2018-12-17T09:31:10+03:00
КП Беларусь

День с медсестрой Красного Креста: «Думала, что пришла на пару лет, а осталась на двадцать»

Как мама, жена и хозяйка двух котов больше 20 лет с 6 утра и до позднего вечера помогает пожилым людям жить и справляться с одиночеством
Поделиться:
Больше 20 лет Людмила Гусаченко помогает одиноким пожилым людямБольше 20 лет Людмила Гусаченко помогает одиноким пожилым людямФото: Святослав ЗОРКИЙ

В 1996 году 28-летняя Людмила Гусаченко с дочкой приехала в Витебск из Барнаула, на время устроилась медсестрой в Красный Крест, где помогала пожилым людям.

- Была у меня бабушка Нехама Борисовна, она говорила: «Детка, подожди, я помру, тогда будешь другое место искать», - вспоминает Людмила. - Нехама Борисовна несколько лет назад умерла, а я по-прежнему в Красном Кресте. Все 22 года работаю с ощущением, что я здесь временно. Бывало, место найду, но всегда кто-то останавливает. Я бабушек и дедушек своих люблю. У меня отец умер, мама в Германии - не хватает родительской любви, наверное.

«ПРИЕЗЖАЛА И ПЕРЕД СНОМ, КОГДА НАДО БЫЛО»

Людмила открывает нам двери своей квартиры в 5.45 утра, шепотом здоровается: муж и дочка еще спят. Медсестра просыпается в 5.20, собирает сумку, кормит двух домашних котов («старость надо уважать: один с нами уже 16-й год») и обязательно отсыпает корма для уличных, которых встретит по дороге к подопечным.

Людмила просыпается в 5.20. Пока дочка и муж спят, тихо собирается на работу Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Людмила просыпается в 5.20. Пока дочка и муж спят, тихо собирается на работуФото: Святослав ЗОРКИЙ

На часах еще только начало седьмого, а медсестра уже подходит к остановке Фото: Святослав ЗОРКИЙ

На часах еще только начало седьмого, а медсестра уже подходит к остановкеФото: Святослав ЗОРКИЙ

Сначала на троллейбусе, потом на автобусе - с пересадками Людмила едет к первым подопечным Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Сначала на троллейбусе, потом на автобусе - с пересадками Людмила едет к первым подопечнымФото: Святослав ЗОРКИЙ

К первым подопечным - семье Марченко - надо попасть к семи утра. Всего за день медсестра обычно обходит пациентов шесть. Но, бывает, кому-то надо срочно сделать укол - тогда бабушки и дедушки звонят Людмиле.

- Живы-целы - и то слава богу! - встречает у порога медсестру семья Марченко.

Галине Францевне - 79, Георгию Александровичу - 84. Вместе они полвека, но друг друга никогда не видели - оба незрячие. Она родом из Слонима, он - из Витебска, а познакомились в Минске, когда учились в институте.

- Он меня приглашал-приглашал в Витебск - так и осталась, - улыбается Галина Францевна.

В 7 утра у порога встречает семья Марченко Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В 7 утра у порога встречает семья МарченкоФото: Святослав ЗОРКИЙ

«Семь часов ровно! Плюс 25 градусов» - только переступаем порог квартиры, часы сообщают время. Время Марченко узнают каждый час, давление появляется не только на дисплее тонометра, но и проговаривается. Есть инсулиновая ручка - шприц для незрячих, которым Галина Францевна вводит инсулин мужу. А еще у всех вещей есть четкое место.

Дома у незрячих людей у каждой вещи - четкое место Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Дома у незрячих людей у каждой вещи - четкое местоФото: Святослав ЗОРКИЙ

- Даже если кажется, что где-то непорядок, это порядок, так и должно быть, - улыбается медсестра и берется за стандартные процедуры - измерение давления, инъекция инсулина…

- Это вы уже 25 лет мне колете, я посчитал, - Георгий Александрович обращается к Людмиле.

- Не, 25 лет я прихожу, а на инсулине мы с вами 6 лет, до этого таблеточки пили, - поправляет медсестра.

Шесть лет Людмила колет инсулин Георгию Александровичу. До этого почти 20 мужчина принимал таблетки Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Шесть лет Людмила колет инсулин Георгию Александровичу. До этого почти 20 мужчина принимал таблеткиФото: Святослав ЗОРКИЙ

Минимум два раза в неделю Людмила приезжает к Марченко в семь утра.

- Если сахар стабильный, два раза в неделю, когда скачет, езжу каждый день, - объясняет медсестра. - Бывало такое, что и в 9 вечера, перед сном, приезжала. Я колю один раз в сутки, научила и Галину Францевну пользоваться шприцем-ручкой.

Сегодня сахар у Георгия Александровича хороший. Мужчина помнит все показатели. Каждый день шрифтом Брайля их фиксирует жена.

Галина Францевна записывает сахар Георгия Александровича, фиксирует, какую дозу инсулина нужно вколоть Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Галина Францевна записывает сахар Георгия Александровича, фиксирует, какую дозу инсулина нужно вколотьФото: Святослав ЗОРКИЙ

Георгий Александрович потерял зрение в юношестве, после этого отучился в институте и 30 лет работал преподавателем техникума, вел политэкономию - о работе рассказывает очень охотно. На пары ходил вместе с собакой-поводырем - а их у семьи Марченко было немало.

- Если кто-то опаздывал и хотел тихонько войти в аудиторию, собака сразу: «Гав!» Куда, мол, идешь? - поддерживает разговор Галина Францевна.

Пенсионерам и сейчас предлагали собрать деньги на собаку-поводыря, но семья отказывается.

- Ай, тяжело. Мне уже под 80 лет. А собаке, бывает, и ночью надо выйти, - рассуждает Галина Францевна и вспоминает собак. - Последнюю собаку нам немцы подарили - Сильва, черный лабрадор. Были и овчарки. Ой, был Юнг! Какой большой, 80 сантиметров в высоту!

Медсестра готовит семье Марченко завтрак Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Медсестра готовит семье Марченко завтракФото: Святослав ЗОРКИЙ

Приносит воду - запить таблетки Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Приносит воду - запить таблеткиФото: Святослав ЗОРКИЙ

Почти все собаки доживали до старости, одну застрелили на улице хулиганы. Сейчас уже 15 лет семья живет без поводыря.

- Но у них большая нагрузка, поэтому живут лет 13, - говорит Галина Францевна. - Мы ж отсюда ездили и в Гродненскую область, к моим родителям, с собакой-поводырем. И ходили купаться…

- Мы купаемся - он караулит одежду, - улыбается Георгий Александрович. - А если зашли в воду чуть выше чем по грудь, - бросается вытаскивать. Не выйдешь - расцарапает! Бывало, в магазин придем с Юнгом, он лапой по прилавку: «Гав!», - мы пришли, мол. В магазине его все знали и мясо ему давали.

В комнате очередной звуковой сигнал - телефон: вам звонят с номера шесть два один…

- Это моя сестра волнуется, встала я или нет, - улыбается Галина Францевна, узнав номер с первых цифр, и подходит к телефону. Садится в кресло - миниатюрная, с идеальной осанкой.

Считается, что магнитофон в семье Марченко - Георгия Александровича. Кресло, на котором сидит Галина Францевна, тоже мужа Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Считается, что магнитофон в семье Марченко - Георгия Александровича. Кресло, на котором сидит Галина Францевна, тоже мужаФото: Святослав ЗОРКИЙ

На столе рядом с креслом - магнитофон. Включаем. Из динамиков доносится белорусская группа Navi по радио, а Галина Францевна рассказывает, что часто слушают художественную литературу. Знакомые записывают аудиокниги на флешку. А вот достать литературу, написанную шрифтом Брайля, сложнее.

- Когда был Союз, я получала и книги, и литературные журналы, а сейчас - в другие республики не высылают.

Когда Людмила уходит от Марченко, обязательно выключает свет - муж с женой остаются в темноте.

Свет в квартире Марченко загорится тогда, когда снова придет медсестра Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Свет в квартире Марченко загорится тогда, когда снова придет медсестраФото: Святослав ЗОРКИЙ

В начале девятого Людмила едет уже ко второй подопечной Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В начале девятого Людмила едет уже ко второй подопечнойФото: Святослав ЗОРКИЙ

Тамара Фоминична живет в нескольких остановках от семьи Марченко Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Тамара Фоминична живет в нескольких остановках от семьи МарченкоФото: Святослав ЗОРКИЙ

«СВЯТОГО ШАРБЕЛЯ ПРИКЛАДЫВАЮ ТУДА, ГДЕ БОЛИТ. ЖИТЬ-ТО ХОЧЕТСЯ»

- Ой! Пойду хоть зубы надену! - заливисто хохочет 82-летняя Тамара Фоминична. - Вы извините, я ж бабушка старенькая.

Тамара Фоминична видит только первую строчку. Знает, с какого расстояния нужно проверять зрение Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Тамара Фоминична видит только первую строчку. Знает, с какого расстояния нужно проверять зрениеФото: Святослав ЗОРКИЙ

Людмилу Валерьевну бабушки встречают как родную, перед гостями прихорашиваются. На столе в комнате Тамары Фоминичны открытая книга с рецептами, на стенке - таблица для проверки зрения, а на диване - обклеенное полиэтиленом изображение святого.

С Людмилой Валерьевной женщина всего несколько месяцев. Раньше обслуживала себя сама Фото: Святослав ЗОРКИЙ

С Людмилой Валерьевной женщина всего несколько месяцев. Раньше обслуживала себя самаФото: Святослав ЗОРКИЙ

Зубчик чеснока под подушкой и валериана на ночь - сначала одной ноздрей, потом второй - помогает лучше спать Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Зубчик чеснока под подушкой и валериана на ночь - сначала одной ноздрей, потом второй - помогает лучше спатьФото: Святослав ЗОРКИЙ

- Это мой доктор Шарбель! Хороший святой, мне нравится. Мне когда кружится голова, я читаю молитву, его - на голову. Помогает. И на позвоночник, и на почки. На том месте, где не болит, он не держится. А что делать, милые мои? Я калека с первой секунды жизни. Все люди идут головой, а я ногами. Они меня тянули - получился вывих бедра. Вот всю жизнь и мучаюсь, потому что сильно умная была там уже.

Измерение давления - стандартная процедура, которая повторяется от визита к визиту у всех подопечных Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Измерение давления - стандартная процедура, которая повторяется от визита к визиту у всех подопечныхФото: Святослав ЗОРКИЙ

Шарбеля женщина вырезала из журнала о народной медицине. Там же вычитала, что перед сном надо нюхать валерьянку и под подушку класть зубчик чеснока.

- Я все что вычитаю, все делаю, жить-то хочется! Вычитала, что надо танцевать бровями! Я пробовала, - хохочет. - Вы со мной не соскучитесь!

Тамара Фоминична, 82 года Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Тамара Фоминична, 82 годаФото: Святослав ЗОРКИЙ

С Людмилой Валерьевной она только пару месяцев, но очень ей благодарна.

- Она и стульчик мне купила в ванну, а то я ж помыться не могла! Обои поклеила, продукты приносит, купила мне корицу! А еще уборку делает и помогает мыться! И постель меняет.

Людмила записывает в блокнот, что принести Тамаре Фоминичне в следующий раз, и мы уходим.

Между визитами Людмила заходит в магазин: кому-то нужна корица, кому-то - диабетический хлеб Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Между визитами Людмила заходит в магазин: кому-то нужна корица, кому-то - диабетический хлебФото: Святослав ЗОРКИЙ

Евгения Абрамовна живет в коммунальной квартире Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Евгения Абрамовна живет в коммунальной квартиреФото: Святослав ЗОРКИЙ

К Евгении Абрамовне Жуковой надо приезжать попозже, когда проснется. Живет 90-летняя женщина в коммуналке с общей кухней. Там она, правда, бывает нечасто. В основном у себя в комнате. Два раза ломала шейку бедра. Во второй раз операцию ей делать побоялись - возраст. Врачи решили, что ухаживать за женщиной некому, ей лучше в интернате. Думала так и Евгения Абрамовна, но выдержала там три месяца - потом позвонила племяннику, чтобы нашел машину и отвез домой.

Дождик здесь висит круглый год Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Дождик здесь висит круглый годФото: Святослав ЗОРКИЙ

Евгения Абрамовна три месяца провела в интернате для пожилых людей. Больше не выдержала, попросила племянника, чтобы отвез домой Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Евгения Абрамовна три месяца провела в интернате для пожилых людей. Больше не выдержала, попросила племянника, чтобы отвез домойФото: Святослав ЗОРКИЙ

- Ой, знаете, это очень страшно: бабушка рядом плачет днями и ночами и ничего не слышит, кто-то стонет и охает. А я себя ничего так чувствовала, - вспоминает Евгения Абрамовна. - Тогда я подумала: почему мне дома не лежать в своей комнатке, хоть и одной? Возьму себе работницу - пенсию ж получаю, хватает не только на еду, а вещей покупать не надо.

Людмила варит Евгении Абрамовне овсянку и напоминает, что в холодильнике еще стоит пирог Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Людмила варит Евгении Абрамовне овсянку и напоминает, что в холодильнике еще стоит пирогФото: Святослав ЗОРКИЙ

Женщина ест ложкой, но при этом аристократично Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Женщина ест ложкой, но при этом аристократичноФото: Святослав ЗОРКИЙ

Медсестра приносит женщине (назвать ее бабушкой язык не поворачивается) кашу с сосиской. Евгения Абрамовна категорически не принимает свой возраст, рассказывает, как работала в Красном Кресте. Пытается вспомнить, во сколько лет ушла на пенсию.

- В 80… Или около того, 70 с чем-то… Сейчас все забыла! – глаза у Евгении Абрамовны очень грустные. - Это ж 91-й год сейчас. Я приходила к больным такого возраста - так они всё уже: не ходили и не говорили. Глядишь на них - плакать хочется.

Доживаешь до таких лет. Еще и есть хочется, а сил нет.

Для женщины слова про дом и стены - не метафора, а реальность Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Для женщины слова про дом и стены - не метафора, а реальностьФото: Святослав ЗОРКИЙ

К последней на сегодня подопечной снова на автобусе Фото: Святослав ЗОРКИЙ

К последней на сегодня подопечной снова на автобусеФото: Святослав ЗОРКИЙ

Останавливаясь по разным причинам Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Останавливаясь по разным причинамФото: Святослав ЗОРКИЙ

«АЛЬБОМЫ ОТДАЛА ПЛЕМЯННИКАМ. ЗДЕСЬ ВСЕ РАВНО ВСЕ ВЫБРОСЯТ, КОГДА УМРУ»

Анне Никитичне 92 года. Людмила Валерьевна помогает ей почти 10 лет. У женщины первая группа инвалидности и потрясающая интуиция.

- Она чувствует все мои перемены и сразу спрашивает: ты ж меня не бросишь? - рассказывает Людмила.

92-летняя Анна Никитична по квартире ходит или с палками, или передвигается на коляске Фото: Святослав ЗОРКИЙ

92-летняя Анна Никитична по квартире ходит или с палками, или передвигается на коляскеФото: Святослав ЗОРКИЙ

Медсестра сама открывает дверь квартиры: днем Анна Никитична чаще передвигается в коляске, а ночью - с двумя палочками: коляска сильно громыхает. На улице не была четыре года.

- Сейчас не могу выйти даже за почтой, - глаза спокойной и уравновешенной Анны Никитичны слезятся. - Летом открыт балкон, посижу там. Четыре года назад два раза за лето друзья возили меня на кладбище к мужу. А вы из Минска приехали? Минск - красивый город! Я в «Панораме» часто смотрю.

Группа инвалидности у женщины по общему состоянию: была и онкология, и микроинсульт, и с суставами проблемы.

- У меня же все суставы изуродованы. Вы, молодые, можете не поверить: вся кость изогнута, теперь уже и вторая начинает сгибаться. Такие боли бывают, я кричу ночью.

На обед у Анны Никитичны будет суп Фото: Святослав ЗОРКИЙ

На обед у Анны Никитичны будет супФото: Святослав ЗОРКИЙ

Анна Никитична с трудом пытается встать с кресла, двумя руками упираясь в подлокотники, - руки дрожат. Предлагаю помочь.

- Не-не, никто мне не поможет здесь. Если бы не руки, я бы не стала и не села. Но уже и руки начали болеть.

- Квартира теплая, но все здесь старое. Сейчас же у всех все новое, - по сторонам смотрит женщина. - Игрушки мне Валерьевна приносила. Ракушку брат с Кубы привозил. Он умер пять лет назад - тоже в 92 года.

«Квартира теплая, но все здесь старое. Сейчас же у всех все новое» Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Квартира теплая, но все здесь старое. Сейчас же у всех все новое»Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В рамках фотографии Анны Никитичны.

- То в 55 лет, а вот это в 75 - на паспорт. А 92 - это вот, - показывает на себя и улыбается. - Больше после этого я не фотографировалась. В молодости муж много фотографировал - было 15 альбомов - отдала их племянникам в Киев. Потому что я умру - все выбросят, тут у меня никого нет.

Когда фотограф хочет сделать портрет Анны Никитичны, кокетничает, мол, старая уже. Но через пару дней спрашивает у медсестры, когда ждать обещанные портреты.

- Она очень добрый человек, такая внимательная. Если б я могла… Она заслуживает государственной награды, - рассказывает о медсестре женщина. - Совет какой-то даст. Это просто счастье.

Анна Никитична провожает Людмилу и спрашивает, когда медсестра придет в следующий раз Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Анна Никитична провожает Людмилу и спрашивает, когда медсестра придет в следующий разФото: Святослав ЗОРКИЙ

Иногда после всех подопечных Людмила едет в офис Красного Креста, заполняет бумаги Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Иногда после всех подопечных Людмила едет в офис Красного Креста, заполняет бумагиФото: Святослав ЗОРКИЙ

Сегодня пошла домой через магазин: через пару дней у дочки день рождения Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Сегодня пошла домой через магазин: через пару дней у дочки день рожденияФото: Святослав ЗОРКИЙ

На улице темнеет, Людмила идет домой. Надо покормить котов, купить продукты ко дню рождения дочки, приготовить любимый банановый торт и доделать подарочную стенгазету - этой семейной традиции уже много лет.

На улице снова темнеет Фото: Святослав ЗОРКИЙ

На улице снова темнеетФото: Святослав ЗОРКИЙ

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также