2019-03-27T09:18:42+03:00
КП Беларусь

Народная артистка Беларуси Белла МАСУМЯН: "Когда партнер по роли умер у меня на руках, я на время потеряла голос, слух, зрение и не могла вернуться в театр"

«Комсомолка» расспросила примадонну Национального академического драматического театр им. Горького, народную артистку Беларуси Беллу Масумян, на что способна сильная женщина и как актриса выдержала почти 20 лет творческого простоя
Поделиться:
Мудрая Белла Масумян поделилась в интервью тем, почему к изменениям в жизни и театре стоит относиться по-философски. Фото: Дарья АНДРЕЕВАМудрая Белла Масумян поделилась в интервью тем, почему к изменениям в жизни и театре стоит относиться по-философски. Фото: Дарья АНДРЕЕВА
Изменить размер текста:

Белла Амовна в Горьковском почти 58 лет - она пришла сюда сразу со студенческой скамьи и других записей в ее трудовой нет. «Жена театра», - так говорил о ней патриарх Горьковского Ростислав Янковский. Но актрисой Белла стала вопреки воле родителей - они желали ей профессию врача. Папа, вспоминает артистка, не раз подводил ее, юную, к зеркалу и говорил: «Видишь себя? А ведь это со сцены будут видеть другие». Однако упорство Беллы оказалось сильнее: она сдала экзамены в московское Щепкинское училище, но, когда вывесили списки, посмотрела не в тот и, решив, что не прошла, поступила в Минск на курс к Дмитрию Орлову. Когда все выяснилось, ничего менять не стала - ведь в Вильнюсе, совсем недалеко, жили родители - мама-полька и папа-армянин. Отсюда, наверное, и сильный характер Беллы Масумян, и ее верность родному театру.

Белла Масумян уверена: сейчас время сильных женщин. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Белла Масумян уверена: сейчас время сильных женщин. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

«ДАЖЕ КОГДА МНЕ ЗАВИДУЮТ, ИЩУ ЗДРАВУЮ МЫСЛЬ»

- Знаменитый критик Татьяна Орлова как-то написала, что вы верны запаху кулис своего театра…

- Это как дома, где все по-старому и ничего не раздражает. Старые кулисы, конечно, пора бы заменить, порой каблуки в щель в полу проваливаются, но так комфортно. Прежде театр определялся тем, как люди, в нем служившие, относились к действу, партнерам, закулисью. Например, прийти на репетицию не после режиссера, а за пять минут до него. Хотя бывали и те, кто входил в раж, когда буквально с улицы врывался на сцену. Когда приезжала на премьеру в московский театр Маяковского к своему другу, актеру Эдику Марцевичу (он играл Гамлета после Михаила Казакова), перед выходом на сцену за кулисами стояла костюмер с иголкой, ниткой, щетками. Она у каждого актера проверяла, застегнут ли гульфик, чистая ли обувь, не торчат ли на костюме нитки. Вот о чем я.

Белла в молодости – актриса всегда пленяла своей восточной красотой, но в начале карьеры играла и писаных красавиц из народных сказок - как в «Иван да Марье» 1965 года. Фото: Личный архив

Белла в молодости – актриса всегда пленяла своей восточной красотой, но в начале карьеры играла и писаных красавиц из народных сказок - как в «Иван да Марье» 1965 года. Фото: Личный архив

- Что изменилось в театре за 58 лет в профессии?

- Все, как и в жизни. С подмостков почти исчезли драмы, трагедии. Не потому, что мы разучились их играть - нет публики, готовой к переживанию и состраданию. А ведь даже во время войны играли Шиллера или Шекспира - публика переживала, находила для себя какие-то ответы. Но сегодня в принципе потребность в театре минимальна, а, наверное, от житейских проблем люди хотят видеть только комедии - чем проще, тем лучше. Это и неплохо, вот только актерская профессия стала довольно необязательной: не получилось в театре, сыграл слабовато - ну, пойду в кино снимусь, хотя бы подзаработаю. Театр перестал быть монастырем, когда служишь только ему.

Белла с родителями: мамой Марианой Викторовной и папой Амо Тиграновичем. Фото: Личный архив

Белла с родителями: мамой Марианой Викторовной и папой Амо Тиграновичем. Фото: Личный архив

- А минский зритель - какой он? Почти после каждого спектакля аплодирует стоя…

- Тяжелый он. Раньше было больше людей, привычных к театру, нормой считалось приходить на премьеры. Сейчас пожилые люди уходят, а молодым интересно другое. Наверное, и мы в чем-то не соответствуем - должны идти немножко впереди, а хорошо, если получается вровень. Хотя в Москве многим театрам это удается. А аплодируют стоя, может, потому что спешат в гардероб, если второй акт затянут (улыбается.) Но, думаю, все-таки речь о выражении благодарности. Вспомните церемонии «Оскара». Не в честь каждого победителя, но зал встает. Понятно, что радости там - 5%, но это культура сопереживания. Признаться, больше смущает, когда на поклоне публика начинает покрикивать и едва ли не свистеть, как на концертах. Это что-то новое - прежде были аплодисменты, цветы, иногда звонки или записочки.

Белла Амовна в идущих теперь на Горьковской сцене «Знойных мамочках» - это настоящий рок-н-ролл! Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Белла Амовна в идущих теперь на Горьковской сцене «Знойных мамочках» - это настоящий рок-н-ролл! Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Сегодня на многое, наверное, просто времени нет – так ускорился мир. Как и на то, чтобы стоять в музее у картины и долго размышлять о мыслях написавшего ее художника. Осталось разве что любопытство, как в случае толп у «Моны Лизы» или «Черного квадрата». Правда, и тут есть самое главное – думание. Кстати, однажды в венской галерее я побывала на выставке Сальвадора Дали. Там так замечательно построено пространство, что ты и вместе с другими посетителями, купившими билет, но перед каждым произведением оказываешься один, «сам-насам». Это тоже театр.

- Вы как-то сказали, что больше доверяете мнению коллег, а не публики. Но как же выражение «вынести на суд зрителя»?

- Перед зрителем не надо стелиться или стараться ему понравиться, угодить. Но у нас все рвется и мечет внутри не зря, если зритель подумал о сказанном в постановке - пусть не сразу, но вспомнил какое-то слово, поступок, событие на сцене. Так же в свое время нас обескровливало старание понравиться Министерству культуры, чтобы все было гладенько. А среди коллег для меня важно мнение людей заинтересованных, но бесстрастных, не желающих сделать дежурный комплимент. Или тех, кто тебя не принимает, а у них вдруг проскальзывает одобрение. Даже когда тебя ругают, даже завидуют - в таком отрицании есть здравая мысль.

Ростислав Янковский много лет был постоянным партнером Беллы Масумян по сцене. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Ростислав Янковский много лет был постоянным партнером Беллы Масумян по сцене. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

ЯНКОВСКИЙ ШИПЕЛ: «ОТКАЖИСЬ! КАКАЯ ИЗ ТЕБЯ КУПЧИХА?»

- На вашем счету на горьковской сцене около сотни ролей. А были среди них некомфортные, из которых хотелось поскорее выбраться?

- Стыдно признаться, но нет. И с каждой ролью очень тяжело расстаюсь. Даже если начинала с пониманием - это не мое. Но на сопротивлении работать тоже интересно. Когда москвич Аркадий Кац дал мне главную роль Мавры Тарасовны в спектакле «Правда - хорошо, а счастье лучше» по Островскому, Слава Янковский шипел: «Откажись! Какая из тебя купчиха?» А к концу работы я поняла, что режиссер хотел, чтобы я вынула Мавру времен ее молодости - влюбленную, полную жизни ух-девчуху, первую красавицу в Москве, которая потом превратилась в жесткую женщину, убежденную, что любви нет и без нее можно обойтись. Вот только не обойтись. И сейчас я ни от одной роли не отказываюсь.

Юная Белла в "Филумена Мартурано". Фото: Личный архив

Юная Белла в "Филумена Мартурано". Фото: Личный архив

- Ваши девять названий в репертуаре, несколько шикарных главных ролей вы даже как-то назвали творческой жадностью. А ведь было время творческого простоя, когда могла и депрессия нахлынуть...

- Когда я пришла в труппу, тут было много стариков, а молодежи - совсем мало. Поэтому нам доставались роли, как из решета. Но почти 20 лет я играла только у приезжих режиссеров. Мимо прошло столько ролей, которые, может, и не удались бы, но я их даже не попробовала воплотить. Это нормально, когда у постановщика есть свои актеры, на которых он опирается. Но должен ли он при этом не любить других артистов труппы? Ведь всегда есть возможность двух составов или роли на пробу, отказа, наконец. Но зачем годами держать человека в неведении, за что его наказывают и не любят? Я спросила как-то у режиссера, почему мне не досталась роль - очень хотела ее сыграть. В ответ услышала: «Так вы же не русская!» Ого, думаю, хорошо, что армянин Джигарханян не знал таких аргументов - играл и русских, и нерусских.

С тех пор дома по ночам я частенько проигрываю для себя прошлые роли: закрываю глаза и представляю, какую жизнь сегодня хотела бы прожить. Скажем, спектакль «Двое на качелях», который шел почти 20 лет, я сыграла бы и сейчас от и до. Еще, выходит, и память тренирую.

Когда актер Леонид Крюк умер на руках Беллы Масумян во время спектакля «Наедине со всеми», от потери ей помогло оправиться время и слова Ростислава Янковского. Фото: Личный архив

Когда актер Леонид Крюк умер на руках Беллы Масумян во время спектакля «Наедине со всеми», от потери ей помогло оправиться время и слова Ростислава Янковского. Фото: Личный архив

- Но у вас была и другая ситуация, после которой вы и вовсе могли не вернуться на сцену…

- Да, это был один из премьерных показов спектакля «Наедине со всеми» на малой сцене - тогда она была на месте нынешнего фойе. Ленечка Крюк - мой однокурсник, незадолго до этого пришел в наш театр. После всех бесконечных переездов, жизненных передряг здоровье у него было не то. В антракте он пожаловался на сердце, я уговорила его принять валидол, но Леня тут же выплюнул таблетку: «Гадость!». И вот мы на сцене: кульминация, когда его персонаж, натворивший в жизни немало, на коленях просит у моей героини прощения. Я его держу за плечи и чувствую, как он выскальзывает у меня из рук, а потом вмиг обмякает и падает. Я кричу в зал: «Помогите!», а там стоит такая тишина, которой я, наверное, больше никогда и не слышала. Все думают: это по пьесе так, никто не шелохнется. Только одна девчушка-медсестричка или студентка спустя какое-то время подбежала. Леню увезли на «скорой», но не спасли - он умер на сцене…

Белла Амовна сама придумала для своей княгини Теофилии в "Пане Коханку" железную руку. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Белла Амовна сама придумала для своей княгини Теофилии в "Пане Коханку" железную руку. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Тогда я потеряла зрение и слух на несколько недель, не разговаривала. И долго не могла даже быть в театре. Меня за это Слава Янковский ругал, мы ведь с ним во многих спектаклях были партнерами. Но так он выводил меня из кошмарного состояния. А потеря была страшная, Леня был для меня очень дорогим человеком. И актером архиталантливым. Мы часто о нем вспоминаем с другим моим однокурсником, купаловцем Фомой Воронецким, тоже выпускником легендарного Дмитрия Орлова. Они с Ленечкой были деревенскими ребятами на нашем городском курсе, немного смешными. Но я уже тогда сказала: посмотрите, они всех нас обставят. И уже на четвертом курсе это было очевидно. А Фома еще рисует, Леня писал великолепные стихи. Жаль, что нас, орловцев, осталось по пальцам пересчитать. Почему-то многие рано ушли…

Белле Масумян везет на роли королев, как во "Льве зимой"... Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Белле Масумян везет на роли королев, как во "Льве зимой"... Фото: Дарья АНДРЕЕВА

...и аристократок, как в "Загадочном визите". Фото: Дарья АНДРЕЕВА

...и аристократок, как в "Загадочном визите". Фото: Дарья АНДРЕЕВА

«КОГДА ЧИНЮ УТЮГ, СПАСАЮ МУЖСКОЙ РОД»

- Вам везет на роли сильных женщин. Это ваш характер притягивает такие образы?

- Мне всегда нравились мужские роли, и в институте, к слову, я их даже играла. Во всех образах ищу сильную сторону. Сейчас играю «Уходил супруг от супруги» на малой сцене. Пьеса эта была написана для Марии Мироновой, которая играла ее так, словно речь о Льве Толстом и его домработнице. Но с режиссером и моим партнером по спектаклю мы образ переработали. Я ведь другая. Если уж проводить параллель с семьей Толстого, то речь о нем и его супруге Софье - умнице, способной вытащить вторую половину из всех бед, подставить плечо. Она сильная, потому и умирает первой. А еще я понимала, что в зал придет немало таких Софий. Сейчас вообще время сильных женщин, которые могут все, беря на себя все больше функций сильного мужчины.

Одна из любимых ролей Беллы Амовны сегодня - это супруга в спектакле "Уходил супруг от супруги". Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Одна из любимых ролей Беллы Амовны сегодня - это супруга в спектакле "Уходил супруг от супруги". Фото: Дарья АНДРЕЕВА

- Вы, к примеру, утюг можете починить, дрова наколоть…

- Как я шучу - так спасаю мужской род. Ну а что, сидеть и звать мужчину, если надо закрыть дверь, а замок - ни туда ни сюда? Мама и папа говорили: умеешь - сделай. Моя старшая сестра, к примеру, могла сбить табуретку, оставаясь красивой, как Марина Влади, и всегда с шикарным маникюром. Во времена, когда было нечего надеть, я из носовых платков сшивала себе платье, не умея в общем-то шить. А еще сильной женщине, кроме красоты, талантов и здоровья, надо уметь не спугнуть умного талантливого и тоже сильного мужчину, холить и лелеять его. Ведь без этого мужчины не будет потомства, а значит, не будет и женщины.

В спектакле "Он и Она" Белла Масумян и Борис Луценко играют любовь в летах. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

В спектакле "Он и Она" Белла Масумян и Борис Луценко играют любовь в летах. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

- Вы не раз играли любовь немолодых людей. А в чем сила любви в почтенном возрасте?

- Как и в любом - в желании понять и поддержать, в терпении. И важно осознавать - не ты главный. По сути, любовь - как дружба, а она - жертвенна: ты должен быть готов помочь в трудную минуту и вовремя уйти, не держа другого за грудки. В любви ведь тоже должен быть воздух. Это трудно дается, мы ведь все нетерпимы, довольно эгоистичны…

Белла Амовна признается: ее характеру более всего соответствует ее роль в "Валентиновом дне", где она играла в паре с оперной звездой Наталией Гайдой. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Белла Амовна признается: ее характеру более всего соответствует ее роль в "Валентиновом дне", где она играла в паре с оперной звездой Наталией Гайдой. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

- Вы не раз признавались, что живете два часа на сцене, а остальное время играете.

- А в театре все понятно. Вот человек, твой партнер на сцене, который на эти два часа стал центром вселенной. Значит, вокруг него все вертится. А жизнь состоит из мелочей. Другое дело, что эти мелочи учат жизни. Например, сегодня на улице все в телефонах, наушниках, что вокруг - неважно. А мне всегда было интересно, кто прошел рядом: я его и знать не знаю, а что-то откликается - значит, мой человек. А когда я вижу колясочника, а он едет и улыбается, сразу думаю: вот, ты жалуешься, а человек улыбается и живет. А ученые непостижимого ума, тот же Стивен Хоккинг? Каких высот они достигли в совершенно обессиленном теле. Смотришь и понимаешь: вот это сила духа! Собственно, счастье - это возможность позволить себе быть счастливым в любой ситуации.

Белла Масумян признается, что и сегодня сыграла бы свою героиню в спектакле "Двое на качелях", который не сходил со сцены 20 лет. Фото: Личный архив

Белла Масумян признается, что и сегодня сыграла бы свою героиню в спектакле "Двое на качелях", который не сходил со сцены 20 лет. Фото: Личный архив

- Вы говорили, что свой портрет смогли бы доверить только Пикассо или ребенку. Почему?

- Рисовать так, как есть, - это ужасно. А вот если художник увидит нечто - это будет подлинность. У меня дома есть репродукция Пикассо, на которой стоит стол, на нем ваза. Долгие годы я на нее так и смотрела. А однажды, вытирая пыль, вдруг обнаружила: так ведь там опрокинутое лицо женщины! Представляете, какой образ был у художника!

Белла Амовна признается: ее характеру более всего соответствует ее роль в "Валентиновом дне", где она играла в паре с оперной звездой Наталией Гайдой. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Белла Амовна признается: ее характеру более всего соответствует ее роль в "Валентиновом дне", где она играла в паре с оперной звездой Наталией Гайдой. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

СПРАВКА «КП»

Белла МАСУМЯН, 81 год. Народная артистка Беларуси. Сыграла более сотни образов на сцене Горьковского театра, где служит почти 58 лет. Среди ее нынешних главных ролей - Мавра Тарасовна в «Правда - хорошо, а счастье лучше», Теофилия в «Пане Коханку», Клара Цаханассьян в «Загадочном визите», Вера Максимовна в «Уходил супруг от супруги», Черил Кейси в «Знойных мамочках», Люси Купер в «Вечности на двоих», Она в «Он и Она». А вот о личной жизни Белла Амовна не говорит, называя себя человеком закрытым.

Белла Масумян - примадонна Горьковского театра без малого шесть десятков лет. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

Белла Масумян - примадонна Горьковского театра без малого шесть десятков лет. Фото: Дарья АНДРЕЕВА

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Народный артист Беларуси Виктор Манаев: Дома читаю Шекспира, а на сцене рассказываю анекдот… Иногда надо «быть смешным для всех»

С народным артистом Беларуси Виктором Манаевым «Комсомолка» побеседовала о том, не тесно ли ему в амплуа комика, почему он защищает продавцов и за что ему давали взятки польские актеры (читать далее)

Татьяна Мархель: Я очень романтичная - однажды в мечтах влюбилась в Василя Быкова и писала ему анонимные письма

Накануне юбилея народной актрисы, которая стала символом белорусской женщины, «Комсомолка» расспросила Татьяну Григорьевну о том, как она молилась и молчала на сцене, выливала флакон Chanel №5 и об опасных танцах в ресторане (читать далее)

Актер и ведущий Шура Вергунов: "После двух клинических смертей стал ценить жизнь"

Известный шоумен рассказал «Комсомолке», почему в детстве оказался в палате отказников, как учился этикету в Монголии и зачем актерам надо упражняться с дрожжевым тестом (читать далее)

«В 77 лет забыл о болезнях благодаря рисованию и тибетским практикам»

Актер-купаловец, заслуженный артист Беларуси Фома Воронецкий уже десять лет не выходит на сцену и не преподает. Из черной полосы в жизни 80-летний мастер сцены выбрался благодаря давнему увлечению рисованием (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также