2018-09-20T00:26:02+03:00
КП Беларусь

«Слово «катаракта» сразу для меня прозвучало как приговор»

Пациент, перенесший бесшовную операцию по удалению катаракты 18 лет назад, до сих пор прекрасно видит без очков, руководит компанией, занимается научной работой
Поделиться:
Результаты обследования через 18 лет удовлетворили и пациента, и врачей.Результаты обследования через 18 лет удовлетворили и пациента, и врачей.
Изменить размер текста:

Ровно 18 лет назад в Беларуси началась новая эпоха в лечении катаракты. Офтальмохирург Игорь Анатольевич Пашкин провел операцию через малый разрез. Во время этого исторического для медиков и пациентов события рядом с Пашкиным был его наставник - профессор, доктор медицинских наук Николай Иванович Позняк. Почему первому прооперированному по новому методу пациенту пришлось ждать этого события четыре месяца? Что произошло с его зрением 18 лет спустя? Мы все выяснили, когда встретились со всеми тремя главными героями этого события. Врачи сейчас снова работают вместе - в Центре микрохирургии глаза «Вока» (Николай Иванович - научный руководитель центра, Игорь Анатольевич - заведующий хирургическим отделением). Пациент - Михаил Айнбиндер - и сейчас, 18 лет спустя прекрасно видит без очков, руководит компанией, занимается научной работой.

«Слово «катаракта» сразу для меня прозвучало как приговор»

- Где-то в 1997 году начал замечать: что-то странное происходит со зрением. Мне надо проверять список студентов (а я преподавал в то время в технологическом университете) - иду туда, где меньше света, потому что там вижу лучше, - вспоминает Михаил Яковлевич. - Ситуация усугубилась в 2000 году: при ярком солнце не видел света светофора, начал ездить интуитивно. Когда обратился к офтальмологам, диагностировали катаракту на обоих глазах. Правда, один врач сказал прийти на операцию через два-три года, когда она созреет, а второй рассказал, что в Москве появилась новая прогрессивная технология, не требующая созревания катаракты, и операцию делают за один день через микроскопический прокол. Для меня это было очень важно. Потому что слово «катаракта» сразу для меня прозвучало как приговор. Я помню, как моему отцу после такой операции надо было пять дней лежать, почти не двигаясь, головой не шевелить, а потом носить толстенные очки для чтения…

Поэтому позвонил в московскую клинику, где катаракту уже удаляли по-новому, договорился. А за пять дней до отъезда теща прочитала в газете, что такую же технологию внедряют и в Минске. Через редакцию узнал адрес, телефоны и приехал в поликлинику МТЗ, на базе которой тогда и создавалась офтальмология нового поколения.

- Не страшно было, когда узнали, что такая операция и для самих врачей еще в новинку?

- Нет. Доверие к Николаю Ивановичу и Игорю Анатольевичу появилось сразу же после общения. А вот операцию пришлось отложить….

«Результат был лучше, чем ожидали: пациент хорошо видел без очков и вдаль, и вблизи»

Аппарат, на котором Михаилу Яковлевичу должны были делать операцию, тогда только прибыл в Беларусь и еще не был растаможен. Ожидание растянулось почти на четыре месяца. Но в Москву Михаил Яковлевич не поехал, решил довериться белорусским специалистам.

- Все, что связано с операцией, хорошо помню: в то время для профилактики надо было принимать антибиотики несколько дней, пройти курс парафинотерапии на нос. Врачи подстраховывались от возможных осложнений, - говорит Михаил Яковлевич. - Сейчас все намного проще. Операция длилась в общей сложности около получаса. И когда мне разрешили в тот же день открыть глаз - я впервые за последние годы увидел все цвета ярко и отчетливо. Через пару недель доктор Пашкин предложил мне удалить катаракту на втором глазу. Сделали. С тех пор зрение отличное и очки не нужны никакие.

3-х фокусный хрусталик, заменяющий очки.

3-х фокусный хрусталик, заменяющий очки.

- Результат был лучше, чем ожидали: пациент хорошо видел без очков и вдаль, и вблизи, - подчеркивает Игорь Пашкин. - Такое стало возможно с появлением мультифокальных линз, но 18 лет назад их еще не было. Но у нашего пациента был астигматизм, и эта особенность роговицы как раз и помогла достичь такого эффекта.

Знаете, в медицине есть понятие «отдаленный результат». Мы не можем с уверенностью говорить о надежности метода, если сегодня прооперировали и завтра получили хорошее зрение. И совершено другое дело, когда спустя много лет результат остается стабильным. Поэтому 18 лет со дня первой операции - это действительно совершеннолетие бесшовной хирургии катаракты в Беларуси.

«Аппарат для бесшовной хирургии катаракты стоил намного дороже квартиры»

Операции до и после различались существенно. До 2000 года для удаления катаракты на глазу надо было сделать разрез, извлечь старый мутный хрусталик, поставить новый, наложить швы. Новая же технология требовала лишь небольшого прокола, через который предварительно раздробленный хрусталик откачивается, а новый, мягкий, свернутый в трубочку - внедряется на его место, где разворачивается и выполняет свою функцию как родной.

- В моей жизни это был колоссальный перелом. Как две эпохи - до и после, настоящий переход в новое тысячелетие, с новыми технологическими возможностями, - говорит доктор Пашкин.

- Неужели вы совсем не волновались перед первой операцией?

- Сложно сейчас сказать. Это как первый раз с вышки 10-метровой нырнуть в воду - потом очень сложно вспомнить ощущения, с какими стоял на этой вышке. Но ощущение победы - оно было.

- Сейчас доктор Пашкин делает такие операции за две-три минуты - отмечает профессор Позняк - Почему я 18 лет назад предложил ему сделать первую операцию? Нет, не потому что он любимый ученик - у меня все ученики любимые. Он был подготовлен - как раз вернулся из Санкт-Петербурга с курсов. Я же с этой технологией познакомился еще в 1994 году в США, в клинике в Сан-Франциско, где уже тогда ставили мягкие хрусталики. Поэтому на первой операции я ему ассистировал, а следующую делал сам.

- Почему в Беларусь эта технология пришла с таким опозданием?

- Аппарат, который использовался для таких операций, стоил в то время 28 тысяч долларов. Для сравнения: однокомнатная квартира - пять тысяч. Современный аппарат по цене можно сравнить с одной стандартной двухкомнатной квартирой.

voka.by

«Сейчас настолько все автоматизировано, что прибор сам практически все делает и контролирует»

- Насколько техника за 18 лет усовершенствовалась? Может, врачу уже и не надо ничего делать - умные аппараты и сами справятся?

- К этому все идет. Известный офтальмолог Святослав Федоров еще в 2000 году сказал, что такие операции будут выполнять роботы, а не люди. Поясню, насколько вперед шагнула эта технология. 18 лет назад у хирурга во время операции были задействованы все четыре конечности: левая нога - на микроскопе, правая - на педали прибора, который управляет, в обеих руках инструменты. И еще надо совместить все эти движения на пространстве в три квадратных миллиметра. Сейчас настолько все автоматизировано, что прибор сам практически все делает, контролирует все заданные параметры. Все - ради безопасности и наилучшего результата.

- Какие новинки могут быть в распоряжении офтальмохирургов в ближайшие годы?

- Новые модели хрусталиков, новая аппаратура, которая сделает еще более безопасной эту операцию, новые операционные микроскопы с эффектом 3D - это все в ближайшем будущем. Хрусталик будущего - это не только новые материалы, но и новый принцип его замены. Хрусталик будет формироваться в капсульной сумке, поступая туда в жидком виде - в этом направлении ведутся большие работы. Но и то, что есть сегодня - это тоже большое достижение и прорыв. Если раньше ставили хрусталики только с одним фокусом, то сейчас можно с тремя, что позволяет одновременно корректировать оптические ошибки, и зрение на промежуточном расстоянии (это особенно важно для работы за компьютером). Операция по удалению катаракты очень щадящая, с защитой и структуры глаза, и роговицы, и радужной оболочки.

- За 18 лет в Республике Беларусь катаракта стала самым безопасным заболеванием в плане прогнозируемости результата лечения, - добавляет Игорь Пашкин. - Но в надежных руках!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также