2018-12-12T12:34:52+03:00
КП Беларусь

Африканец, который работает на МТЗ: «Приехал в Беларусь как футболист, а стал слесарем на заводе. Сам не поверил бы!»

Мы поговорили с Мохаммедом Кейта о том, как он переехал из Гвинеи в Беларусь, попрощался здесь с карьерой спортсмена, зато обеих жен встретил на стадионе [фото и видео]
Поделиться:
Мохаммед Кейта работает в цехе по сборке тракторовМохаммед Кейта работает в цехе по сборке тракторовФото: Павел МАРТИНЧИК
Изменить размер текста:

Недавно хоккеистов минского «Динамо» привели на Тракторный завод, чтобы познакомить с жизнью простых работяг. Среди тех, кто задавал спортсменам вопросы и шутил на тему «уволят - приходите работать к нам», был и темнокожий слесарь Мохаммед Кейта… Сам - бывший футболист!

Мы заинтересовались необычной историей работника МТЗ. Оказалось, 32-летний Мохаммед родом из жаркой Гвинеи, но последние 14 лет живет в Беларуси. Здесь он выучил русский, дважды женился, обзавелся детьми - и решил не возвращаться на родину.

В Беларуси Мохаммед дважды женился, обзавелся детьми и устроился работать на завод Фото: Павел МАРТИНЧИК

В Беларуси Мохаммед дважды женился, обзавелся детьми и устроился работать на заводФото: Павел МАРТИНЧИК

«Знал только, что это страна из бывшего СССР»

С Мохаммедом Кейта мы встречаемся в цехе по сборке тракторов. В просторном помещении висят плакаты «Мы просим пап и мам, работайте без травм», доносятся звуки передвижных кранов и конвейера. Рабочий день Мохаммеда начинается в 15.20, это вторая смена, но он приезжает пораньше - переодеться, подготовить инструменты.

- Из дома выезжаю за час-полтора, жена готовит ссобойки. В общем, все как у других рабочих, - улыбается Мохаммед.

Помогали иностранцу разобраться в особенностях сборки трактора его коллеги Фото: Павел МАРТИНЧИК

Помогали иностранцу разобраться в особенностях сборки трактора его коллегиФото: Павел МАРТИНЧИК

Хотя 14 лет назад у него была другая жизнь. Мохаммед родился и вырос в Гвинее, а главным своим делом считал футбол - объездил с командой всю Африку и Европу.

- Я мечтал быть футболистом или артистом, - рассказывает Мохамммед. - Образование у меня экономическое, но по специальности я не работал. Любил футбол, у нас была команда.

Да и в Беларусь Мохаммед приехал играть в футбол.

- Менеджер предложил мне и еще трем игрокам приехать сюда, обещал контракт в футбольном клубе. О Беларуси я знал лишь, что эта страна бывшего СССР, видел матчи с советскими футболистами. В Минске удивила чистота, тишина, порядок. Настоящим шоком стала погода. Мы приехали в январе, было так много снега! - рассказывает экс-футболист. - Приехали, но никаких контрактов не оказалось. Хотя наш менеджер пообещал, что найдет футбольную команду для нас. Время шло, ничего не происходило, мы тренировались только на поле около гостиницы. Не знали ни города, ни языка, и сами никуда подаваться не могли, ни с какими тренерами не знакомились. Менеджер говорил, что все будет окей, но в итоге, видимо, не смог договориться с клубом и просто уехал. Что делать? Друзья отправились домой, а я решил остаться.

- Почему? Чужая страна, странная ситуация с менеджером…

- Я думал, что он вернется! У меня здесь раньше учился брат, у него осталось много знакомых, которые мне помогали, приютили меня. В деньгах особой нужды не было, я взял с собой достаточно. Произошло еще кое-что - я влюбился!

Цех очень просторный, доносятся звуки передвижных кранов и конвейера Фото: Павел МАРТИНЧИК

Цех очень просторный, доносятся звуки передвижных кранов и конвейераФото: Павел МАРТИНЧИК

«Жена французского не знала, общались со словарем»

С будущей женой Натальей Мохаммед познакомился на стадионе в Минске, во время тренировки. Ему было 19 лет, ей - 28. Они начали общаться, год встречались и решили расписаться.

- У нас был языковой барьер. Мой родной язык - французский, она его не знала. А я плохо говорил по-русски. Как справлялись? Использовали словарь, переводили, так и общались, - смеется Мохаммед. - Потом я стал лучше говорить и понимать по-русски. Меня отговаривали жениться, говорили, что молодой еще, играй пока в футбол. Но я был влюблен. Моя мама сначала подумала, это шутка. Но спросила, люблю ли я Наташу, и, услышав ответ, дала добро. Родители избранницы ничего против не имели.

На завод он устроился работать 6 лет назад, ему посоветовал прийти сюда его знакомый Фото: Павел МАРТИНЧИК

На завод он устроился работать 6 лет назад, ему посоветовал прийти сюда его знакомыйФото: Павел МАРТИНЧИК

- Свадьба в каком стиле была: африканском или белорусском?

- Fifty-fifty (пятьдесят на пятьдесят. - Авт.) В Гвинее сам процесс устроен по-другому. Бывает, знакомишься с женой уже на свадьбе. Я сделал сюрприз для жены, надел африканскую одежду, которую прислала мама, и танцевал для нее. Она была в шоке! У нас была большая свадьба, были мои друзья, которые жили в Беларуси.

После свадьбы Мохаммеду предложил играть в футбольном клубе в Гомеле, но жена настояла, чтобы он остался с ней в Минске.

- Сказала: «Одного не отпущу!», - а вместе ехать в Гомель не хотела. Она работала в банке и говорила, что зарабатывает больше, чем мне могли предложить в Гомеле. Я стал жить в квартире с ней и мамой. Потом у нас появился сын Владимир, уже было не до футбола, - вспоминает Мохаммед Кейта. - Сначала не работал, все время проводил с сыном. Позже устроился на работу у ИП, который занимался производством семечек. Это приносило мало денег, и я уволился. Потом мы с женой стали много ссориться, решили развестись, и я ушел.

Мохаммед говорит, что называет своих коллег «братишка» или «брателло» Фото: Павел МАРТИНЧИК

Мохаммед говорит, что называет своих коллег «братишка» или «брателло»Фото: Павел МАРТИНЧИК

«Некоторые обращают внимание на внешность, но и в Гвинее оглядываются на белых»

После развода Мохаммед устроился на Тракторный завод, получил общежитие. И вот уже шесть лет работает слесарем-механиком, собирает тракторы «Беларус».

- Мне посоветовал пойти сюда мой земляк, он здесь работал. Я ничего о заводе раньше не знал, навыков не было, - вспоминает Мохаммед Кейта. - Поначалу было сложно, но потом разобрался. Коллеги мне помогали, объясняли и подсказывали. Уже через месяц стал понимать что к чему.

- А как с коллегами отношения складывались? Наверное, сложно было в первое время из-за языкового барьера?

- Да, меня не всегда понимали, на русском я тогда не так чисто говорил, как сейчас. Бывало, что и жестами объяснялись. Но если человек хотел, он меня понимал. Сейчас вообще привыкли, все понимаем, называем друг друга «братишка» или «брателло».

Мохаммед приехал в Беларусь играть в футбол, но не сложилось Фото: Павел МАРТИНЧИК

Мохаммед приехал в Беларусь играть в футбол, но не сложилосьФото: Павел МАРТИНЧИК

Речь Мохаммеда и сейчас не без акцента, но разговаривает он на русском весьма уверенно.

- У меня много друзей, которые меня любят и готовы в случае чего защищать. Белорусы любят иностранцев, тем более темнокожих спортсменов, - улыбается Мохаммед. - Но люди разные. Есть те, которые обращают внимание на внешность. Едешь в автобусе и слышишь: «О, смотри, негр!» Но это ничего не значит, просто люди не привыкли видеть темнокожего. У нас в стране такое тоже бывает. Если проходит мимо светлокожий, на него говорят, мол, смотри, белый!

- А как насчет зарплаты? У заводчанина она ведь не такая, как у футболиста…

- Когда был футболистом, зарабатывал в пять раз больше, чем сейчас. Но этого хватает. Тем более смотря как работать, у нас ведь сдельная зарплата. Чем больше делаешь, тем выше зарплата. Примерно получается около 450 долларов в месяц.

Мохаммед работает над основой трактора, его передней частью Фото: Павел МАРТИНЧИК

Мохаммед работает над основой трактора, его передней частьюФото: Павел МАРТИНЧИК

«Как вы едите селедку?! Это же сырая и соленая рыба!»

- В чем главные отличия между Беларусью и Гвинеей?

- В Гвинее маленькая экономика, мало заводов, стадионов всего два. Проблемы с электросетями, некоторые районы днями без электричества! Климат у нас разный, я скучаю по хорошей погоде, в Гвинее можно круглый год в майке и шортах ходить. Из продуктов рыбы не хватает, она у нас свежая, из моря. Остальное устраивает. Очень удивило, как вы едите селедку, это ведь сырая соленая рыба. Никогда не понимал. Но потом жена приготовила салат под шубой, я попробовал, мне понравилось!

- Это у нас традиционное новогоднее блюдо. А есть отличия в отмечании Нового года в Беларуси и Гвинее?

- Практически нет. В Гвинее тоже 31 декабря вся семья собирается за праздничным столом, дарят друг другу подарки. Только у нас Дед Мороз темнокожий, - улыбается Мохаммед.

Четыре года назад Мохаммед вновь женился, и также на минчанке.

- С Оксаной мы тоже познакомились на стадионе, она наблюдала, как мы с друзьями играем. Я продолжал тренироваться, чтобы не потерять форму, - говорит он. - Помню, долго переглядывались, а потом я подошел, попросил телефон. Мы стали встречаться, жить вместе. Потом я сделал предложение, она взяла мою фамилию. У нас родилась доченька Вивьен. Она прекрасная! И с сыном от первого брака я вижусь каждые выходные.

«Если бы мне кто-то сказал 15 лет назад, что я буду жить в Беларуси, работать на заводе, у меня будет жена и двое детей, я бы ни за что не поверил» Фото: Павел МАРТИНЧИК

«Если бы мне кто-то сказал 15 лет назад, что я буду жить в Беларуси, работать на заводе, у меня будет жена и двое детей, я бы ни за что не поверил»Фото: Павел МАРТИНЧИК

За 14 лет, что Мохаммед в Беларуси, он так и не съездил на родину.

- Я скучаю по родным, с мамой разговариваю каждый день по скайпу. Она обожает внуков! Я был готов поехать с семьей в гости на месяц. Но то возможности не было, то денег. Вопрос и в безопасности, недавно в Гвинее была эпидемия, пока опасаемся, - говорит Мохаммед Кейта. - Навсегда уехать из Беларуси я не хочу. Зачем? Здесь у меня работа, любимая семья, я долго здесь живу. Нет смысла возвращаться в Гвинею. Хотя если бы мне кто-то сказал 15 лет назад, что я буду жить в Беларуси, работать на заводе, у меня будет жена и двое детей, я бы ни за что не поверил. Но человек не может избегать своей судьбы, а это - моя судьба.

Заводчанин Мухамед.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также