2018-07-04T09:09:54+03:00

В лихие 90-е белорусы завалили рынок детективами: криминальное чтиво о Слепом писала целая литературная фабрика в Минске

О секретах белорусской литфабрики рассказывает ее создатель - писатель, художник и издатель Адам Глобус
Поделиться:
Комментарии: comments3
Книги белорусов о Слепом выходили дважды в месяц - в дни получки и аванса. Фото: ozon.ruКниги белорусов о Слепом выходили дважды в месяц - в дни получки и аванса. Фото: ozon.ru
Изменить размер текста:

В 1990-х запоем читались детективы в мягкой и твердой обложках о Слепом, Атамане, Инструкторе. Продавали эти книги на каждом углу, а сюжеты были понятны каждому. Но вряд ли кто-то догадывался, что сочиняют криминальное чтиво в Минске, да еще и со скоростью по нескольку книг в месяц.

«НА КНИГАХ ВОРОНИНА МОЕ ФОТО, НО ПИСАЛ ИХ НЕ Я»

«Комсомолка» уже рассказывала, как в начале 1990-х в Минске издавали книжные продолжения знаменитых сериалов 1990-х, начиная от «Санта-Барбары» и заканчивая «Унесенными ветром» и «Твин Пикс». Тогда эти многотомники миллионными тиражами расходились по всему СНГ, обгоняя телеэфиры. Прыткие белорусы даже разгневали американского медиамагната Теда Тернера: когда тот догадался сделать продолжение истории Рета Баттлера и Скарлетт О`Хара, наши литераторы выдали аж восемь книг.

Адам Глобус говорит, что его фото на обороте книг Андрея Воронина не означает, что он их писал в одиночку. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Адам Глобус говорит, что его фото на обороте книг Андрея Воронина не означает, что он их писал в одиночку.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- В 90-е это чтиво помогло получать достойный заработок десяткам белорусских литераторов. Я сам зарабатывал раз в пять больше, чем главред любой газеты с приличным тиражом, - рассказывает писатель, художник и издатель Адам Глобус.

Когда мода на кинороманы прошла, со своим коллективом он занялся написанием новой версии всемирной истории в 24 томах. Там не было цитат классиков марксизма-ленинизма, классового подхода, а в основе лежала хронология. Да, важно, почему восстал Спартак, но еще важнее, когда это случилось. К тому же меньше речь шла о войне, а больше о культуре.

- Поначалу москвичи в успех проекта не верили: «А вы что, разбираетесь во всемирной истории?» Я ответил: «Если надо, разберусь». Да и минские историки назвали идею сумасшествием, так что писали все наши писатели - хорошие филологи. А в итоге серия выдержала несколько переизданий, - рассказывает Глобус.

первым Слепым стал Сергей Маховиков, правда, герой книжного сериала у него стал слушать Высоцкого, а не Вивальди. Фото: kino-teatr.ru

первым Слепым стал Сергей Маховиков, правда, герой книжного сериала у него стал слушать Высоцкого, а не Вивальди. Фото: kino-teatr.ru

Но занимались тогда белорусы не только историей. Как раз в зените 1990-х главным персонажем анекдотов стал новый русский в малиновом пиджаке и на шестисотом «Мерседесе».

- Все над ними ржали, а я понял: это не просто смешной образ. И решил создать, скажем так, новый русский детектив с новым героем, - говорит Глобус.

Правда, в то время было непросто доказать, что этот образ имел право на жизнь. Тогда издатели считали, что незачем делать свое, когда можно купить американскую франшизу.

- Но ведь детектив - еще и носитель морали, преступнику и следователю нужно верить. Говоря о российских реалиях, убийство в Дагестане и убийство в Туле имеют разные мотивы. Кровная месть в первом регионе - норма, а во втором - дикость, - приводит примеры литератор. Так что каждая страна должна родить своего супергероя, Шерлока Холмса. Ну и не хотелось делать Мегре, милицейский детектив, героизировать воров в законе. Наоборот, наш персонаж выходит из всех правоохранительных структур, отстаивая мораль в чистом виде. Это новый следователь, который борется с абсолютным злом, - говорит Глобус.

Слепой, как агент 007, в третьем сезоне получил новое обличье - это Олег Чернов. Фото: kino-teatr.ru

Слепой, как агент 007, в третьем сезоне получил новое обличье - это Олег Чернов. Фото: kino-teatr.ru

Интересно, что долгие поиски вернули Глобуса к его опыту создания детектива на белорусском материале - триллеру «Заўсёды светла каля турэмных муроў», позже переведенному и на русский язык. Издан он под псевдонимом Владимир Соколов.

- Писатель с такой фамилией вызывает доверие. А нам как раз требовался узнаваемый литературный бренд, - рассказывает Глобус. - Конечно, хорошо взять фамилию Толстой, но она распространенная, и Таня Толстая уже под ней засветилась. Тогда попробовали вариант «Виктор Гончаров». Во-первых, простая фамилия. Во-вторых, под ней писал классик, то есть она вполне литературная. Правда, кроме филологов никто не вспомнит, что того Гончарова, который написал «Обломова» и «Обыкновенную историю», звали Иваном. Но раз был классик Гончаров, хороший писатель, то человек с такой фамилией читателя не обманет.

Наконец, появился бренд «Андрей Воронин» - под этим псевдонимом вышло более 350 романов из более чем тысячи детективов в мягкой обложке. Чтобы удержаться на рынке, объясняет Глобус, романы Воронина выходили дважды в месяц - в дни, когда люди получают зарплату и аванс. Ясно, что одному человеку такое не под силу - это производство, команда минских литераторов, сработавшаяся еще на продолжениях сериалов.

- А если на книжках Воронина стоит мое фото, это всего лишь означает, что я с братом Мирославом вел этот проект. Авторы писали определенные книги, я знал всю панораму Андрея Воронина, - признается собеседник «Комсомолки». - Бывало, узнавали. Но наш читатель - тот, кого мало волнует писатель. Это как с Шерлоком Холмсом - куда важнее герой, событие, а не автор. Меня однажды для рекламы книжки уговорили сняться в программе у Матвея Ганапольского. Но мне это не понравилось: если сидеть в телевизоре, когда работать-то? Да и раскручивали мы не автора, а само явление нового русского детектива, романа и героя.

Дмитрий Брусникин стал исполнителем роли Инструктора в одноименном телесериале потому, что оказался похож на Шона Коннери. Фото: кадры из фильмов

Дмитрий Брусникин стал исполнителем роли Инструктора в одноименном телесериале потому, что оказался похож на Шона Коннери. Фото: кадры из фильмов

ИНСТРУКТОРА МОГЛИ СЫГРАТЬ СЕРГЕЙ ДОРЕНКО И ШОН КОННЕРИ

- Эталонным героем нового детектива стал Глеб Сиверов по кличке Слепой. Ему 35 лет, он слушает Вивальди, немного рисует, это человек в чем-то интеллектуальный и аристократичный. Когда образ в очередной серии романов менялся, на этот стержень нанизывали новые черты, - рассказывает Адам Глобус. - Например, Инструктор лет на десять старше, он управляет процессом и думает, а не только бегает и стреляет. А есть люди, которым нравится, когда правду доказывают кулаком. Так появился проект о Комбате. Это батяня, как в песне, но врезать может крепко. Когда в России заметно выросла роль религии в обществе, сделали несколько книг о Пророке. Это следователь, связанный с церковью. А Ростов хочет читать о казаках и атаманах, о своей идеальной казацкой вотчине. Так что следствие и интрига здесь с региональным колоритом, - улыбается Глобус.

Что касается личных симпатий, то литератор замечает: для него все эти герои далеки. Он любит читать о художниках, а детективы - дань юношеству. Однако книги Воронина читали в метро, проводники в своих купе или таксисты в ожидании клиентов. Ну а после рабочего дня они возвращались домой и включали телевизор, так что не стать телесериалами романы Воронина не могли. На экране появились «Слепой», «Инструктор», «Пророк» и «Атаман». «Слепой» был самым успешным из телевоплощений книг Воронина. Играл Глеба Северова в двух из трех сезонов сериала (и срежиссировал их) Сергей Маховиков.

- Первый исполнитель роли запомнился больше всего, хотя он очень поменял Глеба Северова под себя. Одно дело любить Вивальди, как книжный Слепой, а другое - Высоцкого. Но сам Маховиков любит Высоцкого. Так, с одной стороны, он вписал образ в контекст российского кинематографа, а с другой - планка стала ниже.

В «Слепом» сыграли Александр Пороховщиков, Владимир Коренев, Сергей Астахов, Мария Порошина, Ирина Апексимова, Анатолий Васильев, наш Анатолий Котенев. Когда в результате внутренних трений киношников на место Маховикова пригласили Олег Чернова, образ этот отчасти обрел аристократизм. А перед появлением в кадре исполнителя главной роли даже была врезка, мол, Слепой может принимать новое обличье, как агент 007. А когда белорусы передавали права на «Инструктора», московские телепродюсеры спросили о последнем желании.

- Я сказал: «Пригласите на главную роль телеведущего Сергея Доренко», - улыбается Глобус. - Но он тогда был занят. Тогда я сказал самое последнее слово: «Тогда - Шон Коннери». Все посмеялись, а потом сказали: есть артист Дмитрий Брусникин - он похож на Шона Коннери. Так что он исполнил роль Инструктора и, заодно, мое пожелание.

Роль Атамана, которого придумали белорусы специально для ростовских казаков, в сериале исполнил Евгений Леонов-Гладышев. Фото: кадр из фильма

Роль Атамана, которого придумали белорусы специально для ростовских казаков, в сериале исполнил Евгений Леонов-Гладышев. Фото: кадр из фильма

На вопрос, как белорусам удалось завоевать огромный рынок восточных соседей, Глобус отвечает так:

- Российским писателям хотелось быть признанными внутри московского кольца. А нас интересовала империя русского языка без понтов. Поэтому мы долго побеждали. К тому же, у нас был более мягкий вариант, чем тот детектив, который писали сами россияне.

По словам издателя, белорусы легко вписывались в российские реалии, пока белорусы еще были крепко связаны с недавним советским прошлым. Но Адам Глобус точно помнит момент, когда наши литераторы ощутили: общая ментальность раскололась.

- Водоразделом стал фильм «Бумер». Мотивации поведения его героев, которые принимала Россия, наши писатели уже не воспринимали. Вот зачем они украли этот «бумер»? Откуда эти кураж и абсурдность? Так что написать «Бумер» в Минске было невозможно - я попросту не мог найти исполнителя на такие романы. Пришлось уходить с рынка. А еще стало сложно, когда на смену новым русским, богатым и глуповатым, пришли менеджеры. Сама же страна-соседка стала больше Россией, чем постсоветским пространством. Конечно, сыграл свою роль и упадок книжного бизнеса в целом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Продолжения «Твин Пикс», «Санта-Барбары» и «Унесенных ветром» писали в Беларуси

Книги с миллионными тиражами обгоняли телеэфиры и разгневали американского медиа-магната Теда Тернера (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также