2019-03-18T14:20:56+03:00

В Волхове малыш погиб от ветрянки. Родители подозревают, что врачи перепутали укол

После инъекции ребенок впал в кому. Пока медсестра бегала за дефибриллятором в машину «скорой», его сердце остановилось
Поделиться:
С докторами, которые помогали Егорке, общаются следователи. Фото: Из архива семьи СоловьевыхС докторами, которые помогали Егорке, общаются следователи. Фото: Из архива семьи Соловьевых
Изменить размер текста:

ЗДОРОВЕНЬКИЙ ПЕРВЕНЕЦ

В конце января маленький житель Волхова Ленинградской области Егор Соловьев отметил годик и семь месяцев. В группе малыша в детском саду ввели карантин по ветрянке. В понедельник, 4 февраля, зудящие пупырышки стали покрывать и Егорку.

На дом вызвали участкового педиатра. Доктор назначил малышу противоаллергическое и зеленку, при повышении температуры свыше 38,5 градуса – парацетамол. Пять дней без прогулок, мыться осторожно, – рецепт был стандартным, ведь никаких хронических заболеваний у мальчика не было. Была только паховая грыжа (говорят, потому, что мама не доносила сыночка три недели), но и ее должны были прооперировать в Петербурге уже 2 апреля.

– Он вел себя, как все детки, – рассказывает обескровленным голосом мать Егора, 24-летняя Нина. – Ни аллергий, ни каких-то проблем. Он даже плакал редко. У нас с мужем (ему 29 лет) Егор был единственным ребенком…

Первые два дня болезни прошли спокойно. Температуры не было. Егор старался жить, как всегда, хоть носиться по дому и мешала общая слабость.

«ДВА РАЗРЯДА – И ВСЕ…»

Ранним утром 6 февраля у малыша поднялась температура. Мама поставила ему свечку. Вскоре ребенок уснул.

Спустя четыре часа мальчик стал глубоко дышать ртом. Дыхание было стабильным, он не задыхался, не терял сознания, «все понимал», прижимал к себе бутылочку. Градусник показал 37,9. Хотя раньше у Егора бывала температура и 38,5, родители насторожились и вызвали «скорую».

– Спустя сорок минут позвонили в «скорую» снова, там сказали, что врачи уже едут, – вспоминает Нина. – В сумме от вызова до приезда докторов прошел час. Фельдшер и медсестра выясняли, куда именно мы звонили, стали громко разговаривать. Егор испугался чужих людей. Его осмотрели, сказали собираться в больницу. Я пошла одеваться, муж держал сына. В этот момент ему вкололи укол. Что в нем было, я не знаю. Но едва врач высунула иглу, как Егор схватил папу за шею, будто подпрыгнул – и сразу упал. Врач схватила его, положила на пол. Он был без сознания, но сердце билось.

По словам родных, из болезней у мальчика была только грыжа, но и та его не беспокоила. Фото: Из архива семьи Соловьевых

По словам родных, из болезней у мальчика была только грыжа, но и та его не беспокоила. Фото: Из архива семьи Соловьевых

Затем крохе вкололи адреналин. Нужен был дефибриллятор. Но с собой в квартиру доктора его не взяли. Пока фельдшер был с маленьким пациентом, медсестра побежала к машине «скорой». Папа Егора отправился с ней: не смог в суматохе найти ключи от домофона. Тем временем мальчику снова вкололи адреналин.

– Мы живем на девятом этаже, – рассказывает Нина. – Пока они бегали за чемоданчиком, а потом настраивали аппарат, сердце сына билось. Но когда настроили (там были электроды перепутаны), сердце остановилось. Два разряда – и все…

НЕТ МОРАЛЬНЫХ СИЛ

Уже на следующий день Следственный комитет сообщил о начале доследственной проверки.

– Поверка продолжается, ждем заключение эксперта о причинах смерти, – сказали «Комсомолке» в СУ СК по Ленобласти.

Станция скорой помощи, откуда к Соловьевым приехали доктора, работает на базе Волховской межрайонной больницы.

– Пока что что-либо прокомментировать мы не можем, – пояснила «Комсомолке» заместитель главврача по медицинскому обслуживанию населения Юлия Нигрей. – Идет служебная проверка.

В конце февраля Егору исполнился бы год и восемь месяцев. Фото: Из архива семьи Соловьевых

В конце февраля Егору исполнился бы год и восемь месяцев. Фото: Из архива семьи Соловьевых

Проверки, по словам родителей Егора, проходили и в «скорой», и в детском саду. Но пока результатов нет. Что погубило сына, они не знают.

– Да и выяснять сил нет моральных, – вздыхает Нина. – Почему так?.. Я не понимают, почему… У фельдшера и медсестры была паника. Они вкололи какой-то непонятный укол. Они не взяли дефибриллятор сразу. Даже если ветрянка дала осложнения, почему он упал в секунду после этого укола? Вдруг в суматохе они ошиблись с препаратом?

Что-то доказывать в первые дни после смерти единственного ребенка Соловьевы не могли. Теперь они ждут результатов экспертизы с нетерпением. И, если ошибка подтвердится, супруги обратятся в правоохранительные органы. «Чтобы больше ни в одной семье такого не повторилось».

КОМПЕТЕНТНО

Юрий Лобзин, главный внештатный специалист Минздрава РФ по инфекционным болезням у детей, директор Детского научно-клинического центра инфекционных болезней, доктор медицинских наук, академик РАН:

– Развитие летального исхода в каждом случае определяется не только свойствами возбудителя болезни, но и зависит от особенностей развития заболевания в зависимости от соматического, нутритивного, иммунного статуса и других факторов состояния здоровья ребенка. Без анализа медицинской документации конкретного случая ответить в целом, возможно ли погибнуть от ветрянки, нельзя. При этом ветряная оспа относится к управляемым инфекциям, заболевание можно предупредить вакцинацией.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Владимир НИКИФОРОВ, заведующий кафедрой инфекционных болезней РНИМО имени Пирогова, профессор, доктор медицинских наук:

– Погибнуть можно от чего угодно, теоретически – даже от занозы. Но однозначно сказать можно будет, только изучив протокол вскрытия и историю болезни. Может быть, у ребенка был иммунодефицит, может быть, какие-то скрытые заболевания.

КСТАТИ

Как объяснил «Комсомолке» один из сотрудников Скорой помощи, пожелавший остаться инкогнито, дефибриллятор обязан быть в каждой машине, причем в рабочем состоянии. Но с собой в квартиру его берут лишь тогда, когда изначально вызов поступает на сердечника. В случае с ветрянкой идти к пациенту сразу с аппаратом необходимости не было.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ:

В Волхве по факту смерти малыша от ветрянки завели уголовное дело

Стала известна причина смерти полуторагодовалого Егора Соловьева из Волхова. Малыш умер 6 февраля на руках у врачей «скорой». За два дня до этого крохе поставили диагноз «ветряная оспа» и выписали противоаллергическое, зеленку и парацетамол (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Диагноз: «Ничего страшного»

«Наш маленький генерал». Так называли своего Кирюшу жители Луги, 22-летняя Виктория и 26-летний Сергей Березовские. Потому что даже в свои почти два годика он уже был самостоятельным, а когда проказничал, говорил себе «ай-ай-ай». Но 19 февраля время для них остановилось. Навсегда (подробности)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также