2019-04-16T21:56:17+03:00
КП Беларусь

В Борисове судят родителя-воспитателя детского дома: «Никого из своих 25 воспитанников не била»

Обвиняемая уверяет, что дети наврали
Поделиться:
Комментарии: comments3
Продолжается суд над родителем-воспитателем детского дома Зоей КаторгинойПродолжается суд над родителем-воспитателем детского дома Зоей КаторгинойФото: Микита НЕДАВЕРКОВ
Изменить размер текста:

В суде Борисовского района продолжается суд над родителем-воспитателем детского дома семейного типа Зоей Каторгиной. По версии следствия, с 2005 по 2018 год она систематически била детей, которые жили вместе с ней.

- Используя незначительный повод, тягала за волосы, била головой о стены, пол, мебель и другие предметы, наносила удары выбивалкой для ковров, сапогами и другими предметами, - сказано в обвинении. Потерпевшими признаны 10 детей.

В суде уже выступили почти все потерпевшие дети: претензий к Зое у девочек нет - некоторые называли женщину мамой и благодарили за все, что она для них сделала. При этом некоторые девочки утверждали, что Каторгина их била.

- Била за грязные вещи, за плохую оценку, за бардак в шкафу, - такие показания давала в суде 15-летняя Алина.

«Дети были в сговоре - было оговорено, кто что скажет и в какой последовательности»

Зоя Каторгина говорит, глядя на детей, которые сидят на первых скамейках. Те тоже внимательно на нее смотрят, не отводя взгляд. Родителем-воспитателем детского дома семейного типа в агрогородке Лошница Борисовского района Зоя работала с 2005 по 2018 год. За эти годы на воспитании у нее побывали 25 детей. Женщина четко отвечает на вопросы: называет конкретный день, месяц и год, когда в дом приходил очередной ребенок. Рассказывает, как для одной из девочек взяла из приюта «сестричку»:

- Я видела, как ей нравится заботиться о младших, поэтому тайком поехала в приют, выбрала ребенка, оформила все нужные документы и привезла домой. Когда она увидела девочку, упала на колени и закричала: «Сестричка!»

По версии следствия, с 2005 по 2018 год Зоя Каторгина систематически била детей, которые жили вместе с ней. Фото: Микита НЕДАВЕРКОВ

По версии следствия, с 2005 по 2018 год Зоя Каторгина систематически била детей, которые жили вместе с ней.Фото: Микита НЕДАВЕРКОВ

19 марта 2019 года двух девочек из дома забрали следственные органы - это связано с делом мужа Зои Каторгиной, которого обвинили в сексуальном насилии над детьми. Мужчина уже отбывает наказание.

- 20 марта мы поднялись рано утром и за столом на кухне обговорили с девочками ситуацию. Я объяснила им, что у меня больше нет возможности кормить их и воспитывать. Девочки меня услышали и все поняли. Я позвонила в органы опеки, попрощалась с девочками, сказала напутственные слова - и дети уехали в приют.

До этих событий, вспоминает Зоя Каторгина, отношения с детьми у нее складывались по-разному, но чего не было точно, так это избиений.

- Никого из своих 25 воспитанников не била. Но применяла «физическое воздействие на тело». Профессор кафедры психологии на лекции объясняла нам: когда у ребенка начинается истерика, психи, его можно прижать, обнять, придавить своим телом. Например, когда у Леры были истерики и она не хотела принимать таблетки, которые прописал врач, я придавливала ее своим телом к стене и давала таблетку.

В обвинении звучало, что одну из девочек Зоя спустила с лестницы, других тягала за волосы, била головой о стену и стол, когда те не слушались и не хотели делать уроки. Женщина уверенно говорит - такого не было. Она считает, что девочки на нее обиделись, потому что после истории с мужем она их отдала в приют. А кто-то просто хотел уехать жить в Италию, поэтому наговорил на нее.

- Дети были в сговоре: их показания одинаковые, слово в слово - причем это несуществующие моменты. А младшие просто повторили за старшими. Со слов одной из девочек, они все вместе обсуждали вопросы и ответы - было оговорено, кто что скажет и в какой последовательности. Врать легче, чем говорить правду.

- Были ли случаи, когда вы лишали детей ужина, если они не выполнили домашнюю работу? - спрашивает гособвинитель.

- Никогда такого не было. Просто когда девочки засыпали днем, я говорила, что ужин будет перенесен на более позднее время. Были девочки, которые не спускались к ужину - то я не хочу, то я худею, то еще что-то.

Обвиняемая подробно описывает каждого ребенка. Некоторых называет проблемными, одну из девочек - идеальным ребенком: та всегда слушалась, отлично училась в школе. Другая девочка регулярно симулировала болезни. Самую младшую, восьмилетнюю Машу, Каторгина с мужем даже хотели удочерить.

- Например, Вика была спокойной и послушной девочкой, помогала мне по дому, могла смолчать. Но воровала в школе, дома, в Италии совершила кражу. Конечно, я от нее не отказалась - у нас 99% детей в приемных семьях воруют, если бы все отказывались, кто бы работал? Я могла ее не пускать на улицу или не подписать разрешение на выезд в Италию - это было максимальное наказание, все девочки этого боялись.

У некоторых детей есть проблемы со здоровьем - обвиняемая обстоятельно описывает диагнозы, походы по врачам и подчеркивает, что к больным детям никто не прикасался и пальцем.

- Вы тягали Соню за волосы? - уточняет гособвинитель.

- Был период, когда у Сони выпадали волосы клочьями, одна сторона была практически парализована - поэтому тягать ее за волосы было бы не то что предательством, но человеческим преступлением.

Если вина Зои Каторгиной будет доказана, ей грозит до 5 лет лишения свободы. Фото: Микита НЕДАВЕРКОВ

Если вина Зои Каторгиной будет доказана, ей грозит до 5 лет лишения свободы.Фото: Микита НЕДАВЕРКОВ

Девочка, о которой идет речь, плачет, уткнув лицо в ладони.

- Соня, не плачь, - бросает ей Зоя Каторгина.

Обвиняемая уточняет, что за все годы ее работы родителем-воспитателем ни у кого из детей не было ни шрамов, ни сотрясений мозга. Но некоторые девочки получали травмы по своей вине.

- Например, Лера вела себя немножко странновато: могла взять живого котенка и открутить ему голову. Умничка Лера посоветовала Алене прикоснуться губами к замерзшей калитке: Алена пришла ко мне вся в крови, с огромной рваной раной на губе. Лера продолжала ржать.

Девочки часто ездили в Италию на оздоровление - некоторые проводили там по три месяца в году. Каторгина была не очень этим довольна - за месяц до отъезда и месяц после дети витали в облаках, а за то время, что проводили в Италии, забывали, как говорить и писать по-русски и по-белорусски.

- Некоторые девочки вели себя так, как будто они здесь гости, а я их наемный работник.

Одна итальянская семья очень хотела удочерить одну из воспитанниц Зои, Ангелину: они созванивались каждый день, девочка им все рассказывала, вплоть до того, что сегодня ела.

- Если бы было место насилию и об этом узнала итальянская семья, она бы непременно за семь лет этим бы воспользовалась, - уверена Каторгина.

У обвиняемой записано, кто и с какими вещами уезжал из детского дома после окончания 9-го класса: женщина покупала им золотые украшения, телефоны, ноутбуки.

«Детский дом семейного типа принадлежал детям, и они там были хозяевами»

Зоя Каторгина рассказывает, что входило в обязанности девочек. Они помогали по дому, делали уборку в своих комнатах, ходили в магазин, мыли посуду, должны были следить за собой - чистить зубы, стричь ногти. Старшие провожали младших в школу.

- В выходной день детям позволялось вставать, во сколько они хотели: кто-то вставал в 8, кто-то в 10, кто-то в 12. Те, кто встал в 8, к 12 уже хотели обедать - так и проходили выходные. Все, что росло на огороде, выращивалось только по согласованию с детьми: детский дом семейного типа принадлежал детям, и они там были хозяевами. У меня есть дом в Борисове, там есть огород, дети к нему не имели отношения, в их помощи я не нуждалась.

В месяц на одного ребенка государством выделялось около 100 рублей. Обвиняемая подсчитала, сколько и на что уходило: около 50% - на питание, 18% - на одежду и обувь, 8% - на мебель. Зоя Каторгина говорит, что этих денег не хватало, чтобы покрыть все расходы, поэтому каждый год высаживали огород. Иногда одежду и обувь детям по просьбе Зои покупали в Италии. Детям обвиняемая регулярно устраивала праздники, некоторых возила на море.

Приемная мама, которая пришла в суд как нынешний законный представитель одной из девочек, задала обвиняемой вопрос:

- Дети рассказывали, что вы на них кричали. В этот момент, когда кричали, чувствовали усталость?

- Кричала - нет, повышала голос - да. К концу учебного года я не то что чувствовала усталость, у меня просто не было сил, - отвечает Каторгина. Женщина добавила, что у нее постоянно было эмоциональное выгорание, «как и у любого педагога».

После того как в суде заслушали показания обвиняемой, у потерпевших детей уточнили, поддерживают ли они свои показания. Почти все свои слова подтвердили - Каторгина их действительно била. Одна из девочек призналась, что соврала.

- Все так говорили, что их бьют, и я говорила. В живот она меня не била, могла только пощечину дать. Я не хочу, чтобы Зою Александровну посадили, - тихо сказала потерпевшая.

Если вина Зои Каторгиной будет доказана, ей грозит до 5 лет лишения свободы.

Суд по делу продолжается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Тягала за волосы, била головой о стены и мебель». Воспитательницу детского дома обвиняют в истязании детей

По словам пострадавших девочек, поводом для удара мог стать беспорядок в комнате, грязные носки или плохая оценка (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также