2018-10-16T16:55:11+03:00
КП Беларусь

«Посмотрел передачу и не может вспомнить, о чем она, - это звоночек». Пенсионерки из Гродно помогают справляться с деменцией

Почему с бабушками и дедушками надо говорить о смерти, нельзя кормить их с ложки и что делать, когда близкие забывают, сколько у них детей
Поделиться:
Чтобы общество не потеряло трудоспособную личность, ухаживающему за страдающими деменцией родителями нужна смена - например, волонтерЧтобы общество не потеряло трудоспособную личность, ухаживающему за страдающими деменцией родителями нужна смена - например, волонтерФото: Святослав ЗОРКИЙ
Изменить размер текста:

В Беларуси диагноз «деменция» ставят на тех стадиях, когда что-то исправить уже очень трудно. Но если заметить первые возрастные изменения вовремя, родному человеку можно помочь. К сожалению, не вылечить, но хотя бы отдалить тот момент, когда пожилой человек не сможет себя обслуживать.

Близкие часто отрицают: да ну, какие проблемы? Сейчас мы полечимся, и все будет хорошо. Мы не пойдем на прием к психиатру, будем сами со всем справляться, - комментирует врач-психиатр Гродненского областного клинического центра «Психиатрия-наркология» Татьяна Будник. - Но когда заканчивается терпение и ресурсы, родственники приходят с болью и агрессией, потому что помощь уже нужна сиюминутно: мы больше не можем, определите в интернат.

- Как помочь человеку с нарушением памяти? Как поддержать семью, чтобы близкий человек оставался дома?

- Уже около года в Гродно вместе с областным клиническим центром и территориальным центром социального обслуживания населения тестируем модель комплексной и интегрированной помощи людям с деменцией и их семьям, - рассказывает Елена Горбачевская, главная медицинская сестра Гродненской областной организации Красного Креста. - Проконтролировать прием лекарств, измерить давление, сходить за продуктами, покормить, вызвать участкового врача, сопроводить на прогулке - потребности в услугах у всех подопечных разные. Поэтому мы вовлекаем в поддержку социальных и медицинских работников, волонтеров, других необходимых специалистов, чтобы помощь была комплексной.

На встрече обсудили помощь людям с деменцией и их семьям Фото: Святослав ЗОРКИЙ

На встрече обсудили помощь людям с деменцией и их семьямФото: Святослав ЗОРКИЙ

«Если к пожилому человеку приходят гости, это повод причесаться и вспомнить, как тебя зовут»

Чтобы давать временную передышку близким или помогать пожилым людям, за которыми не могут ухаживать родственники, в областной организации Красного Креста в Гродно есть волонтеры. Они приходят к пациентам пообщаться, собирают с ними мозаики, вспоминают пословицы и обсуждают последние новости. Реализация проекта «Интегрированная помощь людям с деменцией и их семьям» стала возможной благодаря программе Федерального министерства экономического сотрудничества и развития ФРГ и Германского общества международного сотрудничества.

- Первое, что нужно пожилым людям, - это общение. Когда мы ездим к нашим подопечным, они постоянно просят: «Побудьте еще, пообщайтесь со мной». Тогда они чувствуют себя в социуме. Это для них повод причесаться, вспомнить, как тебя зовут, привести себя в порядок, - рассуждает зампредседателя Гродненской областной организации Красного Креста Инна Ситько.

За помощь Красного Креста не надо платить, предлагают ее всем, кому медики поставили диагноз. Но соглашаются не все. За год Красный Крест помог 19 семьям. Приблизительно столько же отказались.

- Кто-то не хочет пускать чужих людей домой, кто-то вообще отказывается говорить об этой проблеме и закрывает глаза, - объясняет главная медсестра областной организации Елена Горбачевская. - Мы, когда приходим первый раз, не говорим громко слово «деменция». Объясняем, что у нас есть возможность помогать людям, которые с возрастом теряют какие-то функции.

Волонтер Зинаида Ивановна (слева) проводит с пенсионерами занятия по профилактике деменции. Справа - главная медсестра Елена Горбачевская Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Волонтер Зинаида Ивановна (слева) проводит с пенсионерами занятия по профилактике деменции. Справа - главная медсестра Елена ГорбачевскаяФото: Святослав ЗОРКИЙ

- Еще сложность в том, что деменция - это психиатрический диагноз, а никто не хочет быть психбольным или чтобы у него дома был психбольной, - дополняет Инна Ситько. - Поэтому мы хотим рассказывать о ранних признаках, когда простыми методами можно притормозить заболевание.

По словам специалистов, замедлить момент, когда человек потеряет дееспособность, можно лет на пять. Но обратного действия для деменции нет.

- Если начались проблемы с памятью, то она уже не вернется, не будет такой, как раньше. Наша задача - хотя бы зафиксировать все на той планке, на которой обнаружили пациента, - говорит Татьяна Будник. - Если пациент сам ест и сам посещает туалет - здорово! Когда это заканчивается, для близких жизнь превращается в ад.

- И что в этом случае делать?

- Если заметили, что есть проблемы с едой, то надо садиться вместе, давать человеку приборы. В американских домах престарелых пациенты едят ножом и вилкой, но при этом они не знают, как зовут их детей. Потому что эти навыки тренируются. Как ребенка в детстве учили есть, так и здесь.

- Нельзя говорить: давай я тебя сам покормлю! - предупреждает медсестра Елена Горбачевская. - Конечно, нам надо все быстро. И мы часто не ждем, чтобы пожилой человек сам поел. Потом наша бабушка думает: а зачем мне самой? Я же буду есть долго и неаккуратно. Пусть меня покормит дочка. Так эта функция отмирает. Очень важно дать человеку самостоятельно сделать то, что он делал постоянно.

Волонтер ведет блокнот, в который записывает состояние подопечного, а вместе они вклеивают старые фотографии. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Волонтер ведет блокнот, в который записывает состояние подопечного, а вместе они вклеивают старые фотографии.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Чем еще можем помочь, если есть проблемы с памятью?

- Надо общаться, спрашивать, что смотрел, что ел, кто приходил, - рассказывает психолог. - Не переставлять мебель. Вещи должны оставаться на привычных местах. У подопечных была история: подвинули диван сантиметров на тридцать - бабушка решила, что ее переселили в другую комнату. Вы вспомните себя, когда просыпаетесь ночью после перестановки. Здесь то же самое. Если бабушка или дедушка уходят на улицу, важно, чтобы в кармане всегда была записка с именем, адресом пожилого, номерами телефонов близких. К нам в психиатрию очень часто привозят пожилых-«потеряшек», которые не говорят, где живут. Разве что спросишь: «Что видно из окна?» Благо, если назовет телевышку, можно хотя бы понять район. Что растет во дворе? Садик есть? По этим данным и выясняем, откуда человек.

«Если спрашиваю, какое сегодня число, понимает, что проверяю»

Среди волонтеров Красного Креста люди самого разного возраста. Но чем ближе по возрасту волонтер и подопечный, тем проще им находить общий язык.

- Я спросила у Владимира Петровича (имя изменено. - Ред.), какое сегодня число - он не знал, - рассказывает о подопечном волонтер Нина Почивалова. - Я сказала, что мне тоже помогли вспомнить число дети. Это нормально. Самое главное, какой у нас месяц. Вспомнил.

Волонтер Красного Креста Нина Почивалова объясняет, как подыгрывает подопечному, когда он забывает, какое сегодня число.Святослав ЗОРКИЙ

Пенсионерка Нина Ивановна разговаривает с 86-летним подопечным практически обо всем. Не успели обсудить два атеиста только тему Бога. А еще не говорят о футболе. Владимир Петрович передвигается по квартире на ходунках.

- Поэтому я ему всегда звоню: я к вам прибегу? Мне идти минут пять. И он успеет дойти до двери, - рассказывает Нина Ивановна. - Как-то предлагала ему сыграть в шашки, а он: «А давайте лучше поговорим». Провожает меня всегда фразой: «Опять уже побежала!»

Волонтер Красного Креста Нина Почивалова рассказывает, почему ее подопечный не любит смотреть футбол.Святослав ЗОРКИЙ

Сразу волонтер проводила занятия по всем правилам: старалась проверять Владимира Петровича - какой сегодня год, какой месяц. Вспоминали, с какими странами граничит Беларусь. Но подопечный - с характером: «Нина Ивановна, вы меня, как ребенка, что ли, проверяете?» Тогда подопечный пожаловался: «Нина Ивановна проводит со мной такие занятия - даже до смешного».

Нина Ивановна (слева) работала учителем-дефектологом, а Галина Ивановна - детским физиотерапевтом. Сейчас они волонтеры Красного Креста. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Нина Ивановна (слева) работала учителем-дефектологом, а Галина Ивановна - детским физиотерапевтом. Сейчас они волонтеры Красного Креста.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Теперь я стараюсь эти вопросы прятать в наших беседах. Ненавязчиво могу спросить: на каком этаже, Владимир Петрович, у вас квартира? Забыл. А номер квартиры? У меня 55. Он понимает, что где-то близко, и вспоминает, что у него 59, - говорит Нина Ивановна. - Как-то я к нему прибежала и радостно сообщила: сегодня у нас открытие чемпионата мира по футболу! Он посмотрел и говорит: «Я занимался более серьезным делом в этой жизни». Тогда я поняла, что тему футбола нам надо переключить. Он 50 раз прыгал с парашютом, какой там футбол! Недавно он мне сказал: «Замолчала моя гитара - и, видимо, навсегда. Замолчал мой аккордеон - и, видимо, навсегда. Скоро замолчу и я». После этих слов перевожу дыхание и стараюсь найти ободряющую фразу - он юмор хорошо понимает.

- Темы смерти не надо пугаться, - комментирует психиатр Татьяна Будник. - Тема для возрастных пациентов (да и не только для возрастных) актуальная. Хотя в социуме принято об этом молчать. И когда бабушка говорит о своей подготовке к смерти, мы ей отвечаем: «Ой, бабушка, успокойся, ты будешь жить!» Все прекрасно, но бабушка вскоре умирает. Остается чувство, что человек в этой проблеме был одиноким. Из-за моего страха я не поговорила с бабушкой об этом. А говорить надо. Это не о том, что все будет плохо и жизнь закончится. Это про светлую грусть, печаль, благодарность, отпускание и расставание.

«Почему мама всю жизнь была бухгалтером, а сейчас разучилась есть ложкой?»

- Пожилой человек становится похож на ребенка: ему надо все много раз объяснять, учить. И это ломает шаблоны у нас в голове, - разъясняет психиатр, что происходит, когда мы видим, что у близких людей начинается деменция. - Нам кажется: это же моя мама, она должна сама за собой смотреть. Почему она в 80 лет перестала это делать? Если она всю жизнь была известным бухгалтером, то почему сейчас она разучилась есть ложкой? Очень хотелось бы, чтобы родственники научились просить о помощи в таких ситуациях, не считали эту проблему чем-то постыдным. Обращались к медицине, социальной службе, в Красный Крест - опыт комплексной помощи у нас уже есть.

За год Красный Крест помог 19 семьям. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

За год Красный Крест помог 19 семьям.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- А зависит отношение к пожилым родителям от того, как к ребенку относились в детстве?

- Есть истории от хорошего воспитания. Когда люди кричат: «Это моя мать! И я буду смотреть сам!» Вы на себя посмотрите. Вы не спите, постоянно контролируете. День-два-три-месяц-год… И это уже хроническая усталость и раздражительность. Так социум теряет еще одну трудоспособную личность. Но внутренние принципы не позволяют: это моя мама! И я ее досмотрю. Со слезами на глазах и болью. Мы говорим близким: сходи хотя бы к психотерапевту, воспользуйся поддержкой Красного Креста, пока с твоим близким волонтер, сходи в парикмахерскую. Чтобы внутренние ресурсы можно было отдавать близкому. Если ресурсы заканчиваются, появляется злость, агрессия и внутренняя боль. Следующий этап - родственники приходят и говорят: «Представляете, у меня появилось желание ударить бабушку, потому что я уже не могу терпеть. Полтора года привязан, не могу выйти на работу и жить своей жизнью».

- Есть какие-то особенные признаки, на которые стоит обратить внимание?

- Человек забывает обычные вещи. Вот Сережи давно не было в гостях. А Сережа приходил вчера. Это звоночек. Посмотрел передачу - не может пересказать, о чем она. Но при этом может делать привычные вещи: ходить на почту или в магазин, платить за квартиру.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также