2018-10-10T11:21:19+03:00
КП Беларусь

8 вопросов о том, что такое концепция закона против домашнего насилия и почему он нужен в Беларуси

Можно ли бить детей, что такое экономическое насилие и почему проект не понравился президенту
Поделиться:
Комментарии: comments2
Каждый год в милицию поступает 120 тысяч сообщений о домашнем насилииКаждый год в милицию поступает 120 тысяч сообщений о домашнем насилииФото: Виктор ГИЛИЦКИЙ
Изменить размер текста:

Концепцию закона о противодействии домашнему насилию горячо обсуждают с лета. У нее есть свой круг сторонников и противников: одни утверждали, что закон сможет защитить пострадавших, организует работу с агрессорами и в долгосрочной перспективе сможет немного улучшить ситуацию с насилием в нашей стране. Противники концепции высказывались против вмешательства в личную жизнь, запрета бить детей и жаловались на «сырые» формулировки. После того, как президент резко высказался против этого законопроекта, поднялась новая волна обсуждений.

С чего все началось?

В МВД давно били тревогу: каждый год в милицию поступает 120 тысяч сообщений о домашнем насилии. Больше 100 человек в год погибают от домашнего насилия. При этом цифра не окончательная: многие жертвы по разным причинам не спешат обращаться за помощью: не хотят рассказывать посторонним о проблемах, боятся, что еще раз подвергнутся насилию после звонка в милицию или не хотят выкладывать из общего бюджета деньги на штраф, который выпишут насильнику. Еще в 2002 году был разработан первый проект закона о предотвращении и искоренении домашнего насилия, но он не был принят. В начале 2018 года МВД подготовило концепцию нового закона о противодействию домашнему насилию.

Что нового предлагалось в концепции?

- Расширить понятие «домашнее насилие» и включить в него, кроме физического, психологического или сексуального, еще и экономическое насилие. Например, муж запрещает жене получать образование, заставляет выйти из декрета на работу, не дает деньги на личные нужды или жестко контролирует все траты - все это относится к экономическому насилию.

- Привлекать к ответственности не только супругов, родственников, которые вместе живут и ведут общее хозяйство, но и бывших супругов и сожителей, и взрослых детей, которые живут отдельно.

- Больше внимания уделять профилактике насилия. Поставить обидчика на профилактический учет, вынести официальное предупреждение или защитное предписание - то есть с письменного согласия пострадавшего выселить агрессора из дома на срок до 30 дней.

- Внедрить коррекционную программу для семейных агрессоров.

- Предоставить детям, пострадавшим от домашнего насилия, возможность пожить у родственников, пока проблемы в семье не будут решены.

-Считать всех членов семьи равными в своих правах.

В концепции закона милиционерам предлагают использовать оценку риска повторного насилия Фото: Павел МАРТИНЧИК

В концепции закона милиционерам предлагают использовать оценку риска повторного насилияФото: Павел МАРТИНЧИК

Как в обществе отреагировали на концепцию закона?

В июле проект вынесли на общественное обсуждение. Большинство критических комментариев, которые оставили пользователи на сайте pravo.by, касались нескольких основных позиций. Концепцию критиковали из-за размытости формулировок: например, будет ли считаться экономическим насилием отказ покупать ребенку дорогую игрушку или давать карманные деньги? А шлепок по попе – это то самое физическое насилие, за которое нужно наказывать? Многие называли концепцию вмешательством в личную жизнь семьи, возмущались тем, что закон запрещает родителям воспитывать детей теми методами, которые они считают нужными. Против принятия закона одним из первых среди публичных персон высказался архиепископ Тадеуш Кондрусевич. По его мнению, изменения в законе могут привести к тому, что добросовестных родителей будут наказывать за самое безобидное наказание ребенка в целях воспитания, дисциплины и безопасности. Координационный Совет общественных просемейных сил Беларуси собирал подписи под обращением к президенту с просьбой не принимать закон.

Как президент высказался по этому поводу?

В пятницу, 5 октября Александр Лукашенко жестко раскритиковал концепцию закона о противодействии домашнему насилию.

- Все это дурь, взятая прежде всего с Запада. Вы можете не переживать, и народ пусть не волнуется – мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта, – сказал президент. - Где-то кто-то брякнул – о противодействии насилию в семье. Это сейчас модная формулировка на Западе. У них скоро семей не будет: мужик на мужике женится или замуж выходит. Детей некому рожать. А мы у них заимствуем какие-то нормы поведения в семье.

По мнению президента, разработкой закона должна заниматься не милиция, а представители органов власти на местах, общественные организации, правительство, Администрация президента. Но мнение милиции при этом нужно учитывать.

- Это наша традиция, наша жизнь, и мы будем воспитывать так, как надо. Пожелания милиции мы учтем. Может, даже не законом, а обойдемся внесением изменений в существующие законопроекты. У нас есть соответствующая Директива президента, которая касается этих проблем.

Рассказал Лукашенко и о методах воспитания собственных детей. Он признался, что не сторонник наказания, но иногда этого не избежать.

- Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка. Не для всех, конечно, – отметил президент. – Виктор, как старший, часто получал от меня. Средний, Дима, уже видел, как Вите попадало, и ровненько стоял рядом. Младшего, ему пятнадцатый год, я вообще никогда не наказывал: он этого не заслуживал.

Будут ли актвисты продолжать продвигать законопроект?

Да. Представители общественных организаций, которые работают с пострадавшими, правозащитники и просто неравнодушные минчане в понедельник, 8 октября, обсудили, почему такой закон нужен Беларуси, какие меры можно предпринять, чтобы он все же был принят и как бороться с насилием в семьях уже сейчас. В зале предлагали разные варианты: устроить парламентские слушания, собрать подписи в поддержку закона и направить их в Администрацию президента, поместить эффективную социальную рекламу на улицах и в метро, создать единую символику движения против насилия, раздавать листовки, организовывать курсы по управлению гневом.

Если закон не был принят, значит, детей пока не запрещено бить?

Нет. Подробнее об этом рассказала Ирина Ольховка, председатель правления МОО «Гендерные перспективы», член Национального совета по гендерной политике при Совете министров Республики Беларусь, которая принимала участие в разработке концепции закона. Она ответила на некоторые распространенные вопросы противников принятия закона: действительно ли концепция запрещала бить детей и что входит в понятие «экономическое насилие».

Бить детей нельзя уже сейчас Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

Бить детей нельзя уже сейчасФото: Дмитрий ЛАСЬКО

- Это раздутая, откровенная манипуляция. Концепция не фокусируется на детях как на главных членах семьи, которые подвергаются насилию. Никакого нового запрета на насилие над детьми концепцией не предполагалось – детей нельзя бить уже сегодня. В концепции предполагалось говорить о более широкой профилактической работе, чтобы даже незначительные эпизоды насилия могли рассматриваться как те, которые могут привести к более серьезным последствиям. Говоря об экономическом насилии, мы рассматривали такие случаи, когда, к примеру, женщина, находится в зависимом положении от своего мужа и вынуждена выпрашивать деньги на ежедневные нужды и подробно отчитываться о тратах.

Почему недостаточно существующих документов, зачем нужен еще один закон?

По словам Ирины Ольховки, главный документ на сегодня, где есть понятие «домашнее насилие» - это закон «Об основах деятельности по профилактике правонарушений».

- Он создан для органов внутренних дел, носит правоохранительный характер. Документ работает с правонарушителями, с людьми, которые освободились из мест лишения свободы, с людьми, которые совершали преступления в алкогольном опьянении. Он не позволяет говорить о домашнем насилии как о серьезной социальной, не только криминологической проблеме. Нам нужен был специализированный закон, который включал бы механизмы работы с пострадавшими.

По мнению специалиста, одна из главных проблем, которая остается при действующем законодательстве - в том, что потерпевшему человеку нужно еще доказать, что он жертва.

- Чтобы был наказан человек, который совершает домашнее насилие, жертве нужно стать жертвой два раза за один календарный год. Только тогда человеку, который совершает насилие, будет вынесено официальное предупреждение и защитное предписание, которое его временно выдворит из совместной жилплощади.

Какие еще аргументы озвучили в пользу концепции закона?

Концепция нового закона предполагала коррекционную работу не только с агрессорами, но и с пострадавшими. Ольга Горбунова, руководитель общественного объединения «Радислава» считает, что помогать жертвам очень важно. Но делать это, опираясь только на свой жизненный опыт, невозможно. Так, в концепции была процедура оценки риска.

- Механизм, когда за три минуты, задав 15 вопросов, милиционер может выяснить: возможно, эту женщину могут убить в этих отношениях.

По словам Ольги, почти каждая пострадавшая в убежище рассказывает, что участковые ни разу ей не рассказывали ни защитных предписаниях, ни о других инструментах, которыми она могла бы воспользоваться.

- То есть какие-то защитные нормы есть уже сейчас, но они не работают. Поэтому мы стоим на тех же позициях: хоть концепцию закона раскритиковали, он нам нужен.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также