2018-08-31T12:02:40+03:00

Кровавые наезды белорусской шляхты: Лев Сапега грабил имение под Оршей, а предки Мицкевича захватили усадьбу за долги

В истории любого шляхетского рода можно найти десятки случаев кровавых наездов - рейдерских захватов собственности и выяснения отношений
Поделиться:
Комментарии: comments3
Во время наездов на имения друг друга шляхтичи были безжалостны. Фото: иллюстрация Максимилиана Герымского к сцене наезда из поэмы Адама Мицкевича "Пан Тадэвуш", mnw.art.plВо время наездов на имения друг друга шляхтичи были безжалостны. Фото: иллюстрация Максимилиана Герымского к сцене наезда из поэмы Адама Мицкевича "Пан Тадэвуш", mnw.art.pl
Изменить размер текста:

Образ белорусского шляхтича для нас со школы стереотипен и даже ироничен: «пан, шыты золатам жупан». Но архивист Змитер Юркевич рассказал «Комсомолке», что во времена Великого княжества Литовского аристократ не рисковал выходить из дома без сабли.

ЗАКОН О НАЕЗДАХ САПЕГА ПИСАЛ ПО ЛИЧНОМУ ОПЫТУ

В начале XVIII века установилось почти 30 лет мира после разрушительной Северной войны. Но у шляхтичей-«ваяров» кипела кровь. Скажем, драки на саблях – привычное дело для паветовых сеймиков. Потому Змитер Юркевич говорит: жалобы о наездах и следовавших за этим убийствах фиксировались почти ежедневно в актовых книгах гродского (местного) суда Наваградского воеводства, самого большого в ВКЛ - от Волковыска до Речицы.

- Историю шляхетских родов мы больше знаем по судебным делам. Не разберешь, кто там прав, а кто виноват. И можно только представить, сколько дел решалась до суда - полюбовно или за взятку, - говорит Змитер.

Наезд и его последствия выглядели так, как на этой репродукции, - с множеством поверженных шляхтичей. Фото: архив Змитра Юркевича

Наезд и его последствия выглядели так, как на этой репродукции, - с множеством поверженных шляхтичей. Фото: архив Змитра Юркевича

В ВКЛ существовали две формы присвоения собственности - наезд и заезд. Последний - это когда суд признавал собственность шляхтича. Тот имел право с решением на руках, сам или с вооруженными компаньонами, приехать в спорное имение за «ключамі ад брамы». Если прежний владелец защищался, вооружив слуг ружьями, и были жертвы, к новому владельцу по законам ВКЛ претензий не имелось.

А вот наезд считался рейдерским захватом, за него наказывали по Статуту ВКЛ. Но порой он превращался в вооруженное нападение. К такому часто прибегали шляхтичи, проигравшие дела, но имевшие влиятельных друзей. Ситуация обострялось отсутствием в ВКЛ государственной полиции.

- Восстание Богдана Хмельницкого (1648-1654), фактически переросшее в войну, от которой земли ВКЛ трясло еще 13 лет, формально началось как раз с наезда. Польский шляхтич Чаплинский положил глаз на жену полковника Хмельницкого и вторгся в его владения, а тот, по совету короля, стал разбираться с саблей в руках, - приводит пример Змитер.

Одним из участников наездов еще в XVI веке был будущий канцлер ВКЛ Лев Сапега, в те годы - 20-летний юноша.

- С боярами, подданными, казаками и помощниками оршанского старосты Филона Кмиты-Чернобыльского он наехал на имение старосты берестейского – Гаврилы Горностая. Обиженный хозяин подал жалобу в суд, но бумага попала в руки Кмиты-Чернобыльского, и тот вырвал этот лист из судебной книги.

Возможно, канцлер ВКЛ Лев Сапега составлял статьи об ответственности за наезды для Статута ВКЛ по своему опыту. Фото: wikipedia.org

Возможно, канцлер ВКЛ Лев Сапега составлял статьи об ответственности за наезды для Статута ВКЛ по своему опыту. Фото: wikipedia.org

Интересно, что в третьем Статуте ВКЛ 1588 года, составленном Львом Сапегой уже в качестве канцлера государства, усилилась ответственность за наезды. Если в редакции Статута 1529 года приводилось около 30 пунктов, в версии 1566-го – 35, то в последней редакции - 68.

- Возможно, Сапега, счастливо избежав подобной ответственности, предусмотрел варианты, исходя из личного опыта. Были статьи, к примеру, за избиение шляхтича, за убийство во время наезда, за обиды, нанесенные женщинам. Ответственность чаще была финансовая, но за убийство с отягщающими обстоятельствами могли присудить к смерти, - говорит Змитер Юркевич.

ИЗ ЗАХВАЧЕННОГО ИМЕНИЯ МИЦКЕВИЧЕЙ ВЫБИВАЛИ ПУШКОЙ

Но и после ужесточения ответственности число наездов не уменьшилось. Про магнатскую вседозволенность даже говорили: «Трыбунал з дэкрэтам, Радзiвiл з мушкетам». Большинство нападений сходило с рук, ведь каждый шляхтич принадлежал к той или иной политической силе ВКЛ - это 16 крупных родов, которые владели 30% территории и имели свое ополчение - милицию. Само собой, суд склонялся на сторону более богатого, у мелкого шляхтича фактически не было шансов выиграть дело, пусть правда и на его стороне.

О сборе законов ВКЛ - Трибунале - в те воинственные времена говорили так: «Трыбунал з дэкрэтам, Радзiвiл з мушкетам». Фото: архив Змитра Юркевича

О сборе законов ВКЛ - Трибунале - в те воинственные времена говорили так: «Трыбунал з дэкрэтам, Радзiвiл з мушкетам». Фото: архив Змитра Юркевича

- Если наезжали магнаты, это было войско от нескольких сотен до тысяч человек, - приводит примеры Змитер. - Шесть десятков человек по приказу своего патрона Узловского водил на наезды под Наваградком Матей Маевский, дед Адама Мицкевича. Ну а мелкая шляхта шла к соседям выяснять отношениям, вооружившись дубинами.

Кстати, у Мицкевичей в XVIII веке было особенно много проблем с соседями. Они давали под процент деньги тем, кто явно не мог вовремя рассчитаться. Даже Заосье, где, возможно, родился писатель, буквально отжали у Яновичей после просрочки 2 тысяч злотых. Обиженные Яновичи не остались в долгу - однажды они появились перед воротами маентка с пушкой. Предок поэта Юзеф Мицкевич спрятался в соседней усадьбе Чечотов, но беглеца нашли, на аркане вернули в Заосье и сутки издевались над ним.

Наверное, самый известный наезд зафиксирован подзаголовком поэмы Адама Мицкевича «Пан Тадеуш» - «Апошні наезд на Літве» (по-польски в подзаголовке поэмы написано «заезд», но все-таки речь идет о наезде - судебного решения у персонажа поэмы на руках не было).

- Несмотря на подзаголовок «Последний наезд...», выяснять отношения в такой форме белорусы продолжали и в первой трети XIX века, хотя в Российской империи наезды были вне закона. А сам Мицкевич писал: в основе сюжета - события 1817 - 1820 годов, а не 1811 - 1812-го, как в поэме, - говорит архивист.

А так сцену наезда увидели в современной экранизации "Пана Тадеуша". Фото: Кадр из фильма

А так сцену наезда увидели в современной экранизации "Пана Тадеуша". Фото: Кадр из фильма

Когда сын крестной матери Мицкевича шляхтич Узловский узнал, что на него с наездом идет другой шляхтич с отрядом из крестьян и «инвалидной команды» русских войск (ветеранов наполеоновских войн), он организовал засаду. Своих крестьян вооружил киями, граблями и цепами. Они напали на отряд. Потом действия Юзефа квалифицировали как покушение на войска Российской империи. Шляхтич уже готовился к ссылке в Сибирь, но его родные продали усадьбу, и он обошелся 5-летней отсидкой в Бобруйской фортеции.

В поэме история переработана, добавилась линия любви Тадеуша и Зоси, появился романтический флер. Однако у Мицкевича хватает отсылок к реальным событиям и персонажам. Особенно это касается противостояния Соплиц и Орешков.

- Бабушка Мицкевича была как раз из рода Орешков, так что фамилия возникла не просто так. А Яцек Соплица был списан с реального прототипа - Яна Соплицы, - рассказывает архивист. - Однажды он, будучи пьяным после корчмы, вылетел на конях и кием сбил с ног того же Юзефа Мицкевича, который пришел в его имение. Потом Соплица пару раз специально проехал по нему на коне. Мицкевич умер, семья подала жалобу в суд, Соплицу арестовали, но через несколько недель он был на воле - за него заступился наваградский воевода.

Правда, с тех пор Ян угрожал Мицкевичам, говорил, что подожжет их дом. Видимо, тогда предки поэта и перебрались в Наваградок - все-таки не в чистом поле жить в ожидании нападения.

- Подробности говорят: пасторальный образ добродушного усача с кубком венгерского вина в не передает дух XVII - XVIII веков и начала XIX века, когда наезды считались нормой. Но стоит помнить: наши предки были детьми своего времени,очень жестокого по современным меркам - отмечает Змитер.

В результате криминальных коллизий, в которые были замешаны его предки, Адам Мицкевич мог вообще и не появиться на свет. Фото: wikipedia.org

В результате криминальных коллизий, в которые были замешаны его предки, Адам Мицкевич мог вообще и не появиться на свет. Фото: wikipedia.org

КСТАТИ

При нападениях не щадили даже детей

Сражения за усадьбы часто приобретали крайне жестокие формы, говорит Змитер Юркевич. В архивах он установил около двух десятков наездов, касавшихся предков Мицкевича.

У прадеда Мицкевича по матери Михала Маевского был конфликт с родным братом Юрием. Последний как-то наехал на фольварок Михала, напугал его жену так, что та несколько недель была на волоске между жизнью и смертью. А еще Юрий перевернул люльку с младенцем, который назавтра умер. Это был брат Матея Маевского, будущего деда Адама Мицкевича.

Судьбу самого Матея тоже можно проследить по судебным делам. Однажды с другим своим братом Тибурцием он пострадал после соймика в Наваградке: обоих «парубалі», сняли с них сабли, кошельки и шапки. А спустя несколько лет друг пригласил Алойзия, другого брата Матея, помочь уладить конфликт с другим шляхтичем. Когда накануне переговоров Алойзий и его друг ночевали у последнего, на усадьбу напали. Окна и двери вырубили топорами, а потом прямо в темноту дали залп из пяти мушкетов. Единственной жертвой стал Алойзий, у которого было двое детей, а сразу после смерти родился третий…

Прабабка Мицкевича по матери Сюзанна Орешкова, овдовев, вышла замуж за шляхтича Матея Забельского. Но ее сын от первого брака со своей бандой напал на дом матери - ему не понравился раздел наследства отца. Мать закрыли в доме, несчастного Забельского выволокли во двор и избили до полусмерти. А своего сводного брата, сына Сюзанны и Матея, нападавший и его товарищи случайно или нарочно так сильно зажали дверями, что он умер от травм.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также