2018-06-20T15:33:19+03:00

За билет на концерт великого Дюка Эллингтона в 71-м минчане отдавали ползарплаты

Столица БССР стала одним из пяти советских городов, где выступал родоначальник джаза и его оркестр. «Комсомолка» нашла зрителей белорусских концертов мировой знаменитости [фото]
Поделиться:
Уж не тот ли самый стакан, за которым так охотился в рамках полуимпровизированной сценки тенорист Пол Гонзалес, стоит на рояле у Дюка Эллингтона? Фото (публикуется впервые): Юрий ИВАНОВУж не тот ли самый стакан, за которым так охотился в рамках полуимпровизированной сценки тенорист Пол Гонзалес, стоит на рояле у Дюка Эллингтона? Фото (публикуется впервые): Юрий ИВАНОВ
Изменить размер текста:

Когда джаз в СССР считался чуждым явлением, музыку Эллингтона ловили через глушилки на вражеских голосах, а «Голос Америки» слушали хотя бы из-за заставки с фрагментом его знаменитой пьесы Take The A Train… Джазмен вряд ли когда-нибудь оказался в СССР, не будь он послом Госдепартамента США. Начав свой вояж еще в 1963-м (Азия, Африка, Ближний Восток), в начале 1970-х его оркестр прокатился по странам Восточной Европы. В Советский Союз Дюк ехал предварять визит президента Никсона, и его приезд до сих пор считают дипломатическим триумфом: джазмену не требовалось вести переговоры - одно его появление упрощало дипконтакты.

Почему в график советского турне включили именно Минск (наряду с Москвой, Ленинградом, Киевом и Ростовом, славящимся джазовой школой) - неизвестно. В СССР мы не слыли джазменами, но, может, помог статус БССР - республику уважали за промышленные успехи и военный подвиг. А может, повлияло членство в ООН. Да и слово первого секретаря ЦК Компартии Беларуси Петра Машерова в Москве весило немало…

Как бы то ни было, в сентябре 1971-го Дюк Эллингтон и его бэнд оказались в Минске. Площадка для пяти концертов - Дворец спорта. Причем к белорусам присоединилось огромное количество гостей из Прибалтики - минские концерты посетило более 30 тысяч человек, а цена билетов у спекулянтов доходила до 50 рублей – ползарплаты! Кстати, за время своего 33-дневного тура Дюк Эллингтон заработал около $100 тыс. - полмиллиона в современных деньгах.

Дюк Эллингтон действительно получал от советских концертов удовольствие, как и публика. "По 10 - 12 раз они вызывали нас на бис", - вспоминал джазмен. Фото (публикуется впервые): Юрий ИВАНОВ

Дюк Эллингтон действительно получал от советских концертов удовольствие, как и публика. "По 10 - 12 раз они вызывали нас на бис", - вспоминал джазмен. Фото (публикуется впервые): Юрий ИВАНОВ

«В ЧАС НОЧИ ДЮК СПРОСИЛ: «ЗАЧЕМ ПРЕРЫВАТЬ КОНЦЕРТ, ЕСЛИ ЛЮДЯМ НРАВИТСЯ?»

- «Прошу бронировать мое имя двадцать билетов концерт Эллингтона тчк Министр культуры Литовской ССР». Множество таких телеграмм накануне гастролей приходило директору филармонии и в театральные кассы - я их видел, - вспоминает кинорежиссер Владимир Орлов. Сам он оказался на одном из концертов джаз-легенды в первых рядах - места устроил для Орлова и тогда молодого режиссера Валерия Рубинчика отец последнего Давид Исаакович, директор городских театральных касс.

Маэстро Михаил Финберг в 1971-м был дирижером оркестра минского цирка и попал на Эллингтона благодаря немецкому коллеге, который приехал к нам со своим цирком на гастроли. А Борису Бернштейну (в 1980-х - бас-гитарист «Песняров», а в 1971-м - студент консерватории) пришлось «заболеть», чтобы отпроситься с традиционной студенческой колхозной картошки и побывать на первом и последнем концерте американцев.

Фотокорреспонденту всесоюзного Агентства печати «Новости» Юрию Иванову служебное удостоверение открывало все двери: фотограф работал в зале, на сцене, за ней.

- Снимал на цветную пленку Kodak для журнала Soviet Life, который рассказывал за океаном о СССР. В то время одна катушка пленки стоила $8, в Москву ее отправляли непроявленной. Свои фотографии я увидел на страницах этого издания, а еще в знаменитом американском журнале Life, - говорит Юрий Сергеевич.

За автографом к Дюку ломились толпы поклонников джаза. Фото: коллекция Дюка Эллингтона в Национальном музее американской истории

За автографом к Дюку ломились толпы поклонников джаза. Фото: коллекция Дюка Эллингтона в Национальном музее американской истории

На каждом концерте зрители стояли на ступенях трибун дворца, а под самыми подмостками было не протолкнуться - практически настоящий танцпол! Еще и потому, что звук был не ахти.

«Песняр» Владислав Мисевич вспоминает:

- Дополнительную аппаратуру не заказали, а звука из слабеньких колонок Дворца спорта хватало лишь на первые ряды, так что с трибун я добрался почти до сцены.

- Несмотря на отвратительное озвучивание, я был полон впечатлений, - добавляет Борис Бернштейн. - Эллингтон время от времени подходил к микрофону и произносил низким сипловатым басом: «Я вас бежу-у-мно лу-у-блу!» Запомнилось, как первый альтист оркестра явно нарушил алкогольный режим и появился на концерте с опозданием, но выдал такое блестящее соло, что был тут же прощен Эллингтоном. На этом же концерте из зала кто-то истошно вопил: «Дюк! Караван!» В конце концов, страждущий дождался своего...

В СССР Дюка Эллингтона принимали как родного: и теплые рукопожатия, и всеобщее внимание, и даже дебют на балалайке! Фото: коллекция Дюка Эллингтона в Национальном музее американской истории

В СССР Дюка Эллингтона принимали как родного: и теплые рукопожатия, и всеобщее внимание, и даже дебют на балалайке! Фото: коллекция Дюка Эллингтона в Национальном музее американской истории

- Я наблюдал за каждым шагом каждого музыканта, слушал каждую ноту - благо, стоял под самой сценой, - делится Михаил Финберг. - После этого концерта я начал учиться, как вести себя на сцене, - в американцах не было никакого позерства во время выступлений.

Самые подробные воспоминания, пожалуй, сохранились у кинорежиссера Владимира Орлова:

- На подмостки Дворца спорта буднично вышли немолодые музыканты, не спеша, под аплодисменты, расселись, облизали трости саксофонов. Начали без объявлений, даже не пролистав ноты… Сразу мелькнула мысль: машина, безупречно отлаженный механизм! После первых соло в элегантном костюме с шейным платком вместо галстука вышел сам Дюк. Зал взорвался аплодисментами. Дюк усмехнулся, махнул рукой и двинулся к роялю… Когда у микрофона отыграл свою импровизацию тенорист Пол Гонзалес и ретировался было к своему пульту, Дюк крикнул ему: «Плэй!» («Играй!» - Ред.) - и тот играл еще. Из зала Полу подали чекушку водки, но Дюк перехватил презент и поставил на рояль, ближе к себе. Пол все соло в последующих пьесах играл, буквально ложась с саксофоном на рояль, лишь бы дотянуться до амброзии, которую Дюк все отодвигал. Говорят, сценку разыгрывали каждый минский вечер.

Когда публика расходилась, Эллингтон снова вышел на сцену.

- Он не замечал ни взволнованное внимание немногих задержавшихся зрителей, ни аплодисменты, - делится Орлов. - А каждый из нас понимал, что больше в этой жизни Дюка не увидит…

- Эллингтон играл на бис, когда отведенное для концерта время давным-давно закончилось, - добавляет Юрий Иванов. - Двенадцатый час, администраторы машут руками, мол, сворачивайтесь. А потом я услышал его разговор с переводчиком в гримерной: «Я не понимаю, зачем прерывать концерт, если людям нравится!». Был первый час ночи…

Во время поездки по СССР Эллингтон встречался с Леонидом Утесовым. Фото: journal.jazz.ru

Во время поездки по СССР Эллингтон встречался с Леонидом Утесовым. Фото: journal.jazz.ru

А вот что сам Эллингтон вспоминал о советских гастролях:

- Знаете ли вы, что некоторые из наших концертов продолжались по четыре часа? Да и никто не жаловался - ни публика, ни работники сцены, ни даже оркестранты. Русские приходили слушать нашу музыку, а не по другой причине. По 10 - 12 раз они вызывали нас на бис.

ЭЛЛИНГТОН СМОТРЕЛ ФИЛЬМ О «ПЕСНЯРАХ», А НА РАДИО ЕГО НЕ ПУСТИЛИ

Эллингтона и его оркестр разместили в гостинице «Юбилейная» напротив Дворца спорта. Владимир Орлов вспоминает о происшествии в ресторане отеля:

- Это было типичное советское «предприятие общественного питания», разве что с белыми скатертями. И Дюк с музыкантами отказались от еды. Скандал! Представитель Госдепа США, который сопровождал Эллингтона, быстро заказал привычную американцам еду: ее доставляли в Минск спецрейсом.

Речь шла о любимом бифштексе Эллингтона, который якобы в свежеприготовленном виде прилетал из Германии. А еще точно известно, что американское посольство запаслось кока-колой, которой в СССР не было. Напиток шел лично Дюку - он выпивал по 6 - 7 стаканов газировки в день.

За дипломатический успех на советских гастролях Дюка Эллингтона благодарил лично президент США Ричард Никсон. Фото: meridian.org

За дипломатический успех на советских гастролях Дюка Эллингтона благодарил лично президент США Ричард Никсон. Фото: meridian.org

Музыканты сами попросили познакомить их с культурой Минска. Один из пунктов программы - просмотр в Доме дружбы свежего на тот момент телефильма Владимира Орлова «Песняры». В другой день Эллингтон и его музыканты пришли в цирк на представление, которым дирижировал Михаил Финберг.

- Меня удивляла их одежда, манера говорить, а еще запомнилось, что в антракте они страшно много курили. Затем их повезли на радио - слушать оркестр телевидения и радио. Правда, там случился небольшой конфуз - американцев не сразу пропустили, - смеется Финберг.

...По возвращении из СССР Дюк Эллингтон получил благодарность от Госдепартамента США и личное письмо от президента Ричарда Никсона. Но год - другой, и музыканты-ветераны стали один за одним уходить, а в 1974-м не стало и самого великого Дюка. Наверное, самого значительного дипломата от культуры, который когда-либо бывал в Минске…

Но послевкусие осталось. Музыкальный критик Дмитрий Подберезский на концерт Эллингтона не попал - был в стройотряде. Зато уже в 1980-х купил винил с автографом маэстро - такие пластинки Дюк раздавал бесплатно в дни советских гастролей. Подберезский отдал за раритет 50 рублей - считай, билет на концерт у спекулянтов!

КСТАТИ

Кобзон приехал в Минск специально на Эллингтона

Журнал Time в статье о советских гастролях Эллингтона в связи с минском концертом упомянул «руководителя джаз-квартета из Москвы Иосифа Кобзона». Якобы он приехал со своими музыкантами увидеть Дюка Эллингтона, а затем – сразу на поезд в Москву.

А в Москве Эллингтон дирижировал оркестром московского радио и встречался с руководителем советского джаза Леонид Утесов. Его коллега Олег Лундстрем пересказывал слова Леонида Осиповича после той встречи: «Эллингтон первый джазмен там, у себя в Америке, а мы с вами, Олег Леонидович, здесь…»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также