2018-11-14T16:40:05+03:00
КП Беларусь

Найденный в Москве автограф Богдановича - неизвестная элегия

Но это – только авторский перевод на русский язык, а вот оригинал на белорусском еще предстоит разыскать
Поделиться:
Комментарии: comments2
Возможно, неизвестная ранее тетрадь со стихами Максима Богдановича предназначалась им для оценки Максиму Горькому.Возможно, неизвестная ранее тетрадь со стихами Максима Богдановича предназначалась им для оценки Максиму Горькому.
Изменить размер текста:

Маленькая сенсация, объявленная на форуме «Молодые ученые как приоритет Союзного государства», - один из результатов работы над изданием «Максім Горкі і Адам Багдановіч: сяброўства, народжанае на берагах Волгі». Институт мировой литературы Российской академии наук и минский Литературный музей Максима Богдановича готовят том с мемуарами, а также перепиской отца классика белорусской литературы со знаменитым русским писателем. Поддерживает книгу к 150-летию Горького Постоянный комитет Союзного государства.

Неизвестную прежде рукописную тетрадь с авторскими переводами стихов Богдановича на русский язык обнаружила замдиректора Института мировой литературы Российской академии наук Дарья Московская. По ее словам, переданным БелТА, артефакт не могли найти целый век, поскольку он попал по ошибке не в ту папку. А теперь, в связь с проектом посткома Союзного государства, архивы Горького как раз более тщательно изучили на предмет связей писателя с семьей Богдановичей.

Но, как отмечено на странице в Фейсбуке минского музея нашего классика, белорусы уже высказывали версии: Богданович действительно мог отправлять свои стихи Горькому. Об этом есть упоминание и в письме отца поэта к русскому классику. В 1925-м Адам Богданович готовил первое собрание сочинений сына и писал Горькому: «Между прочим — Максим в 13 или 14 году писал Вам и вероятно послал книжку своих стихов. Не сохранилось ли у вас его письма? Не дадите ли Вы о нем или его стихах коротенького отзыва? Белорусы были бы весьма обрадованы». На это визави Адама Егоровича ответил: «Максим не писал мне, и книги своей не посылал».

Автограф расчитал литературовед Тихон Чернякевич. Фото: Фейсбук Литературного музея Максима Богдановича

Автограф расчитал литературовед Тихон Чернякевич. Фото: Фейсбук Литературного музея Максима Богдановича

Тем не менее, как теперь ясно, сама тетрадь была, и Богданович ее действительно датировал 1913-1914 годами. В это время начинающий поэт жил в Ярославле, учился там в Демидовском лицее. В Музее Богдановича сообщают и другие подробности: в тетради - 8 переведенных самим поэтом на русский язык собственных стихотворений.

«Сем вершаў былі вядомы даследчыкам, апублікаваны ў першым поўным Зборы твораў Багдановіча – «***Уж синее небо темнеет…», «***Прочтите с участием эту…», «Триолет», «Дед», «***Белым цветом одета калина…», «***Слышим гул? Это дико-печальный лесун…», «***Подними к небесам свои взоры…». Пераклады ўваходзяць у рукапісны сшытак «Зеленя», падараваны ў свой час паэтам стрыечнай сястры Нюце Гапановіч».

А вот восьмое стихотворение из тетради оказалось неизвестным знатокам творчества Богдановича. Причем, по мнению литературоведов, если существует перевод, то надо искать и оригинал на белорусском.

К своему посту музейшики приложили и репродукцию автографа. Его расчитал литературовед, пресс-секретарь Союза белорусских писателей Тихон Чернякевич:

Дистихи

Правда, и черные дни сплеталися с ясными днями,

Но далеко уж они в прошлое все отошли.

Всех я теперь их люблю, - ведь издали кажется сердцу,

Словно узорная чернь по серебру пролегла.

Для «Комсомолки» Чернякевич прокомментировал произведение:

- Это стихотворение жанра «элегический дистих». Его корни в античной лирике. Богданович не раз обращался к такому жанру. Образный ряд тоже очень ему характерен: игра на антиномиях была одним из любимых его методов до конца дней. Вспомните последнее стихотворение: «Ў краіне светлай, дзе я ўміраю, у белым доме ля сіняй бухты…».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

"Комсомолка" недавно писала о том, как можно по почерку охарактеризовать персону Максима Богдановича. Эксперт-графолог Наталья Поджарова:

- Если это его естественный, каждодневный почерк, то мы видим человека очень чувствительного, мягкого, впечатлительного. А также бесхитростного, в чем-то даже наивного. Он глубоко все переживает, пропускает через себя, при этом очень контролирует, подавляет внешнее проявление чувств, внутренне несвободен, все время себя тормозит. Творчество могло быть для него отдушиной, тем местом, где он мог позволить себе выразить свою внутреннюю эмоциональность.

О том, какими людьми, согласно их почеркам, были наши классики от Купалы до Быкова, читайте тут.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также