2018-11-27T23:12:23+03:00
КП Беларусь

Убийство премьер-министра БНР организовали чекисты?

Автор биографии Романа Скирмунта рассказал «Комсомолке», как удалось восстановить его последние слова перед убийством, и о том, почему имя этого промышленника из-под Пинска гремело по всей Российской империи
Поделиться:
Комментарии: comments1
О депутате первой Думы Романе Скирмунте говорили по всей империи из-за его несогласия с аграрной реформой.О депутате первой Думы Романе Скирмунте говорили по всей империи из-за его несогласия с аграрной реформой.
Изменить размер текста:

Историк Александр Смоленчук написал книгу "Раман Скірмунт. Жыццяпіс грамадзяніна Краю" о единственном профессиональном политике времен БНР.

Дед и особенно отец Романа Скирмунта сделали из имения Поречье на Пинщине, по определению историка Александра Смоленчука, «Ливерпуль на Ясельде» - суконная фабрика, винокурня, сахарный завод... В 1860-х оборот составлял 300 тысяч рублей – треть промышленности Минской губернии!

В управленцы Романа определили уже в 15 лет – отец забрал его из гимназии, не дав получить даже среднее образование. Два десятка лет Скирмунт-младший вместе с отцом занимался делами семьи. Но уже во время Российской революции 1905 года Роман оказался в центре общественных событий. Тогда он писал, что эпоха шляхты уже миновала – на авансцену истории выходит народ.

Имение Скирмунтов было промышленным центром Минской губернии – его запечатлел на своей гравюре Наполеон Орда.

Имение Скирмунтов было промышленным центром Минской губернии – его запечатлел на своей гравюре Наполеон Орда.

- Хотя Скирмунты воспитывались в польской культуре, но своей родиной считали историческую Литву – белорусско-литовский край. Сам Роман в 1906-м сказал: «Я белорус польской культуры». Когда пошли политические сдвиги, родилась «краёвая» идея. Создавалась нация политического типа, когда не важен язык, историческая память и происхождение: если ты считаешь, что Белорусско-Литовский край –это твоя родина, ты «краёвец» или литвин.

Во время выборов в первую Госдуму империи краёвцы получили в ней 7 мест от Минской губернии. Ещё семеро краёвцев были выбраны от других белорусско-литовских губерний (всего выбрали 511 депутатов). Перед днем выборов наделенные избирательным правом дворяне определяли выборщиков. В Минске из своего числа они выбирали депутатов. Разрешалась агитация, в газетах уже отменили предварительную цензуру, но победа во многом зависела от комбинаций: ни одна из политических сил не имела абсолютного большинства. Была сильна городская фракция, землевладельцы, также по закону от каждой губернии в Думу обязательно проходил 1 крестьянский депутат. Как правило, представители крестьян держались консервативных позиций и поддерживали власти.

Среди депутатов оказался и Роман Скирмунт. В Петербурге он инициировал создание отдельной фракции «краёвых» депутатов Беларуси и Литвы - 14 человек, которые защищали интересы своего Края и рассматривали разные варианты автономии. Они не присоединились к вдвое большей фракции Царства Польского (а там в лидерах были польские национал-демократы), кстати, как и украинская шляхта. Это не позволило полякам стать весомой силой в парламенте. Однако имя Скирмунта в первой Думе наделало шума по другой причине:

- В политическом отношении он слыл либералом – выступал за демократию, подписывал призывы к освобождению из тюрем и против военно-полевых судов. А по социальным взглядам его относят к консерваторам. В эйфории революции 1905 года было важно отобрать и разделить землю. Партия трудовиков предлагала ликвидировать собственность на землю, передать ее в госфонд, а затем распределять по числу рабочих рук в семье. Но консерватор Скирмунт возражал – мол, тогда бюрократы станут настоящими владельцами земли, а человек, который через 10 лет аренды отдаст надел, за это время выжмет из участка все. Не говоря уже о бесконечных переездах семей с места на место. Это выступление против аграрной реформы прогремело по всей России и не понравилось крестьянам. Кстати, в 1917-м он уже выступал за аграрную реформу с компенсацией потерь землевладельцам. Также для него было важно, чтобы крестьяне вкладывались в землю, а не получали ее совершенно бесплатно.

Первая Дума продержалась всего три месяца. Вернувшись из Петербурга, Скирмунт сказал сестре: «Если император Николай II не разогнал бы Думу, все могло закончиться страшным взрывом».

Роман Скирмунт - депутат первой российской Думы и польский сенатор спустя четверть века.

Роман Скирмунт - депутат первой российской Думы и польский сенатор спустя четверть века.

ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО, НЕМЦЫ И ПОЛЯКИ ГОВОРИЛИ ТОЛЬКО СО СКИРМУНТОМ

В 1900-м Роман вступил в Минское сельскохозяйственное общество, которым руководил Эдвард Войнилович, и почти 17 лет был там вице-председателем. Строитель Красного костела Войнилович стал наставником, а потом и другом для Скирмунта (как в свое время Александр Скирмунт, отец Романа, для Войниловича), тем более обоих связывала краёвая идея. А в 1910-м Романа Скирмунта избрали в Госсовет – верхнюю палату парламента Российской империи.

- Там он успел выступить несколько раз. Но не прошел проверку документов. Он получил очень хорошее образование, в частности, кроме белорусского, русского и польского, владел немецким, французским, английским языками, знал полешуцкое наречие, но у него не было бумаги о среднем образовании. Чтобы не допустить огласки, сам вышел из Госсовета - мол, умер отец, надо заниматься делами имения.

Очередное возвращение в политику Романа Скирмунта – 1917 год, когда он возглавил Белорусский национальный комитет, боровшийся за автономию Беларуси.

- Тогда он был единственным профессиональным политиком на белорусских землях, его знали в Петрограде. А состоявшему из социалистов нацкомитету был нужен таран на переговорах с Временным правительством. Но когда в апреле 1917-го переговоры провалились, социалисты поспешили избавиться от Скирмунта, даже не поблагодарив за работу. Между тем, именно благодаря этому человеку белорусское движение стало важным фактором общественной и политической жизни на белорусских землях. Начала выходить газета «Вольная Беларусь», создавались белорусские учебники, и, самое главное, все силы в белорусском национальном движении объединилися в стремлении к автономии Беларуси в границах новой демократической России. Благодаря Скирмунту в Белнацкоме работали такие представители местной элиты как княгиня Мария Магдалена Радзивил, князь Антоний Радзивил, Эдвард Войнилович, князь Иероним Друцкий-Любецкий. Подзнее социалисты ликвидировали и Белнацком, заменив его другой белорусской организацией.

Первым делом правительство Скирмунта в условиях оккупации 1918 года собиралось заниматься иностранными делами и финансами.

Первым делом правительство Скирмунта в условиях оккупации 1918 года собиралось заниматься иностранными делами и финансами.

Скирмунт оказался во «втором эшелоне» белорусского движения. В феврале 1918-го, когда немцы заняли Минск, Скирмунт возглавил консервативно-правое Минское белорусское представительство.

- Начинается создание БНР, 21 февраля была принята I Уставная грамота республики. Но немецкая оккупационная администрация не хотела иметь дел с социалистами. Тогда Скирмунт и два его соратника Земкевич и Алексюк написали обращение к немцам, в котором отстаивали национальные интересы Беларуси. Письмо и позитивный ответ на него (!) опубликовала армейская немецкая газета. Это впечатлило всех, в том числе социалистов: со Скирмунтом готовы разговаривать. И когда была провозглашена независимость БНР, идеолог белорусского движения Антон Луцкевич из Вильно (тогда город находился в так называемой старой зоне оккупации, а Минск - в новой, и передвижение между ними было очень сложным) настоял, чтобы Скирмунта и его коллег включили в состав Рады республики.

В мае 2018 года Рада БНР приняла решение о создании правительства во главе с Романом Скирмунтом. Но старое правительство социалистов Язэпа Воронки не согласилось с этим назначением, не передало печати и других атрибутов государственной власти, вело контрпропаганду, - в первую очередь, из-за споров о путях социальных преобразований. Эта борьба ослабила и без того шаткие позиции белорусского движения в Минске - куда сильнее тут были эсеры и польские организации - еще с началом Первой мировой в Минск эвакуировалась элита польской политики из Варшавы.

- Спустя неполные две недели правительство Скирмунта сложило полномочия. Однако в конце октября1918-го он отправился во главе делегации БНР на переговоры в Берлин. Но там дипломатов застала немецкая революция... Мизерный шанс отстоять Беларусь был на Версальской мирной конференции, но туда Скирмунт не поехал, хотя его уговаривали, даже выписали ему паспорт БНР в Берлине.

Во всей истории БНР, говорит Александр Смоленчук, решающую роль сыграла неудачная геополитическая ситуация: государства, имевшие влияние в регионе, не хотели помогать белорусам. Другой причиной было отсутствие единства белорусских сил, межгрупповые и межпартийные конфликты, национальные интересы проигрывали конкуренции популярным социальным програмам. Всё это привело к слабости белорусского движения, ограниченности в ресурсах и резервах. Например, у белорусов не было своей армии. Кстати, по приблизительным подсчетам было около 10 тысяч человек, которые сражались за БНР в разной форме – в Украине в то же время за свою республику сражалось порядка 200 тысяч. Правда, результаты оказались одинаковыми.

Обложка действительно огромной книги о Романе Скирмунте, а также герб его рода.

Обложка действительно огромной книги о Романе Скирмунте, а также герб его рода.

В белорусскую тему Скирмунт окунулся еще раз в июле 1919 года – тогда с ним встретился глава Польского государства Юзеф Пилсудский.

- Позднее Скирмунт рассказывал Войниловичу, что они говорили об аграрной реформе. Но мне тяжело в это поверить, пусть даже Скирмунт действительно был крупным землевладельцем, ведь на территории Беларуси как раз шла польско-советская война, а Скирмунт не представлял никакой серьезной политической организации. Историк Андрей Чернякевич считает, что, возможно, тогда речь шла о создании белорусского правительства во главе со Скирмунтом, которое могло стать союзником Польши. Возможно, военно-политические перемены отбросили этот вариант польской политики на белорусских землях. В межвоенные годы Скирмунт 5 лет был польским сенатором (1930-1935), но для белорусского движения ничего не делал - как мне кажется, из-за связи этого движения с большевиками. Их победу в России Скирмунт считал угрозой для всей европейской цивилизации

Охладел Роман и к своему хозяйству. Линия фронта Первой мировой прошла через Поречье (а различные бои тут шли до 1920 года!), что-то вывезли немцы, что-то разграбили местные жители. Но он не стал восстанавливать суконную фабрики. В Поречье действовали только сельхозпредприятия.

- По своему складу Роман наверняка был гуманитарием, и как раз тогда стал много писать. Под псевдонимом Ромунт (первый буквы имени и последние фамилии) написал книгу о поэте Юлиуше Словацком (1926) - правда, ее раскритиковали – где-то справедливо, а где-то не без академического снобизма, мол, что это за ученый из провинции.

Тем временем большевики о Романе Скирмунте не забывали:

- В Национальном архиве Беларуси сохраняется дело о службе Скирмунта, законченное в 1910-м. А за декабрь 1928-го лежит карточка с указанием: дело скопировано слово в слово. В те времена все архивы были в ведении НКВД, которому по какой-то причине снова были интересны сведения о Скирмунте.

ЛЮДИ ВЕРИЛИ, ЧТО СКИРМУНТ СЛОВОМ ОСТАНАВЛИВАЛ ОГОНЬ

- Когда я писал книгу о Скирмунте, записал немало рассказов местных жителей, - говорит Александр Смоленчук. - В Беларуси большой потенциал метода устной истории еще не до конца осознан. Я уверен, что тот, кто интересуется историей Беларуси ХХ века, должен говорить со старыми людьми. Ведь в начале ХХI века, к примеру, я записывал сведения о событиях восстания 1863 года. Если кто-то участвовал в нем, это считалось честью для семьи. А в Поречье до сих пор звучит «наш Скірмунт». Доходит до мифологизации: в нескольких соседних деревнях говорили, будто он шептал во время пожаров - и пламя гасло. Но я нашел реальный факт, который может быть связан с людской верой: в конце XIX века Скирмунт создал в Поречье пожарную дружину. Знаете, у меня даже сложилось впечатление, будто Скирмунт и теперь помогает поречанам. Рассказывая о его доброте, справедливости, уважении «пана» к тем, кто работал и жил по совести, паречане тем самым рассказывают о себе, о том, что они ценят в людях…

Несколько поколений семьи Скирмунтов (Роман – первый справа) в августе 1939-го. Почти все герои фото погибнут после того, как через месяц Западная Беларусь вошла в БССР.

Несколько поколений семьи Скирмунтов (Роман – первый справа) в августе 1939-го. Почти все герои фото погибнут после того, как через месяц Западная Беларусь вошла в БССР.

Кстати, с подобным отношением к «панам»-землевладельцам историку приходилось сталкиваться и в других местностях.

- Вообще, в советское время из землевладельцев лепили врагов простого народа, но в начале ХХ века помещику требовались рабочие руки, а имение позволяло зарабатывать. Не удивительно, что после прихода в Западную Беларусь советских солдат и создания в Поречье колхоза мужики собирались и вспоминали Романа Скирмунта как альтернативу колхоху и его председателям.

При новой власти бывший премьер-министр БНР прожил всего три недели. О загадочном убийстве 7 октября 1939 года люди рассказывают со слезами.

Из устных вспоминаний паречан вырисовывается картина, как трое местных пьянчуг, которые после вторжения Красной армии стали «революционерами» по своей инициативе убили Романа Скирмунта и его шурина Болеслава. Но в это невозможно поверить. В то время в деревне находились комиссары Морозов и Холодов. Так что, думаю, в Поречье произошла организованная чекистами расправа - только оружие вложили в руки местным…

Так выглядит могила одного из первых сторонников независимости Беларуси Романа Скирмунта.

Так выглядит могила одного из первых сторонников независимости Беларуси Романа Скирмунта.

Последние слова Скирмунта, говорит историк – то, что передается местными из поколения в поколение. Ведь их узнали от убийц, когда за выпивкой у них развязывался язык. Когда Скирмунту приказали отвернуться, чтобы стрелять в затылок, он сказал: «Я от людей никогда не отворачивался».

…Почти все мужчины из рода Скирмунтов на белорусских землях погибли, а женщин и детей выслали как врагов народа. У самого Романа потомков не было. Он не имел собственной семьи. Последние представители этой линии Скирмунтов сейчас живут в Германии

Фото предоставлены Александром СМОЛЕНЧУКОМ

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также