2019-03-07T15:55:20+03:00
КП Беларусь

Автор блога о путешествиях «Хочу домой!» Леонид Пашковский: Во время путешествия по Гаити ритуал вуду пришлось снимать тайно

Жители каких стран больше всего похожи на белорусов, насколько дорого обходятся такие поездки и что самое сложное в том, чтобы одному оказаться в самых опасных уголках Земли
Поделиться:
В каждом выпуске «Хочу домой!» появляются местные жители. Это, например, женщина из Мьянмы. ФОТО: личный архивВ каждом выпуске «Хочу домой!» появляются местные жители. Это, например, женщина из Мьянмы. ФОТО: личный архив
Изменить размер текста:

Белорус Леонид Пашковский ведет канал в YouTube с красноречивым названием «Хочу домой!» и девизом «Путешествия, в которые вы не поедете». Отправиться в них и правда рискнет не каждый: трущобы Ямайки и Гаити, деревня индейцев в джунглях Коста-Рики, «город мертвых» Варанаси в Индии, где прямо на берегу реки Ганг массово сжигают трупы… В прошлом году Леонид Пашковский стал лучшим тревел-блогером по версии издания National Geographic, а его самые популярные видео набирают больше миллиона просмотров.

Недавно на канале «Хочу домой!» стартовал третий сезон. А «Комсомолка» поговорила с Леонидом о том, жители каких стран больше всего похожи на белорусов, насколько дорого обходятся такие поездки и что самое сложное в том, чтобы одному оказаться в самых опасных уголках Земли.

Куба. ФОТО: личный архив

Куба. ФОТО: личный архив

«В Венесуэле тебя могут убить за пару долларов. Но это не потому, что венесуэльцы такие плохие»

- Я окончил нархоз в Минске. После этого устроился на работу в рекламное агентство, а потом ушел из офиса на фриланс и работаю так до сих пор, - рассказывает Леонид. – Путешествовать я начал на втором курсе: сначала по Европе, потом поехал в Индию, дальше были Китай, Япония… В какой-то момент мне захотелось совместить свою любовь к путешествиям и любопытство с желанием создавать что-то новое. Так появился проект «Хочу домой». Думаю, я занялся им в том числе потому, что мне самому очень не хватало такой программы о путешествиях.

- О путешествиях по далеким и опасным местам?

- Скорее, о культуре стран, о которых мы знаем только пару стереотипов и предрассудков, и о жизни люди в непривычных и малопонятных для нас условиях. Да, иногда получается, что вдобавок это еще и опасные места, но это просто следствие их экономической и социальной ситуации. Например, в Венесуэле тебя в буквальном смысле могут застрелить за пару долларов. Но это из-за тяжелейшего кризиса, а не из-за того, что венесуэльцы такие плохие люди. Поэтому в выпуске из Венесуэлы (он вышел в июле 2018 года – Ред.) я рассказываю в первую очередь об этом кризисе и о том, как его переживают местные жители, а не о том, как там страшно ходить по улицам.

Пакистан. ФОТО: личный архив

Пакистан. ФОТО: личный архив

- У вас есть выпуски из Ирана, Пакистана, Индии, Ямайки, Гаити, Кубы, Венесуэлы. В новом сезоне будут из Тибета, Гонконга, Китая, Мьянмы, Таиланда… Как вы выбираете, куда ехать?

- Во-первых, это должны быть малоизученные места. Иногда к ним относятся довольно популярные страны, например, Таиланд. Но что мы на самом деле знаем о Таиланде, кроме того, что там много трансгендеров и туда на зиму ездит много русских? Во-вторых, эти страны должны находиться в одном регионе, чтобы между ними можно было легко и дешево перемещаться. Во втором сезоне это были страны Карибского бассейна, в третьем – юго-восточная Азия. И в-третьих, там должны говорить на языках, которыми я владею – английском или испанском. Но в новом сезоне последнее условие выполнить не удалось, так что снимать было гораздо сложнее.

Коста-Рика. ФОТО: личный архив

Коста-Рика. ФОТО: личный архив

- И что дальше? Перелопачиваете все, что известно об этих странах?

- Да, читаю статьи, книги, смотрю фильмы и документальные передачи, потом через интернет начинаю искать кого-нибудь из местных, с кем можно поговорить. Всегда стараюсь, чтобы в стране у меня заранее было несколько контактов, от которых можно будет оттолкнуться. Даже если сами эти люди не станут интересными персонажами, они могут вывести меня на кого-то еще.

Для своих поездок Леонид выбирает малоизученные страны - например, Гаити. ФОТО: личный архив

Для своих поездок Леонид выбирает малоизученные страны - например, Гаити. ФОТО: личный архив

«Три дня уговаривал сняться в передаче зэка с Ямайки»

- Местные жители очень откровенно рассказывают вам о своей жизни, проблемах. Неужели они так легко соглашаются стать героями передачи?

- В странах, где мало туристов, люди обычно охотно идут на контакт. Им хочется показать свою страну, рассказать о ее культуре и особенностях. Так было в Иране и Пакистане. А на Карибах все наоборот оказались подозрительными, напряженными, почти никто не хотел общаться на камеру. Но в любом месте есть особенные герои, которых обязательно нужно разговорить. Иногда на это уходило по три дня! Но я был готов потратить столько времени, потому что это очень ценные персонажи – например, бывший зэк, который открыл центр помощи детям в гетто Кингстауна, столицы Ямайки. Если приложить достаточно усилий, то разговорить можно любого.

На Ямайке Леонид даже записал рэп с местными жителями. ФОТО: личный архив

На Ямайке Леонид даже записал рэп с местными жителями. ФОТО: личный архив

- Но у вас и съемок скрытой камерой хватает! Это по-настоящему или такой режиссерский прием?

- Нет, все честно. Когда понимаешь, что сейчас будет происходить что-то однозначно интересное, вроде ритуала вуду на Гаити, а делать это на камеру люди не захотят, приходится снимать тайно. Мне кажется, они все равно понимают или как минимум подозревают, что я их снимаю, но в большинстве случае это как-то срабатывает. Хотя иногда приходится и в дурачка поиграть: ой, извините, случайно вышло.

- Часто ли бывают трудности в общении? Все-таки другой язык, совсем другой менталитет…

- К моему удивлению, одной из самых сложных стран в этом смысле оказался Таиланд. И дело даже не в языковом, а каком-то ментальном барьере. Вот, например, в Бангкоке чуть ли не каждый второй автомобиль на дорогах – это такси, на них ездят буквально все. Сам город гигантский, невероятно хаотичный, запомнить его невозможно. И при этом ни один таксист почему-то не пользуется GPS-навигатором! Каждый раз приходилось садиться в машину и как-то объяснять,куда ехать, хотя я и сам иностранец. И моментов, когда я не мог понять, почему тайцы ведут себя именно так, было очень много.

- А где было проще всего?

- В Иране все супер-дружелюбные и очень близкого к нам менталитета. В Венесуэле классные люди, тоже нам понятные, а еще – в Мексике. Я считаю, что мексиканцы – это такие латиноамериканские белорусы. (Почему?) Они такие же простые, горемычные немного, трудолюбивые и грустные. Но если уж веселятся, то на полную катушку.

В Иране все очень дружелюбные. ФОТО: личный архив

В Иране все очень дружелюбные. ФОТО: личный архив

«Если не ждать плохого и побольше улыбаться, то и к тебе будут относиться так же»

- Что вы берете с собой в поездки? Может, какие-нибудь белорусские сувениры для героев выпусков?

- Все нужно уместить в один рюкзак, поэтому вещей по минимуму: спальник, несколько комплектов одежды и техника. На съемках третьего сезона рюкзак получился совсем уж громоздким, потому что я докупил много новой техники, чтобы улучшить качество видео. Сувениры могли бы очень пригодиться, но на них у меня, к сожалению, нет места.

- И все в одиночку, никого не берете с собой для моральной поддержки?

- Тогда пришлось бы в два раза увеличить расходы, а этого я позволить себе не могу. Когда ты один, ты более мобилен, можешь на ходу все поменять, быстро решить какие-то вопросы. Но в будущем, если проект продолжится, мне хотелось бы найти еще кого-нибудь в команду. Вдвоем можно больше успеть, и в некоторых ситуациях так было бы проще. Все-таки надолго оказаться одному в абсолютно незнакомом месте среди непонятных людей психологически тяжело. И ты при этом не отдыхаешь, а постоянно что-то выясняешь, ищешь, пытаешься организовать – и все это в атмосфере неизвестности. От этого очень сильно устаешь. И еще – от нехватки общения. В каждом человеке ищешь героя, пытаешься отснять побольше материала, а просто поговорить на отвлеченные темы почти никогда не получается.

- А если это опасные страны, то одному еще и страшно…

- Очень! Я боялся перед каждой поездкой, потому что в них всегда было как минимум одно место, куда ехать по-настоящему страшно. Но первую очередь – из-за неизвестности. Когда ты информационно подготовлен, знаешь, что можно, что нельзя, куда лучше вообще не соваться, а куда можно соваться только с местным, то все почти наверняка пройдет гладко. Но когда я собирался, например, на Гаити, то не смог заранее найти ни актуальной информации, ни контактов местных – одни ужасы. Поэтому я очень боялся туда ехать и, надо сказать, не ошибся, на Гаити действительно оказалось очень страшно.

- В каком смысле?

- История Гаити – это бесконечные жестокие диктатуры, перевороты, конфликты, стихийные бедствия… Люди там живут в совершенно ужасных условиях, как после войны или какой-нибудь катастрофы, из-за этого уровень криминала очень высок. Слава богу, все прошло хорошо, но и я всегда веду себя аккуратно и стараюсь не терять голову.

Жители Гаити. ФОТО: личный архив

Жители Гаити. ФОТО: личный архив

Трущобы Гаити. ФОТО: личный архив

Трущобы Гаити. ФОТО: личный архив

Пустынные полки магазинов на Кубе. ФОТО: личный архив

Пустынные полки магазинов на Кубе. ФОТО: личный архив

- Легко ли психологически возвращаться потом к своей обычной жизни после столкновения с такой нищетой и разрухой?

- В первое время было тяжело. Но потом к этому даже не то чтобы привыкаешь, а просто осознаешь, что мир устроен так, и с этим ничего не сделаешь ни ты лично, ни все человечество. На протяжении всей истории существовал огромный разрыв между богатыми и бедными, и он не исчезнет никогда. Такие поездки учат какому-то буддистскому принятию мира: не стоит переживать о проблеме, у которой нет решения, просто прими это как данность. А еще я окончательно убедился в том, что абсолютно везде живут приятные дружелюбные люди. У кого-то из них жизнь проще, у кого-то сложнее, но если не ждать плохого и побольше улыбаться, то и к тебе будут относиться так же.

Мьянма. ФОТО: личный архив

Мьянма. ФОТО: личный архив

«Если бы в проект до сих пор приходилось вкладывать свои деньги, я бы им не занимался»

- Сколько времени занимают съемки и создание выпусков?

- В каждой стране я провожу около двух недель и привожу огромное количество отснятого материала. Его нужно отсмотреть, отсортировать, смонтировать в какую-то цельную историю, подготовить титры с переводом, заняться пиаром… Все это я тоже делаю один. Сезон выходит где-то семь месяцев, по серии раз в две недели, и все это время я занят с головой. А ведь есть еще и работа!

Тибетский город-монастырь Ярчен Гар. ФОТО: личный архив

Тибетский город-монастырь Ярчен Гар. ФОТО: личный архив

- Дорого ли обходятся такие поездки?

- В каждой стране я стараюсь тратить примерно столько же, сколько потратил бы на жизнь дома. В итоге в месяц уходит около 1000 долларов. Но к этой сумме нужно прибавить расходы на транспорт. В отдаленные уголки мира авиабилеты стоят дорого, так что это еще пару тысяч. На съемки третьего сезона с учетом покупки новой техники я потратил около 10 000 долларов.

- И эту сумму приходится платить из своего кармана? Или удается заработать на рекламе?

- Если бы мне до сих пор приходилось вкладывать в проект свои деньги, то я бы им, наверное, не занимался. Это слишком тяжелое и дорогое занятие, чтобы быть хобби. Но, к счастью, на рекламе зарабатывать получается, во втором сезоне я даже вышел в плюс.

Чтобы добраться до деревни индейцев в Коста-Рике, пришлось идти через джунгли. ФОТО: личный архив

Чтобы добраться до деревни индейцев в Коста-Рике, пришлось идти через джунгли. ФОТО: личный архив

Так живут индейцы в Коста-Рике. ФОТО: личный архив

Так живут индейцы в Коста-Рике. ФОТО: личный архив

- Есть ли уже планы на четвертый сезон «Хочу домой»? Может, какие-то страны, куда особенно хочется попасть?

- Каждый сезон я снимаю как последний. Непонятно, понравится ли он зрителям, будут ли рекламодатели, не надоест ли мне самому. Поэтому пока не знаю, что будет с проектом дальше, но путешествовать по отдаленным уголкам мира я точно не перестану. Очень хочу съездить в Бутан – полузакрытое государство между Индией и Китаем. Буквально 30 лет назад у них не было ни радио, ни телевидения, настолько это была законсервированная страна. А сейчас там квоты на количество туристов, так что в Бутане бывают немногие. В горах Непала есть древнее тибетское королевство Мустанг – моя мечта с детства. Цели побывать во всех странах мира, как у некоторых путешественников, у меня нет. Зачем? Путешествовать надо качественно, а не количественно.

Жительницы Мьянмы. ФОТО: личный архив

Жительницы Мьянмы. ФОТО: личный архив

Семья тибетских кочевников. ФОТО: личный архив

Семья тибетских кочевников. ФОТО: личный архив

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также