2019-03-14T22:14:05+03:00
КП Беларусь

Белорусские хирурги делают операции на сердце детям без вскрытия грудной клетки

Специалисты РНПЦ детской хирургии рассказали о щадящих методах лечения серьезных болезней маленьких пациентов
Поделиться:
Очень часто маленькие пациенты попадают в РНПЦ детской хирургии сразу из роддома.Очень часто маленькие пациенты попадают в РНПЦ детской хирургии сразу из роддома.Фото: Павел МАРТИНЧИК
Изменить размер текста:

Николай Понеделко был первым в Беларуси и СНГ ребенком, которому заменили клапан легочной артерии сердца без вскрытия грудной клетки и остановки сердца. Эту уникальную операцию провели в мае прошлого года в Республиканском центре детской хирургии, где мальчик до этого перенес четыре операции на открытом сердце. Но, глядя на него, ни за что не скажешь, что это ребенок с тяжелым врожденным пороком сердца, за жизнь которого врачи боролись не один год. Тринадцатилетний Николай выглядит как обычный подросток, с удовольствием дает интервью.

За свои тринадцать лет Николай перенес пять операций. Теперь он и сам не прочь выучиться на хирурга. Фото: Павел МАРТИНЧИК

За свои тринадцать лет Николай перенес пять операций. Теперь он и сам не прочь выучиться на хирурга.Фото: Павел МАРТИНЧИК

«В детскую хирургию сына увезли из роддома»

- Первую операцию сделали, когда мне было 17 дней. Потом в год, три и пять лет. А в прошлом году была операция, которая поможет мне жить и сделать следующую уже через много лет, - серьезно рассказывает Николай. - По ощущениям все хорошо. Раньше чуть-чуть больше уставал. Если бегал много - начинал чуть-чуть задыхаться, а сейчас все нормально.

Поэтапное спасение ребенка с тяжелым врожденным пороком сердца выглядело так: сразу сделали операцию, которая спасла ему жизнь и позволила окрепнуть; позже установили специальный искусственный сосуд с клапаном, который обеспечивает правильную работу сердца. Но поскольку ребенок растет, протез сосуда с клапаном приходится заменять. И каждый раз это была операция на открытом сердце.

- Сюда, в РНПЦ, его забирали прямо из роддома, - рассказывает Елена, мама мальчика. - А потом началась новая жизнь. Зато все стало на свои места: что есть важно в жизни, что неважно. Я полностью доверяю нашим докторам. Поэтому, когда предложили операцию, которую до сих пор детям у нас не делали, страха не было. Страшно, когда тебе отказывают в помощи.

Для мамы Николая уже после первой операции сына все в жизни стало на свои места - что в ней важно, что - нет... Фото: Павел МАРТИНЧИК

Для мамы Николая уже после первой операции сына все в жизни стало на свои места - что в ней важно, что - нет...Фото: Павел МАРТИНЧИК

Новый клапан мальчику ввели без разрезов, через сосуды (это называется эндоваскулярное протезирование). Это улучшило его нынешнее состояние и сработало на предупреждение - в будущем можно будет также обойтись без открытой операции и не бояться осложнений.

Сегодня подобную операцию, которую раньше делали только взрослым, благополучно перенесли уже несколько детей. Вообще будущее кардиохирургии - именно за такими малоинвазивными методами. В РНПЦ детской хирургии сегодня количество таких щадящих операций увеличивается.

Аритмию теперь можно вылечить до школы

В лечении детской аритмии революция у нас произошла в прошлом году, когда в РНПЦ детской хирургии начали делать операции детям 5 - 6 лет. Раньше ребенку с нарушениями ритма сердца приходилось принимать несколько раз в день серьезные препараты как минимум до 12 лет, обходить стороной спортивные и танцевальные секции. Теперь такие дети могут идти в школу здоровыми и выбирать себе активные занятия по душе. Сама операция щадящая, без больших разрезов: в бедренной артерии хирург делает прокол, через который затем с помощью специальных инструментов по сосудам подбирается к сердцу, находит в нем очаг неправильного импульса, приводящий к сбою сердечного ритма, и купирует его методом радиочастотной аблации. Эффект такого вмешательства долгосрочный, практически пожизненный.

У наших хирургов в распоряжении новейшие технологии и аппаратура. Фото: Павел МАРТИНЧИК

У наших хирургов в распоряжении новейшие технологии и аппаратура.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Тяжелый пациент весом… 900 граммов

Малыши, в которых нет и килограмма веса, - постоянные пациенты РНПЦ детской хирургии. Как правило, это недоношенные детки с серьезными врожденными пороками сердца, легких, пищеварительного тракта. Один из таких пациентов - мальчик, который родился весом 900 граммов.

Малыши, которые рождаются с весом меньше килограмма - частые пациенты РНПЦ. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Малыши, которые рождаются с весом меньше килограмма - частые пациенты РНПЦ.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- На фоне недоношенности у него сильно пострадал кишечник, образовались множественные отверстия в тонкой кишке, в брюшной полости развился перитонит. Ребенка пришлось экстренно оперировать, чтобы спасти жизнь, - рассказал Андрей Заполянский, заведующий отделом детской хирургии. - Пока удалили большой участок поврежденной тонкой кишки, вылечили перитонит и наладили временное питание через желудочный зонд. Задачей второй операции будет восстановить целостность кишечника.

Первая операция, как правило, спасает жизнь ребенку. И, как правило, она не последняя Фото: Павел МАРТИНЧИК

Первая операция, как правило, спасает жизнь ребенку. И, как правило, она не последняяФото: Павел МАРТИНЧИК

Некротический энтероколит (развитие язв и некрозов на стенках кишечника с дальнейшей перфорацией) часто называют «болезнь выживших недоношенных». В РНПЦ детской хирургии гордятся тем, что результаты лечения и выживаемость деток с такой патологией в последние годы значительно улучшились.

Выживаемость деток с некротическим энтероколитом в последние годы значительно улучшились Фото: Павел МАРТИНЧИК

Выживаемость деток с некротическим энтероколитом в последние годы значительно улучшилисьФото: Павел МАРТИНЧИК

При этом Константин Дроздовский, директор РНПЦ детской хирургии отметил, что достаточно часто дети с малой массой рождаются после ЭКО.

Большинство операций, которые делают в РНПЦ - малоинвазивные. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Большинство операций, которые делают в РНПЦ - малоинвазивные.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Проглоченные батарейки чаще всего застревают в пищеводе

Монеты, пуговицы, булавки, ключи, кольца, крестики, заколки, шурупы, гвозди - коллекция предметов, проглоченных детьми и извлеченных хирургами РНПЦ и выставленных на обозрение в одной из операционных, разнообразная. Самый страшный из этих «экспонатов» - круглые плоские батарейки. В редких случаях они могут выйти из организма естественным путем. В основном застревают в пищеводе. Сразу этого можно и не заметить. А заряженная батарейка может прожечь пищевод за пару часов, а то и меньше, и эта травма в корне изменит жизнь ребенка.

Впечатляющая коллекция проглоченных детьми предметов Фото: Павел МАРТИНЧИК

Впечатляющая коллекция проглоченных детьми предметовФото: Павел МАРТИНЧИК

- Я бы поставил знак равенства между батарейками плоскими и агрессивными жидкостями. Потенциальная опасность при попадании в пищевод от них одна и та же. Но если на жидкость реакция будет через несколько секунд, то с батарейками другая ситуация. Ребенок сразу не скажет, что проглотил ее, и если батарейка станет в пищеводе, то клиническая картина проявится чуть позже, - говорит Кирилл Мараховский, заведующий диагностическим отделением, главный внештатный специалист Минздрава по детской эндоскопии. - Дырка в пищеводе - это паллиативные операции (вмешательства для облегчения жизни. - Ред.), тяжелые и неперспективные, длительная реабилитация, это инвалидность и большой риск для жизни.

Кирилл Мараховский, главный внештатный специалист Минздрава по детской эндоскопии показывает, как у ребенка доставали швейную булавку, которую он даже не проглотил, а просто... вдохнул Фото: Павел МАРТИНЧИК

Кирилл Мараховский, главный внештатный специалист Минздрава по детской эндоскопии показывает, как у ребенка доставали швейную булавку, которую он даже не проглотил, а просто... вдохнулФото: Павел МАРТИНЧИК

- Какие жидкости самые опасные? Вот алкоголем, например, маленький ребенок может сжечь пищевод?

- Алкоголем - нет. Самое опасное - бытовая химия, содержащая щелочь. Каждая такая история по-своему трагичная. В прошлом году попал к нам ребенок, который выпил аккумуляторную щелочь. Он жив, но его жизнь полна трагедии. Ему сделали пластику пищевода, он в состоянии стеноза (уменьшение диаметра просвета пищевода, нарушающее его проходимость. - Ред.).

Опять батарейка!.. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Опять батарейка!..Фото: Павел МАРТИНЧИК

Батарейки - главная опасность. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Батарейки - главная опасность.Фото: Павел МАРТИНЧИК

За год мы выполнили 404 эндоскопические операции, и это не только извлечение инородных тел. Мы создали эндоскопическую службу высочайшего уровня, работаем с врожденными пороками, делаем операции, которые мало кто делает в Восточной Европе, на уровне немецких и английских специалистов. Это лечение артрезии (непроходимости) двенадцатиперстной кишки, баллонная дилатация трахеи при врожденном стенозе (сужение дыхательных путей, при котором ребенок едва дышит) и другие малоинвазивные операции. У нас в распоряжении есть все эндоскопические методики, которые на сегодня существуют для детей.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

- С врожденными пороками сердца в Беларуси ежегодно рождается около 1000 детей. Примерно 10% из них нуждаются в экстренных операциях.

- В 2018 году в РНПЦ детской хирургии проведено около 5 тысяч операций. Более тысячи - по коррекции врожденных пороков сердца.

В РНПЦ детки попадают действительно в надежные руки. Фото: Павел МАРТИНЧИК

В РНПЦ детки попадают действительно в надежные руки.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также