2018-10-17T19:04:35+03:00

Последнее слово начальников Коржича: «Прошу строго не наказывать»

Лейтенанту Суковенко прокурор запросил 6 лет лишения свободы, прапорщику Вирбалу - 4 года
Поделиться:
Комментарии: comments6
Павел Суковенко и Артур Вирбал выступили с последним словомПавел Суковенко и Артур Вирбал выступили с последним словомФото: Микита НЕДАВЕРКОВ
Изменить размер текста:

Сегодня, 17 октября, в суде Минского района бывший старший лейтенант Павел Суковенко и прапорщик Артур Вирбал, которые были начальниками Коржича, выступили с последним словом. Напомним, их обвиняют по статье «Превышение власти или служебных полномочий, сопряженное с насилием». Среди потерпевших - сержанты, которые проходят обвиняемыми по делу рядового Коржича, найденного повешенным в подвале воинской части в Печах. По версии следствия, командир и старшина роты заставляли сержантов отжиматься, требовали для себя покупать продукты, иногда применяли физическую силу. Кроме того, Суковенко недоплачивал своим подчиненным денежное довольствие. Прокурор запросил Суковенко 6 лет лишения свободы, а Вирбалу - 4 года колонии усиленного режима.

«Просто хотелось их как-то взбодрить»

В суде подсудимые были кратки.

- Во-первых, хочу принести искренние извинения потерпевшим за причиненный какой-либо вред. Если я действительно его причинил, то я готов возместить в полном объеме как моральный ущерб, так и материальный, - говорит прапорщик Артур Вирбал. - Во-вторых, я полностью согласен со стороной обвинения. Я полностью признаю свою вину и чистосердечно раскаиваюсь. Так как обвинение считает, что я потерпевшим своим превышением власти причинил физическую боль, моральное страдание и унижение. Потерпевшие утверждали, что это не было унижением, не причинил им ни физической боли, ни страдания. Это не выглядело как унижение. Просто хотелось их как-то взбодрить, настроить на рабочий лад, чтобы они знали и понимали, что задачи, которые ставились, они должны выполнять... В-третьих, эпизоды, связанные с превышением власти... Я не хотел поднять свой авторитет, не хотел реализовать какие-то свои властные амбиции. Просто хотелось взбодрить, настроить на рабочий лад. Возникали моменты, что поставленные те или иные задачи игнорировались... Спустя год в СИЗО я осознаю и понимаю, что поступал неправильно, что нужно было действовать согласно закону: проводить беседы, выставлять в наряды. В связи с этим я полностью признаю вину и чистосердечно раскаиваюсь. Также, Высокий суд, прошу вас назначить мне наказание, не связанное с лишением свободы, так как в дальнейшем планирую трудоустроиться, чтобы приносить пользу своей семье и обществу.

Командир роты Павел Суковенко тоже сказал, что признает свою вину и раскаивается.

- Хочу добавить, что никогда не ставил цель унизить кого-то, причинить кому-то моральные и физические страдания. Все потерпевшие, которые выступали перед нами, никто из них, как они утверждают, не испытывал никакого давления с моей стороны, не считает себя вообще в принципе потерпевшими. Также хочу попросить строго не наказывать. Все-таки я думаю, что я еще способен принести какую-то пользу обществу, в первую очередь своей семье.

«Мой маленький генерал еще станет генералом. Может, он будет бизнесменом»

- Я растила одна двоих детей, и было очень нелегко. Мой сын уже был поставлен на ноги, и у него росла карьера, и просто мы сейчас на пепелище. И нам опять надо вставать на ноги, но мы очень сильные люди. И мой маленький генерал еще станет генералом, просто это будет в другом месте и в другое время. Может быть, он будет бизнесменом или еще кем-то, - рассказала после судебного заседания мама Артура Вирбала Елена. - Я пятый раз в суде. Насколько это возможно, я его поддерживала, была здесь, живу возле Минска, снимаю квартиру. Мы сами из Браславского района.

Женщина вспоминает, что ее сын никогда не жаловался на службу в армии.

- Когда я спрашивала, как у него дела, он только под гитару пел песню «Здравствуй, мама, я пишу тебе письмо, все, как прежде, хорошо». У него всегда было все хорошо. И если мать Коржича считает, что нам досталось мало, то нет, не мало. Нам хватило и еще хватит... Я выразила ей соболезнование, она нормально отреагировала. Я сказала: «Примите мое искреннее соболезнование материнское. У меня большая беда, а у вас бесконечное горе».

Приговор в суде озвучат 19 октября.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Двоюродная сестра Коржича: «Саша говорил, что проще заплатить, чтобы ему не дурили голову»

Солдат рассказывал Виолетте о своей службе, о том, что однажды ночью вытащил рядового из петли (читать далее)

«Осудите меня, и я поеду отбывать наказание. Устал я»: продолжается суд над командирами Коржича

В суде начался допрос обвиняемых (читать далее)

«Не мы эту систему создали, не нам ее ломать»: начался суд над командирами части, где погиб Коржич

Потерпевшие сержанты просят строго не наказывать прапорщика и старлея (читать далее)

Профессор о связанных ногах Коржича: «Убийца бы так не церемонился»

В суде по делу о гибели солдата в Печах продолжается допрос свидетелей (читать далее)

Еще больше материалов по теме: «Армия: смерть солдат в Печах»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также