2018-08-09T22:12:06+03:00
КП Беларусь

Судьбы беженцев в Беларуси. «Всю жизнь прожила здесь, но замуж вышла за парня из Афганистана»

Мы поговорили с Ангизой, семья которой переехала из Кабула в Минск, об адаптации в новой стране, о различиях в культурах и языковом барьере [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments14
Семья Ангизы была вынуждена покинуть родной Кабул более 20 лет назад из-за гражданской войны.Семья Ангизы была вынуждена покинуть родной Кабул более 20 лет назад из-за гражданской войны.Фото: Павел МАРТИНЧИК
Изменить размер текста:

Независимая Беларусь уже больше 20 лет принимает иностранцев, которым пришлось покинуть родину. Закон о вынужденной миграции приняли у нас в 1997 году, и такой возможностью одной из первых воспользовалась семья Ангизы Хабибулла из Афганистана. Вместе с родителями она переехала в Минск, учила русский язык, получила образование… Сейчас девушке 23 года, и она учит таких же детей-беженцев, какой была сама.

Вместе с родителями она переехала в Минск, учила русский язык, получила образование… Фото: Павел МАРТИНЧИК

Вместе с родителями она переехала в Минск, учила русский язык, получила образование…Фото: Павел МАРТИНЧИК

«В Кабуле разрушали дома, убийства были на каждом шагу»

В центре творчества «Эврика» Ангиза работает культорганизатором, готовит ребят к концертам. Когда мы приходим, идет репетиция танца.

- Дети выступают на концертах в «Эврике», иногда на городских праздниках, - рассказывает девушка.

На репетиции ребята переговариваются на одном из афганских языков - дари. Но и на русском отвечают уже довольно уверенно.

- У нас есть занятия на русском языке, разные кружки. В Беларуси нравится, особенно погода, - делятся с нами ребята.

Когда мы приходим, идет репетиция танца. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Когда мы приходим, идет репетиция танца.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Семья Ангизы была вынуждена покинуть родной Кабул более 20 лет назад из-за гражданской войны.

- Мои родители планировали отъезд в 1994 году, еще до моего рождения, собирали деньги, продумывали маршрут. Ведь в город ворвались талибы (исламская радикальная организация «Талибан». - Авт.), бомбили со всех сторон. Позже обстановка улучшилась, но, когда мне было месяца два, город вновь стали бомбить. Папа рассказывал, что разрушали дома, убийства были на каждом шагу. Когда пошли слухи, что семья собирается уезжать, в наш дом пришли с допросом. Папа сказал, что у него больная жена и ребенок на руках. Его пожалели ради ребенка. Родители говорят, что я их спасла и я их талисман.

Из Афганистана они уехали в Россию вместе с братьями и сестрами отца.

- На родине папа занимался бизнесом, у него были деньги на первое время. В России он арендовал точку хозтоваров, стал продавцом. Мама помогала, помимо этого они продавали еду, которую она готовила. Однако официального оформления не было, родственники стали разъезжаться в Германию, Францию, Нидерланды. Мы оставались в России, так как мама была беременна, были сложности с переездом.

В центре творчества «Эврика» Ангиза работает культорганизатором, и она учит таких же детей-беженцев, какой была сама. Фото: Павел МАРТИНЧИК

В центре творчества «Эврика» Ангиза работает культорганизатором, и она учит таких же детей-беженцев, какой была сама.Фото: Павел МАРТИНЧИК

«Беженцам не хотели сдавать квартиры, но нам повезло»

Так они прожили два года. Когда брат и сестра Ангизы подросли, встал вопрос о переезде.

- Папе рассказали, что в Беларуси начала действовать программа для беженцев (с 1997 года. - Авт.). Мы приехали, подали документы, прошли интервью, стали жить здесь. Нам давали государственное пособие. Была помощь и по программе ООН по поддержке беженцев: давали еду, помогали оплатить лекарства. Папа открыл на рынке точку хозтоваров, стал работать. Но у нас не было ни прописки, ни статуса.

«Папа рассказывал, что разрушали дома, убийства были на каждом шагу» Фото: Павел МАРТИНЧИК

«Папа рассказывал, что разрушали дома, убийства были на каждом шагу»Фото: Павел МАРТИНЧИК

Остро встал квартирный вопрос, арендодатели неохотно сдавали квартиры беженцам.

- Не доверяли, в то время в Беларуси было много беженцев из Афганистана, и, как правило, это были большие семьи. Никто не хотел сдавать квартиру. Но нам повезло, одна женщина согласилась сдать квартиру и даже оформила временную регистрацию. С ней наша семья дружит до сих пор, мы ей помогаем. Если бы не она, неизвестно, что бы с нами было! Вид на жительство мы получили спустя два-три года после приезда.

Сейчас семья Хабибулла живет в собственной трешке в микрорайоне Брилевичи.

- Квартиру получили как многодетная семья: у нас четверо детей. В очереди стояли года два. Бизнес папы пошел в гору, у него теперь магазин игрушек на рынке. Беларусь нас, можно сказать, приняла. И мы довольны, здесь мирные и добрые люди. После переезда родителей впечатлило то, что здесь нет разборок, драк, краж.

«Родители учили русский язык с помощью телевизора»

Во время разговора с Ангизой возникает ощущение, что русский язык - ее родной, но столь же бойко девушка общается со своими воспитанниками на дари.

- Мама и папа русского языка не знали, разговаривали только на дари. В России помогал мамин брат, он знал русский язык, обучал папу. Также родители учили русский с помощью телевизора, слушали и запоминали слова. Они заметили, что русский язык похож на второй государственный язык Афганистана - пушту.

- На каком языке ты сначала заговорила - на русском или дари?

- Первым я выучила дари. Мама хотела, чтобы мы разговаривали на родном языке, не забывали его. Когда пошла в детсад, начала заниматься с учителями, помогло и общение со сверстниками. Со временем на русском я стала говорить лучше, чем на дари. Но в семье мы все разговариваем на родном языке. В моей школе №136 я ходила на занятия по дари во вторую смену, мы учили также историю Афганистана, молитвы. Это позор, если не знаешь родного языка!

В школе Ангиза учила еще и белорусский.

- После русского было не так сложно, - делится с нами девушка. - Со мной занимались учителя. В принципе, я хорошо знаю белорусский язык, много читала на нем. Мой любимый белорусский поэт - Максим Богданович.

Во время разговора с Ангизой возникает ощущение, что русский язык - ее родной Фото: Павел МАРТИНЧИК

Во время разговора с Ангизой возникает ощущение, что русский язык - ее роднойФото: Павел МАРТИНЧИК

«Папа сказал, что программирование не для девочек. Теперь жалеет!»

После школы девушка хотела поступать на программиста, но родители настояли на юридическом образовании.

- Представь, как они сейчас жалеют, - улыбается Ангиза. - Ведь за ИТ будущее! В школе я обожала информатику, все, что связано с компьютерами. Но папа сказал, что эта профессия не для девочек, и я подала документы в частный колледж бизнеса и права. Отучилась, но работать юристом так и не стала. А студенчество запомнилось, у нас была дружная группа. Вообще, мне очень нравятся белорусы, много подруг здесь. Сколько ездила по миру, таких понимающих и терпеливых людей не встречала. Каждый раз, когда возвращаюсь из других стран, чувствую облегчение. Я дома, это моя вторая родина. В моем доме чтут белорусские традиции. К примеру, мы отмечаем Новый год два раза. 31 декабря, как и все, и 21 марта, как принято в Афганистане. Он у нас называется Навроз, в этот день накрывается пышный стол. Вот у вас главное блюдо - оливье, а у нас - сумалак. Это специальная каша на травах из поросших зерен пшеницы. Представь, его делают 10 часов! У нас также есть Пасха, как и у вас. Мы придерживаемся поста: есть можно только до восхода солнца и после заката.

- А белорусские блюда любишь, умеешь готовить?

- Конечно! Мне очень нравятся, например, колдуны, и я умею их готовить.

После окончания колледжа девушке предложили работу в «Эврике». Она занимается концертами и помогает издавать журнал на афганском языке.

- Я сама здесь занималась, когда была маленькая, ходила на курсы шитья, танцы, занятия русским. Я понимаю, как сложно деткам адаптироваться, стараюсь помочь. Занимаюсь детьми из семей беженцев, но выступаю с русскоязычными детьми на разных мероприятиях. Я чувствую, что это мое, ни на что это менять пока не хочу.

Девушка рассказывает, что дети выступают на концертах в «Эврике», иногда на городских праздниках Фото: Павел МАРТИНЧИК

Девушка рассказывает, что дети выступают на концертах в «Эврике», иногда на городских праздникахФото: Павел МАРТИНЧИК

- Признаюсь, я ожидала увидеть тебя в платке или парандже. А ты в джинсах и блузке, волосы распущены. Ваша семья в Беларуси отказалась от таких атрибутов?

- Моя мама в молодости тоже не носила паранджу, в ее гардеробе были мини-юбки. Во время прихода талибов все изменилось, они навязали эти стереотипы, что женщина должна быть закрытой. Но я считаю, что платок нужно надевать по желанию, а не насильно.

- А в Афганистане часто бываешь?

- Нет, была раза три, обычно приезжала на целое лето туда к родным. Там ничего не меняется, по-прежнему идет война, обстановка напряженная. Люди в 65 лет считаются долгожителями. Видела, как жители перед выходом из дома молятся, чтобы вернуться живыми. Живыми, понимаешь? И я поняла, что не хочу туда возвращаться...

«Муж переехал ради меня из Афганистана»

В последний раз Ангиза ездила в Афганистан по радостному поводу - на свою свадьбу.

- Мой муж Самир - афганец, мне приходится двоюродным братом. У нас такие браки разрешены. Мы увиделись с ним в 2011 году, когда я приехала на лето в Афганистан, у нас возникла взаимная симпатия. Когда я уехала, мы продолжили общаться.

- А ты не рассматривала в качестве мужа немусульманина?

- Не рассматривала, потому что у меня уже был Самир, которого я полюбила, ни о ком другом не думала. И родители воспитывали нас так, что браки возможны только с мусульманином. В 2013 году мы вновь поехали в Афганистан с семьей, и Самир попросил моей руки у мамы и папы. В 2015 году у нас была помолвка. Свадьбу сыграли в прошлом году в Кабуле. Было под тысячу человек! Также у нас заранее обсуждается, сколько за тебя даст семье муж, какой налог будет за развод и так далее.

- Как с мужем решали, где будете жить? Он ведь до свадьбы жил в Афганистане.

- Я не могла и не хотела туда переезжать, - признается девушка. - А у него в Афганистане была хорошая работа, налаженная жизнь. Но ради меня он решил переехать в Беларусь. Русского языка он не знает, будем ходить на курсы, я ему буду помогать. Я оформляла ему приглашение, 10 месяцев делала документы, чтобы он мог сюда переехать. О детях думаем, но для начала нужна своя квартира.

В прошлом году Ангиза вышла замуж за своего двоюродного брата, он из Афганистана Фото: семейный архив

В прошлом году Ангиза вышла замуж за своего двоюродного брата, он из Афганистана Фото: семейный архив

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

С 1997 года, когда был принят закон о вынужденной миграции, с ходатайствами о защите в Беларуси обратилось около 8 тысяч иностранцев из 60 стран. За полгода 2018-го - около 400 человек, большинство из них - украинцы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

МВД: «90% беженцев, которые просят убежища в Беларуси, - граждане Украины»

Только за последние полгода за помощью к нашей стране обратилось уже около 400 человек (читайте далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также