2018-12-21T15:08:41+03:00
КП Беларусь

«Он говорил, что других детей вот родители жалеют…»: что сейчас с подростком, который шесть раз ударил отца ножом

В интернете собрали деньги на еще одного адвоката для парня. А его друг рассказывает про напряженные отношения отца и подростка
Поделиться:
Дело скоро поступит в суд. Фото: со страницы С. в соцсетиДело скоро поступит в суд. Фото: со страницы С. в соцсети
Изменить размер текста:

Около месяца назад минчанин Дмитрий Тимашков рассказал в своем блоге о том, что в сентябре 14-летний сын С. шесть раз ударил его ножом в спину. Подростка в тот же день задержали, а Дмитрий попал в больницу.

Дело С. скоро поступит в суд, подросток по-прежнему в СИЗО.

В интервью «Комсомолке» мужчина рассказывал, что ситуация в семье много лет была непростая: с женой он развелся, двое детей - 14-летний С. и 12-летняя Лилия с тяжелой формой ДЦП - жили с ним. Мужчина плотно занимался реабилитацией дочери, сыну уделял гораздо меньше внимания, С. часто был предоставлен сам себе.

Но Дмитрий уверен, что причиной такого поступка сына стал не только недостаток внимания, но и подростковые трудности, общие семейные проблемы, неурядицы последних месяцев и влияние других людей.

Историю тем временем продолжают активно обсуждать в интернете - пользователи разделились на два лагеря: одни защищают сына и винят отца, другие сочувствуют отцу и говорят, что преступление нельзя ничем оправдать.

В редакцию «Комсомолки» обратился 19-летний друг С. Виктор - у него другой взгляд на эти события. Молодой человек считает, что Дмитрий описал не всю картину того, что происходило в их семье.

«Никакого внешнего влияния на него не было»

С. и Виктор познакомились примерно 9 лет назад на даче - Виктор приехал из Санкт-Петербурга к бабушке на каникулы. Виктор хоть и старше С. на 5 лет, но подружился с парнем, говорит, им было интересно общаться.

Уже сейчас анализируя ситуацию, Виктор вспоминает, что часто видел друга подавленным и расстроенным.

- С. должен быть на ужине в строго обозначенное время, иначе не выйдет с участка. Даже если С. опаздывал на 5 минут - это уже был повод для серьезного разговора. В наказание отец оставлял его на участке или давал дополнительную работу. С. иногда говорил, что чувствует себя пустым местом. Мол, отец мог хотя бы похвалить, немножко чем-то помочь - нет. Только претензии были.

Виктор говорит, что С. сильно обиделся на отца после истории с аппендицитом.

- С. мне позвонил и чуть ли не со слезами рассказал, как это было. «Скорую» не просто поздно вызвали. По словам С., отец отказывался вызывать ее наотрез. И даже поругался по этому поводу с бабушкой С. по материнской линии. Врачи «скорой» сказали, что С. чуть не умер. Он говорил, что других детей родители жалеют, не отходят от кровати, а у него отец занят и к тому же говорит, что С. слишком много себя жалеет. Через неделю после выписки С. поехал помогать отцу - у них был сбор «Крыльев ангелов». Ему пришлось грузить в машину уличные пластиковые стулья и стол. Со швами, которые могут разойтись, он таскал эти пластиковые столы. Потом С. отмахивался - мол, да ладно, легкие столы были. Не нравилось С. и то, что по просьбе отца ему нужно было играть в парках и метро на аккордеоне, собирать деньги на лечение Лильки.

По словам Виктора, раньше С. со всем безоговорочно соглашался. Но в последний год стал спорить с папой.

- Говорил отцу, что он дает слишком много работы. Была обида у С. и на то, что отец не брал его с собой в поездки. Он все время говорил, что у них нет денег. В этом году отец стал как-то мягче к С., снизил планку ограничений. Отношения у них, кажется, были нормальные. То есть напряженные, но не негативные.

Летом С. часто оставался на даче один - для парня это было в радость. Виктор предлагал С. поехать жить к маме, но тот отказывался, объясняя тем, что отец его больше не пустит на дачу.

О том, что произошло, Виктор узнал от знакомого C.

- Я подумал, что это шутка. С. - совсем не агрессивный. А потом увидел статьи в интернете. Сперва был шок. Вроде никаких предпосылок не было - все лето у них с отцом были отношения нормальные, С. старался не обращать внимания на какие-то проблемы. За два дня до этого он мне писал, но наш диалог ограничился вопросами про как дела и погоду. Никакого внешнего влияния на него не было: в игры он не играл. Парень был доведен до отчаяния.

Мама С.: «Если опущу руки - сын останется один»

Мама подростка, Ольга, после развода с Дмитрием стала жить отдельно от него и детей. Сейчас она общается с сыном с помощью писем. Рассказать что-то об С., причине его поступка женщина категорически отказывается.

- О том, что он пишет, мне бы тоже говорить не хотелось. Эти слова адресованы только мне.

Обсуждение этой истории в Фейсбуке переросло в реальные действия - Алена Красовская, руководительница правозащитной организации «Регион 119», устроила сбор денег для парня для оплаты услуг адвоката, покупки одежды и передач для С. На ее просьбу тут же откликнулись, люди стали перечислять деньги. Алена делает публичные отчеты о поступлениях на карту и расходах: на собранные деньги С. наняли адвоката, отвезли передачу, купили вещи.

- Моего согласия там нет. Они что-то делают, но отдельно от меня - со мной эти действия никак не согласованы. Где-то писали, что сын не одет, не обут, но это смешно, ведь передачи со всем необходимым мы ему передавали. Знаю, что ему наняли адвоката. Но я не понимаю, зачем? Разве мой адвокат с 17-летним опытом работы чем-то хуже? Я пыталась распрощаться с этим вторым адвокатом, но ничего не получилось, - прокомментировала Ольга.

Ольга говорит, что ей тяжело справляться с ситуацией, в которой оказалась ее семья.

- Я и сама не знаю, как держусь. Но понимаю, что если опущу руки, мой сын просто останется один.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

«В семье были сложности с выражением тепла, эмоциональной поддержки, любви»

- О чувствах в этой семье не говорят, а сразу действуют. То, что мы знаем из открытых источников, позволяет предположить, что в семье были сложности с выражением тепла, эмоциональной поддержки, любви, - говорит семейный психолог Наталья Олифирович. - Папа, скорее, человек действий - не говорит с сыном по душам, не поясняет своих решений. И у сына не сформировался барьер в виде осознавания и пояснения между импульсом и действием. В норме ребенок говорит: «Папа, я злюсь на тебя и обижаюсь, потому что мне тоже хочется новые кроссовки, и еще мне не хватает твоего внимания». И папа что-то говорит в ответ. Это и есть нормальная коммуникация, диалог, взаимодействие. Но этому ребенок учится у родителей. Поэтому он тоже не говорит, не объясняет, а сразу действует.

В этой ситуации важно не искать козла отпущения» не делить всех на правых и виноватых. Это история, где пострадали все. Это семья, где есть тяжелая болезнь у дочери, где есть перегруженный отец и сын-подросток, который сорвался и не смог совладать со своими эмоциями. Поэтому лучший выход - сосредоточиться на поиске хорошего решения для всех и адекватной помощи семье в такой непростой ситуации.

Сыну нужна реабилитация, психологическая помощь. И здесь хорошо бы сработали идеи ювенальной юстиции, направленные на помощь таким детям, при условии их изъятия из семьи. Отношения отца и сына сейчас перегружены разными контекстами, и нужны посредники, медиаторы, чтобы решить эту ситуацию и помочь всем восстановить отношения.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также