2019-03-26T10:06:21+03:00
КП Беларусь

Наших предков штрафовали, если они не женились до 25 лет

«Комсомолка» узнала у этнолога, как в XIX веке белоруски пытались увеличивать грудь, на какую невесту надеялись, что она «апране мужа», и когда свекры в открытую издевались над невесткой
Поделиться:
На этом фото невеста, Вера Лойко, в 1963-м - в оригинальном головном уборе по нашим временам: это свадебный венок. С супругом Николай Ващилко они гуляют свадьбу в деревне Шевели Ляховичского района. Фото: Архив Нины Казленя, предоставлено проектом VEHAНа этом фото невеста, Вера Лойко, в 1963-м - в оригинальном головном уборе по нашим временам: это свадебный венок. С супругом Николай Ващилко они гуляют свадьбу в деревне Шевели Ляховичского района. Фото: Архив Нины Казленя, предоставлено проектом VEHA
Изменить размер текста:

- Свадьбы в Беларуси гуляли в основном осенью, когда все работы были завершены и в семье царил достаток, - рассказывает этнолог, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Татьяна Кухаронак. - Это период от Покрова до колядного поста. А еще от Коляд до Великого поста, после Пасхи и до активных земледельческих работ, на Троицу и летом - от дня святых Петра и Павла до спасовского поста. В посты молодых не венчали.

- К какому возрасту наши предки задумывались о браке?

- 16 - 17 лет - это возраст совершеннолетия, когда человек готов к работе и созданию семьи. К этому времени девушки начинали белиться и румяниться, у них появлялась прическа в виде круга волос с открытой макушкой и украшения - от бус до перьев и цветов на голове. За красоту сражались даже с помощью магии: на Пасху водили освященным яйцом по лицу, а чтобы иметь большую грудь, девушки терли ее мужской шапкой.

А так выглядела свадьба 1930-х в Западной Беларуси - под Любчей. Фото: Савва СИВКО, из фондов Национального исторического музея

А так выглядела свадьба 1930-х в Западной Беларуси - под Любчей. Фото: Савва СИВКО, из фондов Национального исторического музея

Юноши и девушки общались на ярмарках, в церкви или костеле, на праздниках и вечорках. На последних, как правило, собиралось до 10 девушек - близких подруг-соседок, которые пряли нитки для приданого. Сюда гурьбой приходили ребята. Были еще хождения «на ночкі», совместые ночевки девушек и парней в хатах, хлевах с сеном, игрищи вроде «Яшчара» или «Жаніцьбы Цярэшкі», когда выявлялись симпатии.

- А конфетно-букетный период между определившейся с симпатиями молодежью был?

- В нашем понимании - нет. Но чтобы сблизить пару, между хатами юноши и девушки их товарищи вспахивали дорогу, выкладывали ее сеном, соломой, щепой, поливали ее чернилами. А если объект любви не проявлял взаимности, могли задействовать и любовную магию. Причем с предметами, которые использовали и на свадебных церемониях, и в похоронной обрядности - например, мыло, которым обмывали покойника. Хотя в народе считали, что так людей можно свести вместе на время, счастья это не принесет, а здоровье и жизнь отберет до срока.

Так выглядел отъезд жениха к невесте на традиционной свадьбе в версии реконструированого обряда в Ушачах. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

Так выглядел отъезд жениха к невесте на традиционной свадьбе в версии реконструированого обряда в Ушачах. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

НЕЖЕЛАННОМУ ЖЕНИХУ НАДЕВАЛИ ВЕНОК ИЗ ГОРОХА

- Как делали предложение?

- Сватать шли компанией из 3 - 5 человек. Тут был крестный жениха, главный сват - говорливый мужчина, хорошо знавший обряды. В сваты ходили вечером вторника, четверга или субботы, стучали в окно, прикидываясь купцами или охотниками. Если сватов принимали, родители давали дочке право формально решить свою судьбу - согласиться на брак или нет. В знак согласия главному свату подавалась рука, а кое-где девушка целовала ему руку. Сватов могли обвязывать рушниками, затем старший снимал с себя соломенный скруток и перевязывал им жениха (если он был среди сватов) и невесту. Тут же устраивали запоины-барыш с обязательной яичницей. Ну, а если свату отказывали, он разрывал тот же скруток и бросал его на дорогу.

- То есть отказ был очевиден?

- Да, эти символы известны - например, «даць гарбуза». Кстати, в народной медицине тыква - средство притупления половой активности. Или когда на вопрос отца о женихе девушка при сватах начинала мести веником от стола к дверям. Нежеланному жениху могли надеть венок из гороха или сена. Хоть отказ у крестьян не считался бедой, семья жениха старалась предсказать исход сватовства. Например, на Витебщине клали во дворе на ночь перед выездом кусок хлеба: если его погрызли мыши - поход лучше отложить.

Так жениха благославляли родители - он стоял на коленях и на вывернутом кожушке (на фото слева), а через подобные арки проезжали молодые во двор к жениху уже после венчания. Ушачи, реконструкция традиционной свадьбы. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

Так жениха благославляли родители - он стоял на коленях и на вывернутом кожушке (на фото слева), а через подобные арки проезжали молодые во двор к жениху уже после венчания. Ушачи, реконструкция традиционной свадьбы. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

- Кого считали выгодной партией?

- Симпатии молодых учитывались, но даже в начале ХХ века их перебивали богатство одной невесты и бедность другой. Учитывали красоту и трудолюбие девушек, их здоровье, ум, хозяйственность, характер и уважение к старшим. А еще умение петь и танцевать. Выгодным женихом считался трудолюбивый, рассудительный и непьющий, из зажиточной семьи. Богатство перекрывало для родителей невесты его возраст (а вступать в брак мужчинам разрешалось до 80 лет) или внешние недостатки. Но идеальной парой считали тех, кто был ровней - «ні стары, ні малы».

Уклонявшихся от создания семьи даже наказывали: в ХІХ - начале ХХ века государство и церковь имели систему штрафов для семей, где 25-летняя молодежь не женилась. В народной же традиции наказанием за холостяцтво служил символичный «шлюб» с деревянной колодкой.

- А что было принято давать в приданое дочери и как обеспечивали женившегося сына?

- Если за девушкой давали новую хату, скотину, пчел, деньги, надел земли больше гектара, сватов к ней приезжало немало. Богатая невестка была честью для новой семьи. В бедных семьях надеялись, что такая «апране мужа». А вот если что-то из обещанного за невестой не получали, свекры над ней откровенно издевались. Женатые сыновья долго жили с родителями, со временем строили отдельную хату. Порой женихи шли в примаки - селились в доме невесты. Если в семье не было сыновей или теща овдовела, молодого там почитали за главу семьи.

Перед отъездом в церковь молодых усаживали на посад - это повторили и на реконструкции традиционной свадьбы в Ушачах. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

Перед отъездом в церковь молодых усаживали на посад - это повторили и на реконструкции традиционной свадьбы в Ушачах. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

НА СВАДЕБНОМ КАРАВАЕ БЫЛИ ФАЛЛИЧЕСКИЕ СИМВОЛЫ

- Как готовились к свадьбе в домах жениха и невесты?

- На заручинах (или рукобитьи) решали размер приданого, день свадьбы, количество гостей. Во время этого застолья молодые обменивались медными кольцами, а их руки связывали. Жених дарил невесте черевички или серебряные монеты, а его суженая с матерью обвязывали новую родню рушниками. Затем невеста прощалась с незамужними подругами на девичьем вечере (его еще называли «суборная субота», «дзявочнік», «вянкі»). К нему готовили «красоту» (украшенную ветку) и передавали ее незамужним девушкам или жениху, расплетали невесте косу, мылись в бане, плели свадебный венок невесте. Интересно, что в доме жениха белорусы редко прощались с холостяцтвом.

- С чего начиналась свадьба?

- С выпечки каравая. Его готовили близкие своячки и крестные, украшали птичками, крестиками из теста, изображениями солнца и луны и даже изображениями, имевшими фаллическую символику, пришедшими из языческих времен. Каждое действие с хлебом (все делали трижды) шло под магические заговоры. Тесто разминали, а не месили кулаками, как обычно, - чтобы муж не бил жену.

Юзеф Шиманчик снял на Полесье 1930-х элементы традиционной свадьбы. Фото: ivatsevichy.by

Юзеф Шиманчик снял на Полесье 1930-х элементы традиционной свадьбы. Фото: ivatsevichy.by

Перед отъездом к невесте молодого садили на посад (дежу, печной услон, покрытые кожухом). Жених одевал свитку, овчинную шапку с букетом из зелени или красной лентой, на груди закреплял цветок. Невеста рано утром перед свадьбой обходила со старшей шаферкой каждую хату, прося благословений. Потом девушку переодевали в свадебный наряд с венком и фатой поверх распущенных волос (правда, если невеста не была девственницей, ей надевали лишь косынку или чепец). В ее костюм входили обереги от сглаза: красные нитки, шпильки, иголки. На хлебную «дзяжу» (покрытую вывернутым кожухом с хлебом-солью внутри) сажали только невесту-девственницу, а «нячэсных» - только на лавку. Если такая молодая сядет на «дзяжу», считалось, она накличет беду на семью. Родители благославляли детей иконой, подстригали им волосы, подсмаливая крест-накрест концы свечкой.

- Когда брак приобретал юридическую силу?

- Юридически – после венчания, а фактически – только после того, как «згулялі вяселле», то есть выполнили все свадебные традиционные обряды. До него дружина жениха прорывались во двор невесты, торгуясь за место возле молодой, за саму невесту, которую прятали, а выводили к жениху вместо нее то переодетую бабку, то парня. В церковь молодые отправлялись по отдельности. После венчания молодые ехали к родителям вместе. Мать невесты (как потом и свекровь) встречала их в вывернутом наизнанку кожушке, гости осыпали пару орехами, зерном и кусочками сыра, а губы мазали медом. Потом родственники жениха и невесты выполняли древнейший обряд - сведение: молодые крепко обнимались, а сват их трижды обвязывал рушчником.

Красавица-невеста из-под Слуцка на фото начала ХХ века снята фотографом Исааком Сербовым. Фото: Архив

Красавица-невеста из-под Слуцка на фото начала ХХ века снята фотографом Исааком Сербовым. Фото: Архив

- А когда дарили подарки?

- В доме невесты гостей угощали, устраивали танцы, делили каравай. Одновременно шло одаривание со стороны невесты. Подарки старшая шаферка запирала в шкафу или в куфре, отдав ключ молодой. Прощаясь с родным домом, молодая навзрыд плакала, кланялась родным и предметам в хате. Мать или отец невесты давали зятю тонкий дубчик: «Не бі, сынок, нашай дачушкі кулаком, а бі гэтым дубчыкам». На убранном и украшенном дворе жениха свадебный поезд должен был проехать под своеобразной аркой из деревьев и цветов и через разложенный у ворот огонь.

Встреча дома у жениха во многом напоминала встречу в доме невесты. С воза «чэсная» невеста ступала на хлебную «дзяжу», шла к порогу по половику или полотну, а для «нячэснай» знаков внимания не было. Родители выносили на крыльцо хлеб-соль и водку, отпив которую, молодые разбивали чарки на счастье или кидали их назад через голову.

ПОСЛЕ ПЕРВОЙ БРАЧНОЙ НОЧИ НЕВЕСТА ТАНЦЕВАЛА СО СВЕКРОМ НА СОЛОМЕ

- Как готовились к первой брачной ночи?

- Кровать в клети, на току или в отдельной комнате застилали подружки-постельницы под руководством старших свата и сватьи. Под нее подкладывали нож, ключи, топор, нитки, зерно для рождения детей, а также для предостережения от злых чар. Когда молодых с песнями и шутками отводили к постели, их запирали в комнате, а ключ оставался у старшего свата или шафера. Молодая разувала мужа, за что получала от него несколько мелких монет. А утром укладывавшие шли будить пару - несли воду для умывания, чистое белье. Сваха брала сорочку невесты и показывала гостям, «ці харошая маладая».

- Вы не впервые упоминаете девственность невесты…

- «Цнота даражэй за злота», - говорили белорусы. О том, что неприятных для жениха сюрпризов не было, на второй день свадьбы указывала подкрашенная в красный цвет водка, перевязанная красной ниткой бутылка, красный пояс или платок на воротах, калиновые веточки и красные ленты на одежде гостей. А еще приезд зятя к теще с подарками - угощениями и черевичками. Мать молодой ждала его дома в старой рваной обуви. Ее силой вытягивали танцевать, а потом зять становился на колени, разувал тещу и переобувал в привезенные черевички.

Если девушка оказалась «нячэснай», родственники жениха обливали водой невесту, на ее родителей и брата надевали конскую упряжь и водили по деревне, а ворота мазали дегтем. Гостям со стороны молодой за свадебным столом подавали блины с дыркой, раскрошенную яичницу, ставили перед ними выщербленные миски, пели оскорбительные песни… Несмотря на такие унизительные правила, брак с «нячэснай» невестой не распадался.

- А что делали во второй и третий день свадьбы?

- Утром второго дня молодая надевала новую одежду, а сын шел на поклон к матери. Затем продолжался обмен подарками со множеством обрядов, например с танцем свекра с невесткой на растрясенной на полу соломе. Обряды, которые проверяли навыки молодой, - это третий день свадьбы. Например, ей надо было подмести пол, принести воду из колодца, замесить тесто, испечь блины, при этом молодой постоянно мешали, разбрасывая мусор, разливая воду. Невестка на все это старалась не обижаться, а улыбалась, продолжая работу.

- Было ли понятие медового месяца?

- Медом молодых угощали по приезде домой после венчания, ставили его в опочивальне молодых, угощали в первый месяц брака - отсюда и название «медовый месяц». А чтобы молодой было проще перенести разлуку с родными, проводили встречи близких свояков. На «пярэзвы» через неделю после венчания к дочери приезжали ее родители, еще через неделю новая семья и родители молодого ехали в семью невестки. Кстати, на Могилевщине такие визиты-«банкеты» шли по полгода, пока не посещали всех участников свадьбы!

КСТАТИ

Сейчас проект VEHA «Дзявочы вечар» собирает тематические снимки, готовит выставки, круглый стол и фотокнигу о женском свадебном головном уборе. Временные рамки ограничены 1970-м годом. О том, как обогатить проект историей своей семьи, можно узнать на его сайте.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

На Полесье были партнерские роды, а на Витебщине мальчикам пуповину перебивали камнями

«Комсомолка» расспросила авторитетного этнолога о том, чего остерегались белоруски во время беременности, почему девушкам, оказавшимся в доме роженицы, приходилось набирать в рот воды и как определяли пол ребенка без УЗИ полтора века назад (читать далее)

Наши предки верили: если 1 января первым гостем будет мужчина - к удаче, а елкам предпочитали еловые ветки

О том, почему наши предки в XIX веке не выносили мусор на Коляды, гадали на жениха под Новый год в хлеву, а на Вигилию занимались магией, «Комсомолка» поговорила с известным этнологом (читать далее)

Как белорусы воспитывали детей: Отец должен был «любить, но руками бить», а матери не опекали сыновей-подростков

О традициях воспитания детей у наших предков «Комсомолка» поговорила с этнологом, кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Татьяной Кухаронак (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также