2018-10-03T18:18:26+03:00
КП Беларусь

«Осудите меня, и я поеду отбывать наказание. Устал я»: продолжается суд над командирами Коржича

В суде начался допрос обвиняемых
Поделиться:
Комментарии: comments32
Продолжается судебное слушание над бывшим старшим лейтенантом Павлом Суковенко и прапорщиком Артуром Вирбалом.Продолжается судебное слушание над бывшим старшим лейтенантом Павлом Суковенко и прапорщиком Артуром Вирбалом.Фото: Микита НЕДАВЕРКОВ
Изменить размер текста:

В среду, 3 октября, в суде Минского района продолжилось судебное слушание над двумя командирами части в Печах - бывшим старшим лейтенантом Павлом Суковенко и прапорщиком Артуром Вирбалом. Сегодня начался допрос обвиняемых. Первым допрашивают Вирбала. Молодой человек, держа в руках листы бумаги, рассказывает о своей службе в армии. Так, по его словам, он был призван на срочную службу в 2013 году, потом у него появилось желание остаться на контрактной службе. Получил звание старшего сержанта, а затем после учебы - звание прапорщика.

Вирбал согласен, что приказывал своим подчиненным выполнять упражнение лежа.

- Я начал замечать, что в распоряжении беспорядок. Где-то кровати были незаправленные, где-то стулья валялись... Построил личный состав, начал задавать вопросы. В ответ тишина, как будто меня игнорировали. То ли у меня не было выдержки такой... Я положил их в упор лежа. Осознаю, что поступал неправильно, что есть закон и нужно действовать согласно ему.

Нужно было действовать согласно закону: дать выговор, назначить в наряд. Мне было жалко их по-человечески. Никому не отказывал. Теперь я понимаю, что поступал неправильно. Чистосердечно раскаиваюсь.

Судья уточнил у обвиняемого:

- Чего вы желали добиться, заставляя их отжиматься?

- Порядка. (...) Я человек простой. мне не надо было поднимать свой авторитет. Я требовал выполнения поставленных задач...

То, что он наносил кому-то удары, Вирбал не помнит.

- Если потерпевшие говорят, что такое было, у меня нет причины им не доверять. Один рассказывал, что бил, а второй - что не бил. Может, на них давление оказывали, - говорит подсудимый.

Не помнит Вирбал и того, что ударил сержанта Барановского:

- Я пояснял, что этого момента не помню. Сам Барановский дает показания, что не помнит. Возможно, я повышал голос, но не ударил его. Если суд посчитает, что я нанес удары, то буду нести ответственность. Вяжевич утверждал, что я нанес ему удары не меньше 6 раз в течение года. Он сам не помнит. Сами потерпевшие не помнят. Откуда я могу помнить?

Любопытно, что в некоторых своих прежних показаниях Вирбал говорил, что «вообще никого не бил», в том числе деревянной палкой для выбивания ковра.

- Подтверждаете эти слова? - спрашивает прокурор.

- Да.

Судье же Вирбал ответил, что не помнит этого.

- Понимаете, меня, когда посадили, обвиняли в чем угодно: мошенничество, кража... Многое пришлось пройти, что-то доказывать…

Вирбал говорит, что признал вину после проведения очной ставки с потерпевшими.

- Осудите меня, и я поеду отбывать наказание. Устал я, устал...

Вирбал не отрицает, что брал карточку у Коржича.

- Ему вернул карточку не лично, а через сержанта, - зачитывает показания Вирбала гособвинитель. - Деньги у Коржича я одолжил.

«Ну хорошо, все! Бил я их!»

После обеда прапорщик резко поменял свои показания. Выслушав очередной вопрос прокурора, Вирбал нервно и эмоционально ответил:

- Не помню. Ну хорошо, все: бил я их, бил! Все понятно: есть обвинение, я обвиняемый, признаю свою вину. Что непонятно? Помню, что бил. За что - не помню.

- Вы же сегодня говорили, что никого не били этой палкой? - удивляется гособвинитель.

- Оговорился я (…). Лучше я поберегу свои нервы, все признаю и поеду отбывать наказание.

Судья еще раз спрашивает прапорщика, бил ли он военнослужащих или нет:

- Я не помню этого момента. Если сказали, бил, значит, бил.

- Вы признавались исключительно потому, что очевидец указывал на эти обстоятельства?

- Да, - уверенным голосом говорит подсудимый.

По словам Вирбала, по документам он состоит в браке, но после задержания они с супругой расстались.

- А какой у вас размер жалования? - интересуется судья.

- Около 6 миллионов (неденоменированных). Отношения с мамой, сестрой нормальные. С отцом тоже. Детей нет.

В суде Вирбал рассказал, что продал сержанту Скуратовичу свою форму.

- Она лично моя, заработанная, - отмечает подсудимый.

Завтра, 4 октября, судебное заседание продолжится.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Не мы эту систему создали, не нам ее ломать»: начался суд над командирами части, где погиб Коржич

Потерпевшие сержанты просят строго не наказывать прапорщика и старлея (читать далее)

«Лучше так служить, чем по уставу»: идет суд над командирами роты в Печах

В суде допрашивают сержантов (читать далее)

Еще больше материалов по теме: «Армия: смерть солдат в Печах»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также