2018-08-22T16:46:19+03:00

Как питерский актер «поднял с колен» крохотную деревню под Черняховском

Благодаря Максиму Гудкову в поселке Острогорки появилось уличное освещение, детская площадка и музей под открытым небом [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments3
Максим Гудков на фоне информационного стенда в Острогорках.Максим Гудков на фоне информационного стенда в Острогорках.Фото: Иван МАРКОВ
Изменить размер текста:

Под Черняховском, недалеко от того места, где пока еще стоит разваливающаяся башня Бисмарка, есть поселок Острогорки. Несмотря на то, что в поселке осталось всего девять домов (до войны их было 400), администрация городского округа была вынуждена провести сюда уличное освещение, установить «лежачего полицейского» перед автобусной остановкой, обновить дорожные знаки и даже построить детскую площадку. Причина такого внезапного бума благоустройства – активность всего одного жителя, пытающегося создать человеческие условия для своих родителей и их соседей. Корреспонденты «Комсомолки» встретились с этим жителем и выяснили, как ему удалось всего добиться.

Детская площадка. Фото: Иван МАРКОВ

Детская площадка.Фото: Иван МАРКОВ

«Нужно было сохранить память»

Нашим собеседником оказался актер театра и кино Максим Гудков, постоянно проживающий в Санкт-Петербурге, но регулярно приезжающий на свою малую родину.

- Я с детства провожу здесь каждое лето, - рассказывает Максим. – Дело в том, что моя бабушка жила на хуторе недалеко от Острогорок, а в 1980 году, в год московской Олимпиады, она переехала сюда, в этот дом. Сам я, конечно, родился не тут, а в Питере, но, становясь старше, я стал приезжать сюда все чаще и чаще.

После смерти бабушки родители Максима решили уехать из Санкт-Петербурга в Острогорки, чтобы не бросать любимый дом. И, как рассказывает сам Максим, сейчас рабочий график в театре, на съемочной площадке, а также в университете, где он преподает актерское мастерство, позволяет ему так распоряжаться своим временем, что одну неделю в два месяца можно провести в деревне под Черняховском.

Лежачий полицейский на въезде в поселок. Фото: Иван МАРКОВ

Лежачий полицейский на въезде в поселок.Фото: Иван МАРКОВ

- В 2015 году, когда я был тут, меня внезапно торкнуло. Я понял, что и на параде Победы уже практически нет наших ветеранов, и большинства их ровесников, которые жили в этих местах, тоже нет в живых. Я осознал, что если хочу хоть что-то сейчас сохранить, я должен срочно разыскать оставшихся жителей поселка.

С этой мыслью Максим отправился в Калининградский областной архив, потом – в архив немецкого города Крефельд. В итоге, какую-то информацию о поселке Гросс Шункерн (бывшее название Острогорок) и его жителях удалось собрать. Этот материал вскоре был дополнен исторической справкой о боевых действиях на этой территории во время Первой мировой и Великой Отечественной войны, а также историями семей, живущих тут сегодня. В итоге, был оформлен информационный стенд, который теперь стоит в самом центре поселка, ровно напротив дома Гудковых.

- В нашем доме жил кузнец Эмиль Гульбинс, я выяснил, что он построил его прямо перед войной. Его старший сын, Франц, погиб на восточном фронте, под Сталинградом, и самого отца семейства сейчас, конечно, нет в живых. Вообще из жителей, фотографии которых мне удалось найти, жива сегодня только Лила Зимата. Ей было 4 года, когда в январе 1945 года гражданское население получило возможность эвакуироваться. Она по состоянию здоровья уже не может сюда приезжать, но на день поселка мы обмениваемся поздравительными адресатами. Другими словами, несмотря на какие-то трудности во внешней политике, мы поддерживаем отношения.

Вопрос со светом решился с помощью президента

Отношения с властями Максиму удалось наладить только недавно.

- Черняховску здорово не везло с администрацией. После неприятного общения с предыдущими властями дошло до того, что у меня была встреча с президентом в Москве. Это было 14 мая. Я за три месяца записался к нему на прием, чтобы решить вопрос с освещением. Это был скандал. И правительственные письма приходили, и приезжали министры из Калининграда. Вообще над освещением я долго работал, начиная с уровня сельского поселения, потом дошел до города, дальше – до правительства Калининградской области. В общем, все удалось. Но я понимаю, что я нахожусь в более выигрышном положении, поскольку и высшее образование имею, и медийное лицо, я знал, что могу этим воспользоваться и попытаться что-то сделать.

Джон Малкович и Максим Гудков. Фото: Иван МАРКОВ

Джон Малкович и Максим Гудков.Фото: Иван МАРКОВ

Предыдущие власти, по словам Гудкова, «все построили так, что все боялись рыпаться».

- Дело в том, что я питерский, и местные чиновники не знали рычагов давления на меня. Это что-то вроде неприкосновенности. Осенью нашему поселку удалось выбить «лежачий полицейский», потому что тут машины-песковозы носятся, и было довольно опасно. До этого и несчастные случаи бывали, которые ни на что не влияли. Три года мы над этой установкой бились, и только при нынешних властях что-то получилось. В прошлом году детскую площадку построили. Через месяц колонку с водой обещают смонтировать (люди тут воду для питья покупают, потому что из-за жары вода в колодцах ушла).

Уголок Питера в Острогорках

Максим Гудков занимается не только общественной деятельностью ради жителей Острогорок. На первом месте для него – устройство комфортной жизни для родителей. Для них он устроил на приусадебном участке уголок Санкт-Петербурга.

- Когда я был маленьким, бабушка мне сказала: «Я дарю тебе эту землю». А тут была такая низина, которую водой заливало постоянно, грядки бабушка тут делать не могла. И вот с 1996 года я потихоньку увеличивал тут уровень земли, подвозя ее на тачке, - проводит нам экскурсию Максим. - Теперь тут парк и два озера.

Утки гуляют по Приморскому району Санкт-Петербурга. Фото: Иван МАРКОВ

Утки гуляют по Приморскому району Санкт-Петербурга.Фото: Иван МАРКОВ

Одно озеро, как рассказывает Гудков, тут немецкое, второе было выкопано недавно. Глубина второго озера 8 метров, в нем водятся гигантские карпы, которых никто не ловит, а на его берегу есть даже песчаный пляж. Пляж обнесен привезенным из Питера заборчиком с вырезанными в нем буквами «Приморский район». Рядом сосны, выкопанные на берегу Финского залива. В двух шагах вкопано информационное табло автобусной остановки, на котором написано «Октябрьская набережная».

- Это я для родителей привез, они в Питере жили на Октябрьской набережной. Когда эти табло рабочие меняли, я у них попросил, чтобы старые мне отдали. Теперь мама гуляет тут и вспоминает, - улыбается Максим.

Когда проходим мимо летней кухни, замечаю указатель «Набережная реки Фонтанки», а вдоль садовой дорожки стоят черные столбики, между которыми натянута стальная цепь.

- Это я тоже у рабочих попросил, они выкидывать их после демонтажа собирались, - подмигивает Гудков.

Восточно-прусские роли

Актерская карьера Максима Гудкова, как оказалось, тоже связана с нашими местами. В работе над первой ролью он взял за основу «ощущение от памятника Черняховскому» в городе, названном именем прославленного военачальника.

- Это и широкая поступь Ивана Даниловича, и грудь колесом. Первая моя роль – это советский милиционер, которого дядя попытается удержать дома, и дает бронь. Но мой герой рвется на фронт, где впоследствии погибает.

Остальные роли тоже не случайны.

- Я играл Петра Третьего, а он был фанатом Восточной Пруссии, как известно, и делал реформы по прусскому образцу. Потом я играл солдата Первой мировой, которая тоже проходила по этим землям. Также я снимался в одном фильме с Джоном Малковичем, играл уже немца, правда, в эпизоде.

- Я с детства мечтал стать актером. И мечтать стал, наверное, тут, в Острогорках. В соседнем с нами доме жила одна бабуля, к которой приезжал внук-москвич. Он актером быть не хотел, но так получилось, что именно его отобрала кинокомпания «Мосфильм», когда искала мальчика на главную роль в фильме о конезаводе Георгенбурга. Киношникам был нужен ребенок, который имеет навык верховой езды, а наш сосед как раз занимался конным спортом. Его со съемок привозили в деревню на «Волге», он получал суточные, и я, конечно, очень завидовал. Но его роль была первой и последней, а я снимаюсь до сих пор.

ИЗ ДОСЬЕ "КП"

Максим Гудков родился 6 февраля 1975 года в Санкт-Петербурге. В 2002 году закончил Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства по специальности «Актер театра и кино». Работал актером в Малом драматическом театре – Театре Европы, театре «На Литейном», ТЮЗе им. Брянцева, театре «Балтийский дом». С 2001 года – директор и актер театра «Потудань». В настоящее время играет в спектаклях Формального театра Андрея Могучего и Большом театре кукол. Лауреат многих международных театральных фестивалей, национальной театральной премии России «Золотая маска», высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой Софит». В 2006 году на Международном фестивале актеров кино «Созвездие» стал лауреатом в номинации «Дебют» (фильм В.Огородникова «Красное небо. Черный снег»).

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также