2018-09-07T15:45:20+03:00

Татьяна Устинова: Женщина не может быть гением. Таково уж устройство человеческой природы!

На Московской международной книжной выставке-ярмарке, завершившейся в Москве, писательница представила новый роман «Звезды и Лисы»
Поделиться:
Комментарии: comments24
Татьяна Устинова рассказала о своей последней на данный момент книге.Татьяна Устинова рассказала о своей последней на данный момент книге.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

Татьяна Устинова на ММКВЯ выступала в самом начале, одной из первых. Народу вокруг нее кружилась тьма: только очередь за автографами собрала сотни людей, и Татьяне пришлось надписывать книги около полутора часов. После чего она поговорила с корреспондентом «КП» о своей последней на данный момент книге.

«РЭПЕРЫ - ОЧЕНЬ ЗАБАВНЫЕ И МИЛЫЕ!»

- Лис в этой книге две, - рассказывает Татьяна. - Одна - настоящая, звезда Инстаграма, ее зовут Джунипер Фокс. Они живет в Америке, была спасена с какой-то пушной фермы, где из нее предполагалось сделать шубу. Новые хозяева ее приручили, постоянно фотографируют и выкладывают снимки в соцсети. А другая – девушка, которой 22 года, и зовут ее Юля. Но с ее точки зрения, это очень тупое имя, поэтому она предпочитает именоваться Лисой… Есть и звезды: еще один главный герой – очень популярный рэпер Пародонтоз. Его и его брата обвиняют в убийстве, которого они, разумеется, не совершали. И они должны как-то обелить себя, оправдаться, а они не привыкли оправдываться. Один – – в силу того, что он знаменит, у него все берут автографы, он со всех сторон прикрыт адвокатами и охранниками. Другой - в силу того, что он ученый, очень деликатный и застенчивый человек. Столкновение с обвинением в преступлении становится для них испытанием.

- Но почему именно рэперы? Истории про рэп-баттлы стали популярны в народе недавно, после дуэта Oxxxymironа и Гнойного. Получается «утром в газете - вечером в куплете»?

- Конечно! Это очень забавно. И вообще это забавная культура. Об рэперах интересно читать, собирать информацию. Даже время от времени и послушать интересно… Я веселилась там как могла. Особенно когда складывала рифмы, которые произносит герой, по касательной обходя всякую ненормативную лексику…

А вообще-то это история о том, как хороша жизнь. О том, как прекрасно, когда в Москву приходит весна. О том, как хорошо поехать на дачу. О том, какая радость – встретить девушку, которая в теории тебе не подходит, никак тебе не соответствует, вообще интересовать тебя не может… И вдруг после этой встречи понять, что ты изменился, и мир изменился, все в нем пошло по другому, неожиданному сценарию.

- Когда вы писали книгу, наверняка слушали современных рэперов. И как они вам?

- Любой человек, собирающий огромную аудиторию, талантлив хотя бы в том смысле, что может эту аудиторию собрать. Если я сейчас примусь читать рэп, я не соберу такую аудиторию… Но если говорить о рифмовании отглагольных окончаний, о сочетании Шекспира с нецензурной лексикой – так любой человек, учившийся в любом институте, легко сможет все это делать, приплетая заодно Маяковского или Таис Афинскую. То, что они этим гордятся, - смешно и мило.

- Вы говорили, что в этом романе есть персонаж с очень реальным прототипом…

- Он есть. Кто – не скажу, но узнать его будет легко.

«У МЕНЯ БЫЛ ШАНС ВЗЯТЬ ИНТЕРВЬЮ У ПУТИНА»

- Вы, в общем, пользуетесь не меньшей славой, чем рэперы - только в других кругах.

- Я очень взрослая тетя, мне 50 лет в этом году стукнуло, и я никогда не просыпалась знаменитой. В отличие от Татьяны Самойловой после «Летят журавли» или Эмилии Кларк после «Игра престолов». Я писала свои книжки, их с каждым годом все больше и больше печатали, потом мне предложили работать на телевидении - и я с радостью согласилась… Конечно, меня и на улицах узнают, и на автограф-сессию собираются люди - и я всегда этому радуюсь, очень благодарна людям, которые приходят. Это не пустые слова. Если я не вижу читателей, то не понимаю, для кого я работаю. Я с радостью езжу в Иркутск или Анадырь, в библиотеки на встречи с читателями, потому что самый кайф - в том, чтобы говорить с людьми. Недавно разговаривала с Иваном Охлобыстиным, он тоже ездит на встречи, чего-то играет на гитаре и поет. И он сказал: «Я понял, что с этим пением надо заканчивать, нужно просто выходить и разговаривать с людьми». Я абсолютно с ним согласна. Поэтому так востребован жанр интервью. Мы же сейчас разговариваем друг с другом?! Или Дудь – тоже разговаривает со всеми. И все это смотрят, хотя чего тут особенного? Сидят два человека, разговаривают друг с другом, друг в друга не стреляют, стульями не кидаются… Программа «Мой герой», которую я веду, состоит ровно из этого же. Тем не менее, разговор имеет огромное значение. Разговор писателя с читателем, разговор рэпера со своей аудиторией. Потому что все время, что вы, мужчины, не тратите на войну, а мы, женщины, на роды, мы проводим в разговорах.

- Вам нравится работать на телевидении?

- Да, очень. Для меня это особый мир, который я очень люблю. С первого дня, когда я пришла на телевидение и увидела на стене надпись: «Эфирная зона. Вход только по пропускам». С тех пор я обожаю телевидение, – эти входы по пропускам, кабели, команду «Мотор идет!», запах студии, гримерки, в которых редактор тебе что-то объясняет… Это такая прекрасная работа!

- Дудь как-то сказал, что у него мечта – взять интервью у Земфиры Рамазановой. А вы с кем мечтаете поговорить?

- С Владимиром Путиным. И это осуществимо. У меня был вот прямо реальный шанс, но его проспала редакция. Когда будет следующий – не знаю, но надеюсь, что будет.

«СНАЧАЛА НУЖНО УВИДЕТЬ ВОЛГУ, А ПОТОМ - РОНУ»

- Вы много пишете. Как отдыхаете?

- Я в отпуске я не была года три. Так складываются семейные обстоятельства. Когда мы входим в определенный возраст, начинают болеть и стремительно стареть родители, надо быть с ними рядом… А раньше мы отдыхали просто прекрасно. Мы ездили в Магадан, на Чукотку, на Камчатку, на Алтай, на Байкал, в Иркутск, в Петрозаводск на Белое море…

- А Франция, Испания, Бразилия?

- Уже тысячу лет не была ни за какой границей… Вообще у меня есть стойкое убеждение, - оно относится и к моим детям, - что сначала нужно увидеть Волгу, а потом Рону. Не наоборот. И это не потому что я квасной патриот. А потому что я абсолютно убеждена в том, что, «чтобы стоять, я должен держаться корней». Куда бы тебя ни унесло потом в жизни, в Нью-Йорк, в Гонконг или на Луну, в Нью-Йорк, все равно Гребенщиков в этой строчке прав.

- В рейтинге самых популярных российских авторов, по данным Книжной палаты, на первых пяти местах - женщины, авторы детективов. Донцова, Маринина, вы, Татьяна Полякова и Екатерина Вильмонт. Чем вы это объясняете?

- Флуктуацией. Случайным колебанием. Это потом изменится: пройдет время, и на первых пяти позициях будут, например, авторы антиутопий, и исключительно мужчины. Я это говорю совсем без иронии.

А что касается детективов - тут все сложно… Маня - Александра Маринина – пишет превосходные детективы, но ведь далеко не только детективы, а еще и совсем другие книжки. И находится на своем месте по совокупности всех своих произведений. Я сейчас скажу ужасное, - но и я сейчас не пишу никаких детективов! То, что в романе есть труп, еще ничего не означает: он нужен только для того, чтобы двигался сюжет, а мы с читателем двигались за сюжетом. Не будучи Федором Михайловичем Достоевским, не умея заглянуть в бездны падений человеческого духа или на вершины его взлета, туда, куда может заглянуть только гений и только мужчина, я обязана, как автор, читателя развлекать. А навязывать ему свою философию, жизненную позицию или свои мысли, не пытаясь его увлечь, я не считаю возможным. Это будет никому не нужная смертная скукота! Поэтому внутри романа обязательно присутствует какое-то событие, которое влечет за собой слом обыденной ситуации.

- Вы сказали, что загляывать в бездны и выси может только мужчина…

- Потому что гением может быть только мужчина.

- А женщина гением может быть?

- Нет.

- Это смелое утверждение. Мы сейчас привыкли к высказываниям женщин, склонных к феминизму.

- Я не знаю никаких женщин, склонных к феминизму. У женщин, склонных к феминизму, что-то с гормональным фоном не в порядке.

- Ну хорошо, к идее равноправия.

- Равноправие женщинам не нужно. Это все какие-то пустые, дурацкие и глупые лозунги. Все равно что пресловутые разговоры про вес: девушка должна весить 55 килограммов, а если она весит 62, то не укладывается в какие-то глянцевые стандарты… Это омерзительная чушь, и равноправие – такая же чушь. Если мы добиваемся равноправия, то тогда я холодным зимним утром, когда у нас на даче залило канализационный колодец, должна лезть в него и откачивать оттуда ледяную жижу. А мой муж в фартуке с бантом на попе будет готовить сырники. Если равноправие – пожалуйте в эту реальность!

Как в Америке – не знаю, говорить не буду. Но в Америке в 30-е, например, годы судьба женщины была однозначной: она могла быть только домохозяйкой. А у нас были женщины-инженеры, женщины-трактористки, женщины-космонавты. В нашей стране этого равноправия уже тогда было выше крыши!

- Гениальные писатели – только мужчины?

- Да. Гениальный физик – это только мужчина. Гениальный актер – это только мужчина. Это такое устройство человеческой природы. Мне кажется, что в глубине души, каждый мужчина и каждая женщина об этом знают. А женщины могут быть гениальны, наверное, в организации быта…

ИНОГДА ГОВОРЮ МАРИНИНОЙ: «МАНЯ, ПОМОГИ!»

- Вы назвали Александру Маринину Маней. Это значит, что у вас дружеские отношения?

- Да. И слава богу! С Маней я очень люблю общаться. Она изумительный человек. Мне очень нравится в ней совершенно непостижимое умение жить собственной жизнью и ни на что не обращать внимание. «Хулу и клевету приемли равнодушно…». Она такая прям вот женщина-королева. Мне такой быть не удается, я гораздо более подвижна. Когда мне нужен совет или урок, или мне не хватает ума, чтобы что-то придумать, а нужен ум именно женский, я говорю: «Маня, помоги!»

- С кем еще из коллег вы дружите?

- С Димкой Быковым. Мы курим вместе. Созваниваемся. Он мне нравится как литературовед, как поэт, как писатель, как мужчина. И вот что я вам хочу сказать. Если у вас будут спрашивать: «Ге же новые Гоголи и Салтыковы-Щедрины?», всегда отвечайте: «Пройдет всего несколько лет, и мы все будем друг другу говорить, что мы жили в эпоху Дмитрия Быкова, гениального русского поэта!»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также