2019-03-15T14:49:21+03:00
КП Беларусь

Из-за Жени Белоусова пол-Минска осталось без света, а Бари Алибасов на площади Ленина спасал «нанайцев»

«Комсомолка» расспросила продюсера и организатора концертов Игоря Евзрезова о том, как организовывали выступления звезд в «лихие 90-е»
Поделиться:
Наверное, особенно Бари Алибасов держал в ежовых руковицах золотой состав «на-найцев». Фото: na-nax.comНаверное, особенно Бари Алибасов держал в ежовых руковицах золотой состав «на-найцев». Фото: na-nax.com
Изменить размер текста:

Игорь Евзрезов попал в постсоветский шоу-бизнес случайно: перезнакомился с вхожими в тусовку людьми за кулисами чернобыльского концерта-реквиема на минском стадионе «Динамо» в 1991-м. Уже через пару лет Игорь сам начал проводить концерты в Беларуси и России - от сольников до «солянок» вроде туров телешоу «50/50».

- Первыми самостоятельными были гастроли Жени Белоусова в давно не существующем цирке шапито на минской Орловской, - вспоминает Игорь. - Меня застращали: с Женей приедет писавший для «Любэ» поэт Александр Шаганов - жди понтов! Я заказал Саше люкс в гостинице «Беларусь». Но он, осмотрев плод моих стараний, говорит: «Старичок, а можно обменять номер на простой одноместный? Царские хоромы мне ни к чему».

У Игоря Евзрезова много историй о приключениях артистов в 1990-е. Фото: Личный архив

У Игоря Евзрезова много историй о приключениях артистов в 1990-е. Фото: Личный архив

Игорь замечает, что слухи о Шаганове не подтвердились ни тогда, ни позже. А на том минском концерте Александр читал стихи, пел, а затем объявил Белоусова.

- Женя заводит песню «Дуня-Дуняша», взрывается пиротехника… и цирк шапито, а с ним еще пол-Минска на полчаса погружаются во мрак - электрики просчитались.

Тогда Женя Белоусов работал в Минске два концерта. На второй день снова незадача: одна из машин не завелась у гостиницы.

- Часть первого отделения работал певец Володя Ухтинский, - вспоминает Игорь, - он сам предложил доставить Женю до площадки. Другое дело, что Володина Mazda была на три двери, а загрузилось туда 7 человек. По закону подлости почти сразу нас остановили гаишники. Ухтинский рассказывает им, мол, везу Шаганова, который пишет для «Любэ». А гаишник ему: «Слушай, я тебя где-то видел. Ты у нас не проходишь по ориентировке?» Всем стало не по себе, но тут подходит напарник гаишника: «Коля, да это же он!»

Герои 1990-х. На фото слева - Женя Белоусов (он с директором Валерием Муленковым). На снимке справа в гастрольной компании можно узнать Сергея Пенкина, музыканта группы "Дюна" Александра Малишевского и самого Игоря Евзрезова. Фото: Архив Игоря Евзрезова

Герои 1990-х. На фото слева - Женя Белоусов (он с директором Валерием Муленковым). На снимке справа в гастрольной компании можно узнать Сергея Пенкина, музыканта группы "Дюна" Александра Малишевского и самого Игоря Евзрезова. Фото: Архив Игоря Евзрезова

Оказалось, Владимир Ухтинский снимался для ТВ в ресторане на Минском море, а эти гаишники что-то рядом охраняли и запомнили артиста. Когда выяснилось, что компания опаздывает на концерт, довезли перегруженную Mazda до шапито под мигалками.

А в один из первых приездов в Минск группы «На-На», вспоминает Игорь еще одну историю, ее продюсер Бари Алибасов вышел среди ночи в круглосуточные киоски, которые тогда стояли на площади Ленина.

- Пока Бари шел с покупками в отель, увидел, на балконе номера его солистов мелькает женский силуэт. Алибасов с диким криком кидается в гостиницу - ведь у него на гастролях был строгий режим. Правда, пока он бежал (а ребята увидели босса издалека), «нанайцы» спрятали девушку. Бари ворвался, все обыскал и, никого не обнаружив, сказал: «Я все равно знаю, что она была».

Лирик Алексей Глызин оказался тем еще шутником. Фото: Архив Игоря Евзрезова

Лирик Алексей Глызин оказался тем еще шутником. Фото: Архив Игоря Евзрезова

АЛЕКСЕЙ ГЛЫЗИН ПОДШУТИЛ НАД КЛОНОМ MODERN TALKING

Игорь Евзрезов вспоминает, что в 1990-х артисты чудили по-крупному. Особенно на зеленых концертах - последних выступлениях в туре.

- Леша Глызин в одной из «солянок» гастрольной «Песни года» на зеленом концерте оказался в компании с группой «Забытый разговор», перепевавшей по-русски Modern Talking. Перед концертом ребята из «...Разговора» накатили, а потом играли в домино в гримерке у Глызина и его музыкантов из группы «Ура» - отборных металлистов. Когда «Забытый разговор» вызвали на сцену, Глызин взял у меня яркую спортивную шапочку, его музыканты вооружились ящиками и шнурами, накинув первые попавшиеся вещи, и на припеве «Арабское золото - все в крови...» стали бегать прямо по сцене. Один из солистов «...Разговора» оборачивается, начинается непереводимая игра слов, которая заканчивается фразой: «Даже балет у нас появился!»

Поскольку пел дуэт под полную фанеру, от этих разборок зал упал от хохота. Однако Глызин и его ребята успели скрыться, влететь в гримерку, переодеться и засесть за домино.

- И тут в гримерку влетает ведущая концерта Ангелина Вовк с криком «Леша-а-а!». А Глызин как раз припечатывает «Рыба!» и поворачивается к Вовк: «Линочка, а что случилось?» Она рассматривает всех, убеждается, что ребята спокойны, ровно дышат, и уходит. Через минуту, когда в коридоре все стихло, гримерка взорвалась истерическим хохотом.

Кстати, хотя 1990-е у многих ассоциируются с засильем фанеры, Игорь с этим не согласен.

- Сегодня многие ретрофестивали с культовыми коллективами своего времени работают под фонограмму. Другое дело, что народ хочет посмотреть на артиста и получить энергию, порцию ностальгии, эйфории. А в 1990-х хватало игравших живьем: группы «Русские», «Твой день», Вадим Усланов - автор песни «Ты сделана из огня», тот же Глызин и группа «Ура»...

«ЕЗДИЛ НА РАЗБОРКИ, ЕСЛИ АРТИСТОВ ОБИЖАЛИ»

Организаторам, говорит Игорь Евзрезов, в «лихие 90-е» приходилось решать не только творческие вопросы. Он долго проработал с группой «Арамис», которая спела хит тех лет «Девочка ждет - мальчик не идет». Когда в 1996-м лидер команды Николай Ким купил перегнанное из Европы авто, машина оказалась краденной. За день до концерта в Минске музыканты «Арамиса», Евзрезов и его друзья-спортсмены поехали менять неудачную покупку на деньги.

- Дело было в белорусской Березе. Продавец оказался офицером и убеждал, что он ничего не боится. Когда терпение лопнуло, пришлось выволочь человека за шиворот и предупредить о серьезности намерений. Деньги мы забрали, но потом всей компанией уже на одной машине гнали и с такой скоростью, что, казалось, самолет летит чуть быстрее.

Игорь Евзрезов с артистами, которых он возил в том числе и в Беларуси в 1990-х и нулевых, Сергеем Пенкиным и группой "Арамис". Фото: Архив Игоря Евзрезова

Игорь Евзрезов с артистами, которых он возил в том числе и в Беларуси в 1990-х и нулевых, Сергеем Пенкиным и группой "Арамис". Фото: Архив Игоря Евзрезова

А однажды из-за кулис сборного концерта где-то в России пропал тогда подопечный Игоря - певец Шура, от которого можно было ждать любой финт.

- Охранял концерт бывший местный милиционер - двухметровый Колюня. Он и сказал, мол, семафорят, что в парке столпотворение. Мы туда - и на пьедестале от памятника находим пропажу. Шура при полном параде, в куртке из перьев и в сапогах на высокой платформе, вещает собравшимся вокруг бомжам: «Я посланник высшего разума! Я прилетел к вам, чтобы сделать вас счастливыми!» Примерно в то же время с другой стороны парка приезжает «скорая»-психиатричка. Но тут все разрулил тот же Колюня: он пояснил санитарам, что это не их клиент, а известный мошенник, который тренируется в красноречии.

А как-то в Минске встречая группу «Дюна», Игорь удивился, что все артисты оказались в разных вагонах поезда. На перроне Виктор Рыбин, лидер группы, выдохнул с облегчением, увидев Игоря.

- А почему вы в разных вагонах? - уточнил тогда Евзрезов.

- Так мы еще и за свои деньги едем... - печально описал картину прошлых гастролей Рыбин.

В 1990-х Игорь работал в Беларуси и России примерно 50/50. У нас для организатора концертов, по его словам, было и осталось много бюрократии, начиная от гастрольных удостоверений. Но, замечает Евзрезов, белорусы более избирательны в выборе зрелищ.

- Если в России большинство дискотек 80 - 90-х проходит на ура (пусть конкретных песен участников «солянок» никто не помнит), то у нас и топ-группы тех времен не соберут зал. В принципе, белорусы больше заточены под рок-музыку. Я в этом убеждаюсь начиная с моей работы с группой «Парк Горького». Да и посмотрите, кто в основном собирает «Минск-Арену» - рок-музыканты. А кто из наших звучит на ретрорадиостанциях? Это старые добрые записи с первого альбома Rouble Zone Олега Джаггера Минакова. Правда, до сих пор не знаю, почему не сложилось у шикарных белорусскоязычных музыкантов - скажем, у «Крамы».

Теперь Игорь Евзрезов занимается продюсированием возрожденной группы «Маки», чья история началась в 1980-х. Фото: Архив Игоря Евзрезова

Теперь Игорь Евзрезов занимается продюсированием возрожденной группы «Маки», чья история началась в 1980-х. Фото: Архив Игоря Евзрезова

Сегодня Игорь в основном занимается продюсированием - работает с популярной в 1980-х группой «Маки», советским ответом Modern Talking и музыке диско. Команда возродилась в 2015-м - в ней играет один из участников той четверки Константин Семченко.

- За три десятилетия никто не поднял флаг «Маков». Даже оказалось, что музыканты думали, мол, Костю убили. Каково было их удивление, когда они увидели его по ТВ живым и здоровым. А он долго жил в Америке, так что я шутил: «Они не поняли: тебя у Билли, у Билли Клинтона принимали».

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также