2018-06-30T20:07:28+03:00

Что увидели освободители в Минске 3 июля 1944 года: кресты у Академии наук и жертвы Дома Советов

Снимки Минска июля 1944 года, наверное, лучше всего характеризовало бы белорусское слово «вусціш» - онемение от ужаса. Посмотрите на эти кадры!
Поделиться:
Комментарии: comments19
Освободители увидели город, чей образ изменился до неузнаваемостиОсвободители увидели город, чей образ изменился до неузнаваемости
Изменить размер текста:

Даже по черно-белым фото очевидно: 3 июля и в последующие дни 74 года назад стоял палящий зной. А под ним руины, остовы домов, скелет того Минска, от которого скоро не останется и следа. Разве что несколько зданий, словно родимые пятна, которые пережили 1100 дней и ночей немецкой оккупации. Таковы планы центра столицы после авиаударов, немецких и советских.

То же самое место на нынешнем проспекте Независимости, а в 1944-м - лице Советской. Фото: выставка "Минск под прицелом"; Дмитрий ЛАСЬКО. Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

То же самое место на нынешнем проспекте Независимости, а в 1944-м - лице Советской. Фото: выставка "Минск под прицелом"; Дмитрий ЛАСЬКО.Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

Не все сразу признают на военных кадрах Академию наук. Казалось бы, один из символов Минска, но сбивает с толку шокирующий первый план. На нем деревянные кресты и песчаные холмики. Здесь (примерно на месте нынешней парковки у первой клинической больницы) немцы устроили кладбище. Но это не тот случай, о котором говорят, мол, весь Минск стоит на костях. Пленные немцы в первые годы после освобождения столицы перенесли останки солдат на площадку напротив нынешнего Восточного кладбища.

То же место на снимке из немецкого архива и сегодня: кладбище располагалось примерно на месте нынешней проезжей части улицы Академическая и парковки у Первой клинической больницы. Фото: немецкие архивы; Дмитрий ЛАСЬКО Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

То же место на снимке из немецкого архива и сегодня: кладбище располагалось примерно на месте нынешней проезжей части улицы Академическая и парковки у Первой клинической больницы. Фото: немецкие архивы; Дмитрий ЛАСЬКОФото: Дмитрий ЛАСЬКО

На площади Свободы фотограф снял сильный кадр об остановившемся времени, выведя на первый план разрушенную бомбардировками последних дней оккупации часовую башню. А дальше - панорама руин Нижнего рынка (застройка ниже Кафедрального собора, который чуть-чуть не попал в кадр справа). Справа - печальное зрелище Троицкого предместья, еще не пряничных домиков, а самых заурядных. А дальше за еле различимой узкой Свислочью - и вовсе пригород.

С башен Кафедрального костела был сделан снимок, на который попала ныне не существующая часловая башня. Фото: книга "Мінск: учора і сёння", Дмитрий ЛАСЬКО. Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

С башен Кафедрального костела был сделан снимок, на который попала ныне не существующая часловая башня. Фото: книга "Мінск: учора і сёння", Дмитрий ЛАСЬКО.Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

Первым делом, войдя в город, немцы снесли с постамента скульптуру Ленина на площади его же имени возле Leninhaus (так немцы называли Дом правительства). Но не только этот пустой постамент встречал освободителей столицы в июле 1944-го. В первые же дни Великой Отечественной войны пострадали скульптуры сидящих на скамейке Ленина и Сталина возле Ленинки (до 2006 года Национальной библиотеки, а теперь в этом здании Совет Республики). Сами фигуры оставались, а вот головы им немцы уничтожили. После войны восстановили оба объекта, но продержался до нашего времени только памятник на нынешней площади Независимости.

Освободители увидели, что на площади Ленина от памятника вождю мирового пролетариата остался только постамент. Фото: книга "Мінск: учора і сёння"

Освободители увидели, что на площади Ленина от памятника вождю мирового пролетариата остался только постамент. Фото: книга "Мінск: учора і сёння"

Одна из самых больших трагедий первых дней войны случилась в Третьем Доме Советов на перекрестке нынешних улиц Богдановича и Сторожевской. Он сохранился, жили там красные командиры с семьями. Его жильцы-мужчины с первых дней войны оказались на передовой. Но в день первой же немецкой бомбардировки Минска, 24 июня 1941-го, неподалеку от входа в подвал, где укрылись их семьи, разорвался снаряд. Выход для более чем ста женщин, стариков и детей оказался заблокирован завалами и отрезан огнем. А сама коробка дома хорошо сохранилась, ее и увидела вошедшая в город советская армия. Правда, это место еще долго считали недобрым.

Третий Дом Советов хранит за своими стенами тайну о погибших жильцах. Фото: немецкие архивы; Дмитрий ЛАСЬКО Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

Третий Дом Советов хранит за своими стенами тайну о погибших жильцах. Фото: немецкие архивы; Дмитрий ЛАСЬКОФото: Дмитрий ЛАСЬКО

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также