книгу в части покупки авторских прав собирали деньги через краудфандинг в интернете. Кстати, именно Шерман в содружестве с Валентином Тарасом в 1977-м впервые перевел на русский язык роман Маркеса «Осень патриарха». Ну а в книгу лауреата 1920 года норвежца Кнута Гамсуна вошли его шедевр «Голад» о том, как меняется сознание человека в этом состоянии. А еще произведения о любви - «Пан» о несчастной и «Вікторыя» о взаимной.

Чак Паланик. «Байцоўскі клуб»

Кен Кизи. «Палёт над гняздом зязюлі»

Маргарет Этвуд. «Пенелапіяда»

«Амерыканка» - еще одна серия, на книги из которой собирали деньги через народное финансирование в сети. Самая свежая - «Пенелапіяда» не американки, а канадки Маргарет Этвуд. В романе она интерпретирует бытие Пенелопы, жены легендарного воина Одиссея, в те 20 лет, пока ее супруг странствовал. Какие чувства и страсти пылали в ее сердце? А фантазировать лауреат многих премий (в том числе и конкурента Нобелевки - Букеровской) умеет - вспомните свежий сериал «Рассказ служанки» по ее роману 1985 года.

Чак Паланик. «Байцоўскі клуб» / Кен Кизи. «Палёт над гняздом зязюлі» / Маргарет Этвуд. «Пенелапіяда»

Чак Паланик. «Байцоўскі клуб» / Кен Кизи. «Палёт над гняздом зязюлі» / Маргарет Этвуд. «Пенелапіяда»

Раньше вышли две культовые книги, которые читают уже несколько поколений читателей. Ставку на них делали еще и благодаря блестящим экранизациям с не менее весомым статусом в современной культуре. «Палёт над гняздом зязюлі» открыл серию «Амерыканка» год назад. А изданный в 2018-м в формате стильного покет-бука перевод Сержа Медведева «Байцоўскага клуба» успел стать событием задолго до старта продаж, тем более фрагменты публиковались. В конце концов, всем интересно, как по-белорусски прозвучат правила бойцовского клуба.

Юя Висландер, Свен Нурдквист. «Мама Му паранілася» и «Крумкач кажа нельга!»

Эти книги в Беларуси можно найти как в русском, так и в белорусском переводе. Причем успешно расходятся тиражи и той, и другой версии приключений любимой детьми непоседливой коровы. В этот раз отличились белорусы. Переводчица Надежда Кондрусевич-Шидловская даже основала свое издательство для детской и подростковой книги.

Юя Висландер, Свен Нурдквист. «Мама Му паранілася» и «Крумкач кажа нельга!»

Юя Висландер, Свен Нурдквист. «Мама Му паранілася» и «Крумкач кажа нельга!»

Так вот, кроме истории о том, как Мама Му неудачно перелезла через забор и рассчитывает только на помощь друга Крумкача, одновременно вышли книжка на плотном картоне и книга-раскраска. Выбор - для детей всех возрастов. А о том, что наш перевод признан автором, свидетельствует и недавний приезд Юи Висландер в Минск.

Флориан Чернышевич. «Надбярэзінцы»

По-настоящему о Флориане Чернышевиче заговорили не из-за его биографии, начавшейся на Бобруйщине, не из-за участия в Советско-польской войне и даже не из-за эмиграции в Аргентину. Собственно, и о его литературном творчестве у нас никто толком не знал. Хотя, казалось бы, название книги наводит на мысли о том, что она связана с местами на реке Березина. А сам роман нобелевские лауреаты отмечали как событие, равное «Пану Тадеушу» Адама Мицкевича или «Тихому Дону» Михаила Шолохова.

Флориан Чернышевич. «Надбярэзінцы»

Флориан Чернышевич. «Надбярэзінцы»

А прославило и заставило всех повторять имя Чернышевича то, что он оказался двоюродным дедушкой лидера группы Aerosmith Стивена Тайлера и прадедушкой его дочки, актрисы Лив Тайлер. Собственно, тогда и стало очевидно: а ведь этот Чернышевич интересен и нам. К тому же его роман богат этнографическими описаниями, описаниями традиций и быта местной небогатой шляхты. А упомянутые в нем деревни можно с любопытством сопоставлять с картой нынешней Беларуси, ведь сохранились-то эти места не все - демография, так сказать...

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также