2018-07-23T17:49:01+03:00

Сталин приказал снять фуражку с его памятника в Минске

«Комсомолка» собрала впечатляющие истории о скульптурах Заира Азгура [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments7
В фондах музея-мастерской много портретов Сталина.В фондах музея-мастерской много портретов Сталина.Фото: Святослав ЗОРКИЙ
Изменить размер текста:

Мастер не раз оказывался в ситуациях, когда произведение под гнетом обстоятельств возвращалось создателю, уничтожалось или отправлялось на переделку. Порой принимали такое решение за Азгура, но иногда на то была и воля самого народного художника СССР. Благо сохранились мемуары ваятеля и его далеко не полностью опубликованный архив. Ведь в музее-мастерской классика отечественной и вcей советской скульптуры едва ли не каждая работа овеяна если не тайной, то своей историей.

Экспозиционное пространство музея Азгура впечатляет! Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Экспозиционное пространство музея Азгура впечатляет!Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Чтобы вернуть скульптуры Ленина и Маркса, пришлось разбирать стену

Во входной зоне экспонируются два огромных скульптурных изображения Ленина и Маркса. Научный сотрудник музея Мария Ляшкевич замечает: уникальный случай, когда масштабная монументалистика представлена в экспозиции. А ведь минчане постарше прекрасно помнят эти головы коммунистических идолов у здания ЦК КПБ на улице Карла Маркса, 38 (теперь там - Администрация президента). Но как же эти скульптуры (весом по полторы тонны каждая) переместились в мастерскую Азгура?

Теперь эти масштабные головы находятся в Музее-мастерской Азгура. Фото: minsk-old-new.com

Теперь эти масштабные головы находятся в Музее-мастерской Азгура. Фото: minsk-old-new.com

- В 1991 году, после демонтажа памятников, Заир Исаакович собрал бригаду рабочих, которые и привезли их в эту самую мастерскую (нынешний адрес - Азгура, 8, а тогда - переулок Тракторный, 4), - рассказывает Николай Пограновский, главный хранитель фондов музея скульптора. В начале 1990-х он работал главным хранителем фондов Национального художественного музея и занимался коллекцией произведений искусства, которая находилась на временном хранении в здании ЦК.

Попадание столь масштабного портрета в помещение, пусть и музейное, - редкость. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Попадание столь масштабного портрета в помещение, пусть и музейное, - редкость.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Свидетелем перемещения монументов стал искусствовед Сергей Харевский, который жил как раз в доме напротив. Чтобы перенести их вовнутрь, пришлось разобрать часть стены мастерской.

Чтобы такую работу транспортировать в музей, Азгур нанял бригаду рабочих. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Чтобы такую работу транспортировать в музей, Азгур нанял бригаду рабочих.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Помню случайно услышанную ремарку Заира Исааковича по поводу демонтажа работ: мол, как можно так обходиться с искусством? А ведь вещи были высокохудожественные, они подходили к той архитектуре. Хорошо, что им нашли место в музее Азгура, - говорил Харевский «Комсомолке».

В ГУМе могла быть скульптура Сталина на троне

В скульптурном зале музея-мастерской экспонируется сидячая статуя Сталина. Мария Ляшкевич рассказывает, что эту скульптуру Азгур создал для минского ГУМа.

Такая статуя Сталина могла появиться в минском ГУМе. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Такая статуя Сталина могла появиться в минском ГУМе.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- А дальше начинаются легенды. Говорят, когда Азгур выполнил первую модель, партийные чиновники заявили, что Сталин выглядит, словно император, восседающий на троне. Правда, есть и другая легенда: вождь якобы увидел эту скульптуру, та ему понравилась, и он даже пригласил Азгура в Москву. Подтверждений этому нет, как и тому, что Сталин когда-либо позировал Азгуру. Но Заир Исаакович вполне мог оказаться в Москве и увидеть там главу СССР.

Сталин уточнил, что не может стоять перед народом-победителем в фуражке, поэтому модель (справа) отличается от самого памятника. Фото: Святослав ЗОРКИЙ, minsk-old-new.com Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Сталин уточнил, что не может стоять перед народом-победителем в фуражке, поэтому модель (справа) отличается от самого памятника. Фото: Святослав ЗОРКИЙ, minsk-old-new.comФото: Святослав ЗОРКИЙ

Хранится в музее-мастерской и модель памятника Сталину, установленного в 1952-м на Центральной (теперь Октябрьской) площади Минска. Утвержденный вариант монумента высотой около 16 метров отличается от уменьшенной модели тем, что вождь изображен без форменной фуражки.

- Сталин, принимая модель, сказал: он не может стоять в головном уборе перед народом, который победил в войне. Так образ будущего памятника был сформирован окончательно, - приводит факты Мария Ляшкевич.

Узнаете в этой миниатюре модель одного из четырех барельефов на памятнике Победы в Минске? Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Узнаете в этой миниатюре модель одного из четырех барельефов на памятнике Победы в Минске?Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Простоял памятник всего 9 лет: перед октябрьскими праздниками 1961 года его демонтировали за одну ночь. Говорят, затем памятник расплавили или закопали под Минском.

- Минчане были свидетелями этого события. По воспоминаниям современников, при демонтаже присутствовал и сам Азгур. Говорят, что скульптору удалось снять с плаща Сталина пуговицу. Однако это, скорее всего, лишь одна из городских легенд, - замечает Мария.

Уничтожил портрет Гартного, который его не устраивал, и не мог почувствовать Батьку Миная

Создавать скульптурные портреты - нелегкий труд, но Азгур в нем преуспел. Однако не всегда художнику удавалось ухватить точный образ с первого же сеанса с моделью. Например, портрет писателя, первого главы правительства БССР Дмитрия Жилуновича (Тишки Гартного) шел непросто. Портретируемый каждый день представал перед скульптором разным. Хотя Гартный старался помочь Азгуру настроиться: читал свои стихи во время лепки, делился замыслами об эпопее «Сокі цаліны». Однако первый вариант художник уничтожил: там он, с его точки зрения, не попал в характер.

Узнаете? Это же персонажи из скульптурной группы возле памятника Якубу Коласу на площади его же имени. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Узнаете? Это же персонажи из скульптурной группы возле памятника Якубу Коласу на площади его же имени.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Трудноуловимым для скульптора стал и образ актера-купаловца Павла Молчанова. В архивных записях он признавался:

«Пожалуй, дойти до цели так, как мне хотелось, я не смог. По-видимому, скульптуре неподвластна та трансформационная подвижность души и тела... Всего о нем не скажешь резцом. Мне кажется, что сам Молчанов забыл, что он Молчанов: он - Гамлет».

Потртрет Деда Талаша был для Заира Азгура не из простых. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Потртрет Деда Талаша был для Заира Азгура не из простых.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Нелегко и не сразу дался Азгуру и портрет деда Талаша, хотя тот произвел на художника сильное впечатление. Маэстро пытался передать и героическое, и мужицкое в нем. Ну а коль образ уже появился в повести «Дрыгва» Якуба Коласа, то Азгур стремился сделать портрет не хуже.

Азгур (справа) был хорошо знаком с секретарем белорусского ЦК Петром Машеровым. Фото: Юрий ИВАНОВ

Азгур (справа) был хорошо знаком с секретарем белорусского ЦК Петром Машеровым. Фото: Юрий ИВАНОВ

Непросто было общаться и со знаменитым партизанским командиром Батькой Минаем.

- В моей мастерской он отнюдь не производил впечатления героической личности. На лице его было выражение невероятных внутренних страданий, - замечал Азгур. - Почти самым первым, о чем он заговорил, были слова о семье: Минай Филиппович спросил, где мои родственники и что с ними. Я сказал, что они рассеяны по всей стране, и мне о них ничего не известно. «Ищите их, ищите по всему свету», - тихо сказал он, пряча набежавшую слезу.

К партизану Батьке Минаю Азгур долго не мог найти подход. Фото: Архив музея

К партизану Батьке Минаю Азгур долго не мог найти подход. Фото: Архив музея

Азгур видел в Минае Шмыреве потрясенного своим и отзывчивого к чужому горю человека, но героический образ не складывался. Все изменилось, когда скульптор сказал ему, что слышал в штабе, как гитлеровцы окружили и уничтожили партизанский отряд.

Портреты партизанских командиров Миная Шмырева и Петра Машерова. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Портреты партизанских командиров Миная Шмырева и Петра Машерова.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Минай Филиппович выпрямился как-то, стал даже выше ростом, в плечах появилась могучая сила, глаза вспыхнули особенно гневно. Резкими стали жесты рук, чего прежде я не замечал у него, - вспоминал Азгур.

А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

Скульптура Азгура загипнотизировала посетителей выставки

В архиве музея-мастерской сохранились воспоминания скульптора. Вот как он рассказывает о характеристике одного портрета:

«Я подготовил бюст врача-невропатолога Кондратия Монахова. Он лечил своих пациентов гипнозом. Мне захотелось вылепить его в тот момент, когда он весь сосредоточен и внушает человеку свою волю. Мне это удалось. Я отлил бюст и отправил на выставку. В один прекрасный день меня срочно вызвали из мастерской: «Нужно ехать на выставку!» Приезжаю. Застаю двух женщин, лежащих на полу перед бюстом Монахова. Мне рассказали, как это произошло. Они подошли к бюсту Монахова, внимательно взглянули и тут же покачнулись и стали падать.

Эта скульптура гипнотизировала зрителей. Фото: Архив музея

Эта скульптура гипнотизировала зрителей. Фото: Архив музея

[Скульптор Александр] Грубе на своих плечах перенес этих женщин наверх, где был телефон, и позвонил Монахову. Тот велел телефонную трубку приложить к уху каждой из пострадавших. Монахов что-то им говорил, и они… медленно просыпались».

Говорят, сам Азгур гипнозу при создании портрета не поддался. А вот проверить силу воздействия скульптуры не удастся: произведение не сохранилось, как и все довоенное наследие скульптора.

КСТАТИ

В архиве Азгура сохранилась запись о том, что поэт Андрей Александрович (до войны он находился на верхушке литературного олимпа БССР. - Авт.) как-то почти официально заявил скульптору, мол, от него ждут, чтобы он вылепил портреты Купалы, Тетки, Коласа и Богушевича.

- Как видишь, Заир, целая галерея, - резюмировал Александрович.

А сколько узнаваемых исторических личностей! Фото: Святослав ЗОРКИЙ

А сколько узнаваемых исторических личностей!Фото: Святослав ЗОРКИЙ

А об еще одной галерее говорил с Азгуром артист, драматург и режиссер Владислав Голубок. Когда скульптор после учебы в Киеве, Ленинграде и Тбилиси приехал в Минск, его первым заказом стал портрет Голубка. Пока у Азгура не было крыши над головой, именно этот театральный деятель поселил его в Доме крестьянина, где базировалась его труппа. Причем - в собственном кабинете.

- Во время лепки он мне много рассказывал о своих странствиях по Беларуси и встречах с разными людьми, - вспоминал Заир Исаакович. - Помню, однажды во время сеанса Голубок предложил мне: «Что, если бы вы могли вот так, как мы, артисты, взять ящик, глину и свои инструменты и поездить по разным уголкам и вылепить разные типы людей? Вы бы сделали большое дело».

Много лет спустя Азгур начал это делать.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также