2019-03-14T13:35:44+03:00
КП Беларусь

«Из ширинки Ильича вылетают бабочки»: Какие тайны скрывали дневники Рыгора Бородулина

«Комсомолка» полистала недавно изданные личные записи народного поэта Беларуси Рыгора Бородулина [фото]
Поделиться:
В дневниках Бородулина много страниц о дружбе с Короткевичем и колорита молодости поэта - 1950-х - 1960-х. Фото: Владимир КРУК (из архива), архив Рыгора БородулинаВ дневниках Бородулина много страниц о дружбе с Короткевичем и колорита молодости поэта - 1950-х - 1960-х. Фото: Владимир КРУК (из архива), архив Рыгора Бородулина
Изменить размер текста:

Мы узнали, почему поссорились Александр Твардовский и Аркадий Кулешов, что делал дядька Рыгор на Бродвее и кому из поэтов Кондрат Крапива советовал не писать, а обчесывать камни.

Пять увесистых томов «Дзённікаў і запісаў», которые охватывают период с 1951 по 1991 годы (1700 страниц!), издали в серии «Людзі Беларусі», основанной Союзом белорусских писателей и Объединением белорусов мира «Бацькаўшчына». Подготовила десятки записных книжек к печати и прокомментировала их Наталья Давыденко - порой это просто пометки о важных делах, но иногда поэт пишет самый настоящий дневник, поверяя ему свои радости и тревоги.

В этих многолетних завалах в свое время Рыгор Бородулин и Сергей Шапран нашли многие, казалось, утерянные блокноты с записями. Фото: Сергей ШАПРАН

В этих многолетних завалах в свое время Рыгор Бородулин и Сергей Шапран нашли многие, казалось, утерянные блокноты с записями. Фото: Сергей ШАПРАН

Записи Бородулин начинает вести в 1951 году - по-русски. Ему уже 16 лет, но он только восьмиклассник - у детей, рожденных в середине 1930-х, школа началась позже... Юноша пишет, как в каждом из трех восьмых классов ушачской школы училось по 40 с лишним учеников, порой в кабинеты забирались крысы. А вот девчат красивых мало, сетует автор. Но на новогоднюю гулянку с друзьями не идет - «кошелек не позволяет». «Ничего, выйдем в люди, погуляем, с матери моей хватит, что учит меня», - пишет Рыгор.

Даже в первых записях улавливаешь богатый язык Бородулина: «Ходили на воскресник в помощь колхозам. Дали пыли, как заяц кобыле». А еще в его русском очень много белорусских слов: «спознились», «пацук», «купляли», «диктовка». Год-другой - и Бородулин пишет в дневнике только по-белорусски. 1 января 1955-го после большого перерыва в записях Бородулин отмечает: он уже студент филфака БГУ, а его одноклассник Геннадий Гарбук поступил на актера.

Рыгор Бородулин с женой Валентиной и мамой Акулиной Андреевной. Фото: Архив

Рыгор Бородулин с женой Валентиной и мамой Акулиной Андреевной. Фото: Архив

В студенческих заметках Бородулин часто пишет о маме: «Эх, маці. У самой, пэўна, ужо няма сала і скавараду падмазаць, а мне шле». Когда в 1971-м Акулины Андреевны, мамы поэта, не стало, он не раз написал о ней и в стихах, и в дневниках - сына не покидало чувство вины. А вот запись 1974-го: «11 мая. Самы смутны дзень. Тры гады ўжо роўна, як няма зязюлькі маёй баравой, няма зязюлькі маёй шэрай… Памірае маці - нейкая суровая сталасць прыходзіць, няўмольная сталасць. Жыве маці - паедзеш дадому - на нейкі час хоць вернешся ў правідную раніцу жыцця свайго». А чуть раньше пророчески замечает: «Памру - толькі пад той сасной побач з мамай. Адкуль прыйшоў, туды й пайду». Через сорок лет дядьку Рыгора действительно похоронили в Ушачах рядом с мамой.

Рыгор Бородулин все 40 лет после смерти мамы просил у нее прощения в дневниках и писал о ней стихи. Фото: Сергей ШАПРАН

Рыгор Бородулин все 40 лет после смерти мамы просил у нее прощения в дневниках и писал о ней стихи. Фото: Сергей ШАПРАН

В 1958-м в дневниках появляются первые стихи, посвященные будущей жене Валентине:

Каб толькі пальцы зноў і зноў

Сваволілі гулліва,

Ад шчырых воч, ад ціхіх слоў

Каб быў я зноў шчаслівы.

Бородулин и его "мілая Валя", на чьей стороне всегда была, по словам поэта, "шаля праўды". Фото: Архив

Бородулин и его "мілая Валя", на чьей стороне всегда была, по словам поэта, "шаля праўды". Фото: Архив

В 1973-м Бородулин пишет о жене: «Я, відаць, самы вялікі свінюк перад Валяй. Як яна перажывае за мяне! Як яна хоча здароўя мне! Страшна не бачыць яе больш, страшна! Цяпер многае ўбачыў, а ці давядзецца бачыць?!». А несколькими днями позже пишет едва ли не завещание: «Калі гэта перадапошнія радкі — Валю люблю, люблю, кахаю!». Это чувство,несмотря ни годы, не остывало. Вот, что написал Бородулин Валентине Михайловне на книге переводов «Кахаць — гэта значыць…»:

Мая неразменная Валя.

На тым і на гэтым вяку

Святой справядлівасці шаля,

Яна на тваім баку.

Рыгор Бородулин и Владимир Короткевич дружили долгие годы. Их совместные приключения, а также страницы глубокой любви и уважения к супруге дядьки Рыгора Валентине – это немало страниц в дневниках. Фото: Сергей ПАНИЗНИК из архива

Рыгор Бородулин и Владимир Короткевич дружили долгие годы. Их совместные приключения, а также страницы глубокой любви и уважения к супруге дядьки Рыгора Валентине – это немало страниц в дневниках. Фото: Сергей ПАНИЗНИК из архива

«СКАЖИТЕ, СЛАВНЫЙ ВИТЯЗЬ, КОГДА ВЫ ОТРЕЗВИТЕСЬ?»

По запискам Бородулина можно собрать немало прозвищ белорусских писателей и деятелей культуры: Витязь и Фома - это Владимир Короткевич, Овес - актер Геннадий Овсянников, Тарантас - литератор Валентин Тарас, Адмирал - поэт Анатолий Велюгин. Даже у домашних были прозвища: Чык, Лось, Лосік, Лосінька, Ласятка - это дочка Бородулина Илона, а Заяц и все производные от этого слова - жена Валентина Михайловна.

Рыгор и Валентина Бородулины с дочкой Илоной и внучкой Доминикой. Фото: Сергей ШАПРАН

Рыгор и Валентина Бородулины с дочкой Илоной и внучкой Доминикой. Фото: Сергей ШАПРАН

Много записей у Рыгора Бородулина о его друге Владимире Короткевиче, который фигурирует чаще всего под своим прозвищами для друзей - Фома и Витязь.

Ходят слухи, что Фома

Выживает из ума:

Пишет много, как Дюма,

Но удел его - сума, - подтрунивает над другом Бородулин. Или такая вариация: «Плантатор Фо ма из штата Оклахома».

Особенно часто Бородулин вспоминает Короткевича в 1965-м, когда их обоих и поэта Геннадия Клевко отправили на военные сборы в редакцию газеты «Боевая вахта» на Дальний Восток. Писатели не горели желанием отбывать повинность в местной газете. «Фаму адправілі на Галгофу ў рэдакцыю», - пишет Рыгор Иванович. А возвращался Короткевич оттуда, как правило, навеселе. После таких встреч рождались эпиграммы:

У гарэлку ўткнуўшы лыч,

Задрамаў Фама Фаміч.

О любви Короткевича к выпивке Бородулин в дневниках шутил немало: «Скажите, славный Витязь, когда вы отрезвитесь?» - вопрошал Бородулин, на что Короткевич ему отвечал: «Ніколі!» В то же время есть милые сцены, когда Короткевич так загрустил в санатории по дому и жене, что поехал на попутках к ней.

Бородулин и Короткевич остались друзьями и в зрелом возрасте. Фото: Владимир КРУК (из архива)

Бородулин и Короткевич остались друзьями и в зрелом возрасте. Фото: Владимир КРУК (из архива)

А уже в 1990-х в старые записи Бородулин вносит еще несколько фактов о друге.

- Ён быў самай шырокай і самай шчодрай натуры, але пры выпадку падкрэсліваў, як паслаў свае творы Крапіве, а той адказаў: «З Вашым талентам лепей абчэсваць камяні». І ён абчэсваў камяні, толькі роднага слова, - вспоминал Бородулин. Кстати, те сокровища языка, которые Рыгор Иванович открывал сам, он частенько оставлял на страницах записных книжек. Например, эффектые рифмы, которые могли попасть в стихи: «Еўнух павёў дзяўчыну ў ельнік», «Альбо трос — альбатрос», «Тэлепат і цэлібат», «Таленавіты, але не Вітаўт», «Профіль рымскі да апошняй рыскі».

Молодые Бородулин и Короткевич были большими любителями пошутить. Фото: Архив

Молодые Бородулин и Короткевич были большими любителями пошутить. Фото: Архив

Часто Рыгор Бородулин делал записи о многих встречах с литераторами - например, о том, как Аркадий Кулешов просит у друга Александра Твардовского прислать ему книжку. «- Што, у цябе няма? - На жаль, не… - Дык, можа, у цябе й Пушкіна няма? - і кідае трубку». Или визит Бородулина к Петрусю Бровке: «Заходжу да Петруся Усцінавіча, разуваюся ў прыхожай. «Навошта разуваешся?» - «Як у храм заходжу». - «Гэта толькі ў мусульманскім храме разуваюцца. А ў царкве шапку здымаюць».

А вот чем обернулось поздравление Василя Быкова с днем рождения в 1987-м: «Званю Быкаву, падымае трубку Ірына Міхайлаўна (жена Быкова. - Ред.):

- Вы не першы. А 4-й гадзіне раніцы прынеслі тэлеграму. Дык мы ад радасці так і не заснулі. Што значыць пастарацца…».

Одна из последних встреч Быкова и Бородулина. Фото: Сергей ШАПРАН

Одна из последних встреч Быкова и Бородулина. Фото: Сергей ШАПРАН

А еще поэт мог быть и острым сатириком:

- Чтоб депутатом в черном авто

Ездить среди лауреатов,

Я русский и выучил только за то, -

промолвил Чингиз Айтматов.

А порой Бородулин любил фривольно пошутить:

Здесь погода горяча,

Не нужны здесь тапочки.

Из ширинки Ильича

Вылетали бабочки, - шутя напишет в одной из творческих командировок Рыгор Иванович поэту Анатолию Вертинскому - между прочим, Ильичу...

Всем друзьям Бородулин пипосвящаетшет такой экспромт, пародируя один из гимнов БНР:

Над чаркай мы не раз рыдалі,

Аж ля пупоў завіўся здор.

Мы рухнем шчыльнымі радамі

На родны вольны наш прастор.

Народный поэт всегда был большим ребенком – и в жизни, и в поэзии. Фото: Архив

Народный поэт всегда был большим ребенком – и в жизни, и в поэзии. Фото: Архив

Кстати, от зеленого змия, которым до середины 1970-х Бородулин увлекался, предостерегала опальная поэтесса Лариса Гениуш, пережившая сталинский ГУЛАГ. Используя свой моральный авторитет, еще в 1968-м Лариса Антоновна писала коллеге (Бородулин внес эти стихи в дневники):

Праз час, прастор крычу здалёк:

не пі, Рыгор, не пі, сынок […]

Хто піў, той без пары замоўк…

Очень скептически в 1970-х Бородулин относится к писательской элите. Когда пост секретаря союза писателей покидал Иван Мележ, («Усё ўзяў, што мог даць саюз. Цікавая штука. Мележ - цудоўны пісьменнік. Але калі не быў ля кармушкі, не заўважалі»), на его место рвались с «ашчэранымі пашчамі». Литераторов дядька Рыгор называл «уяўнымі класікамі», которые деляи место под солнцем и кого более всего интересуют сберкнижки, из детей – перекормленными и наглыми недорослями, сам союз – террариумом, «бяздарнай арганізацыяй па захопе кускоў з барскага стала» и «зборышчам сексуальных маньякаў і славалюбых шызікаў». Не обощлось и без эпиграмм:

Хай аднадзёншчык гоніць вал,

І ў зборы твораў ён бяздомны.

Да неба ўзнёс ты свой квартал,

Высокай якасцю шматтомны.

Танцы с таджичкой - Бородулин частенько бывал в командировках по СССР. Фото: Архив

Танцы с таджичкой - Бородулин частенько бывал в командировках по СССР. Фото: Архив

«БРОДВЕЙ - КАК НЕМИГА ДО РЕМОНТА»

Много на страницах записных книжек впечатлений о командировках. Еще студентом Бородулин впервые выехал за пределы Союза: «Перад паездзінамі абавязковы інструктаж. У асноўным наконт палітычнай пільнасці. Нават гжэчным манерам вучылі. Кшталту: калі будзем даваць каму прыпальваць, асабліва пані ці паненцы, сваю цыгарэту трэба выцягнуць з зубоў».

На Кубе поэта впечатлили местные нравы: «Танец жывата і сцёгнаў. Чакаеш, што зляціць рэштка вопраткі, здаецца, зараз узляціць, цела хоча страціць тлен вопраткі, яно вечнае. Рух плоці. Дзякуй Аэрафлоту, ён праз два дні дамоў». А знаменитый пляж Варадеро напомнил Бородулину и отмели Вечелья на Ушаччине, и Балтийское море. Как всегда с перчинкой, Варадеро поэт срифмовал - «Варадэра - бл…дэра».

Любопытно взглянуть и на то, какие заказы оставляли семья и друзья командировочным: от лески и батареек в часы - до джинсов коллегам, шубы и костюма под кожу для супруги. Конечно, больше всего просьб к Бородулину было перед поездкой в Америку на сессию ООН в 1984-м от дочки Илоны: кинокамера Коdak, магнитофон Sharp «з адшпільваючыміся калонкамі - каб можна было яго пакласці ў сумку», ботинки выше колена, джинсовый костюм, побольше шляп, кисти и этюдник...

Рыгор Бородулин с Натальей Давыденко, которая собрала воедино и прокомментировала пять томов бородулинских дневников и записей. Фото: Сергей ШАПРАН

Рыгор Бородулин с Натальей Давыденко, которая собрала воедино и прокомментировала пять томов бородулинских дневников и записей. Фото: Сергей ШАПРАН

В Нью-Йорке Бородулин сравнил Брайтон-Бич, где жили русскоязычные эмигранты, с Немигой до ремонта. А еще Бородулин впечатлился размаху секс-индустрии: «Садысцкія фільмы, наркотыкі, марыхуана, прастытуткі, штучныя члены, стрып-бары толькі для мужчын, і стары ідзе, ледзь хіліцца. Рэстараны толькі для лесбіянак. Прастытуткі строга па раёнах. Сутэнёры ахоўваюць, выручку аддаюць усю. Калі ўтаіла, заб’юць, і канцы… Нудзісты, бары, таксы ад 15 - 20 дол. у машыне і да 1000 дол. у клубы».

Правда, вскоре уже пришла пора многому удивляться и в своей стране - начиналась перестройка. В киоске узбекского отеля Бородулин усмотрел французские духи для супруги. «Колькі «Чорная магія»? - 110. - Рублёў? - Долараў». За мяжой я, савецкі, не магу нічога купіць, што хачу, бо савецкі, і дома нічога, што хачу, купіць не магу, бо савецкі. Замкнутае кола!..»

Кстати, народный поэт часто иронизировал над собой - в начале 1990-х появляется такая заметка: «Раніцай іду з хлебам каля сваёй высокай мураванкі. Недзе з балкона крычыць нехта: «Бураўкін!». Божа мой, да магілы будуць блытаць, як некалі Броўку з Глебкам!».

Бородулин с иронией жаловался, что его и Буравкина люди путали, как Бровку и Глебку. Фото: Архив

Бородулин с иронией жаловался, что его и Буравкина люди путали, как Бровку и Глебку. Фото: Архив

Автор благодарит Союз белорусских писателей за возможность работы с пятитомником и Сергея Шапрана, биографа Рыгора Бородулина, за помощь с фотоматериалами

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также