2019-06-09T21:43:47+03:00
КП Беларусь

«Чтобы найти свидетелей смерти сына, мы стояли на улице с плакатами». В Гродно идет суд по резонансному ДТП

Следствие длилось около трех лет, дело закрывали из-за отсутствия в действиях водителя состава преступления
Поделиться:
Сын Марии Ивановны и Петра Михайловича погиб в ДТП ровно три года назадСын Марии Ивановны и Петра Михайловича погиб в ДТП ровно три года назадФото: Святослав ЗОРКИЙ
Изменить размер текста:

Мария Ивановна Езерская и ее муж Петр Михайлович собираются в суд, где уже около месяца идет процесс по делу о ДТП, в котором погиб их 32-летний сын Петр. Мария Ивановна кладет в сумку документы и лекарства, протирает рукой портрет.

«Был опытным водителем, говорил: папа, я езжу по правилам»

Фотографии Петра в доме родителей - на видном месте Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Фотографии Петра в доме родителей - на видном местеФото: Святослав ЗОРКИЙ

Фотографии Петра в большом доме Езерских на видном месте. На комоде в окружении икон стоит еще свадебный портрет молодого человека, снимок обрамлен траурной лентой. Рядом - еще один точно такой же, который Мария Езерская каждый раз берет с собой в суд.

- Планы были, что поедем путешествовать, но там наверху решили иначе. Если бы внуков не было, не знаю, ради чего бы жили, - тихо говорит Петр Михайлович.

Петр Михайлович отговаривал сына ездить на скутере. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Петр Михайлович отговаривал сына ездить на скутере.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

С момента аварии на перекрестке Индурского шоссе и улицы Кабяка в Гродно прошло уже три года. 3 июня скутер, на котором 32-летний Петр Езерский ехал на рынок, столкнулся с «Мерседесом», за рулем которого была 22-летняя Дарья Тарасевич. Петр получил смертельные травмы и скончался на месте.

Авария произошла на перекрестке Индурского шоссе и улицы Кабяка в Гродно. Фото: ГАИ Гродно

Авария произошла на перекрестке Индурского шоссе и улицы Кабяка в Гродно. Фото: ГАИ Гродно

- Это была пятница, он ехал на рынок. Петя был опытным водителем: с 16 лет ездил на мотоцикле, потом получил права на автомобиль. А скутер он купил, чтобы на дачу подъехать, на рынок и чтобы парковаться можно было в любом месте. Лучше бы он на машине ездил. Я-то просил: не покупай, посмотри, как сейчас некоторые ездят! Петя мне сказал: «Папа, я езжу по правилам», - рассказывает Петр Михайлович.

«Свидетелей молю позвонить»

Дело получило широкую огласку в том числе и потому, что следствие длилось около трех лет. В мае 2018-го дело даже закрывали: в действиях водителя автомобиля не нашли состава преступления. Тогда родители Петра обратились в прокуратуру, и через какое-то время им пришло уведомление, что расследование продолжается.

Родители Петра рассказывают, что в начале расследования были сложности с поиском свидетелей, поэтому они решили сами искать тех, кто что-то мог рассказать о ДТП. На больших листах картона фломастером они написали текст с просьбой откликнуться тех, кто видел аварию. С таким плакатом зимой 2018-го Петр Михайлович три раза выходил на тот роковой перекресток, а Мария Ивановна ходила по Южному рынку.

С таким плакатом зимой 2018-го Петр Михайлович три раза выходил на тот роковой перекресток, а Мария Ивановна ходила по Южному рынку. Фото: autogrodno.by

С таким плакатом зимой 2018-го Петр Михайлович три раза выходил на тот роковой перекресток, а Мария Ивановна ходила по Южному рынку. Фото: autogrodno.by

- Я компьютером пользоваться не умею, а что делать? Решили вот так выйти из положения. Многие проходили мимо, только смелые люди отозвались. Там загруженный перекресток - столько народу, а тем более была пятница, рабочий день: свидетелей должно быть море.

Во время поисков семья столкнулась с мошенником. С вдовой Петра, Галиной, связался неизвестный мужчина и за деньги предложил видеозапись, на которой якобы есть момент аварии.

- Сумма была небольшая, Галя ее заплатила, но видеозапись ей никакую не прислали. Мы потом поняли, что есть такая категория мошенников, которые наживаются именно на таких случаях.

Родители Петра рассказывают, что в начале расследования были сложности с поиском свидетелей, поэтому они решили сами искать тех, кто что-то мог рассказать о ДТП. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Родители Петра рассказывают, что в начале расследования были сложности с поиском свидетелей, поэтому они решили сами искать тех, кто что-то мог рассказать о ДТП.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Суд по этому делу начался 4 мая. В обвинении сказано, что Дарья поворачивала налево со скоростью 9 км/ч по разрешающему сигналу светофора, «проявила невнимательность к дорожной ситуации, не уступила дорогу встречному скутеру, а при возникновении опасности не снизила скорость, а продолжила движение». Тем самым создала препятствие водителю скутера, у которого было преимущественное право движения через перекресток».

У скутериста технической возможности затормозить и избежать столкновения не было. Петр скончался на месте от множества травм. Дарью обвиняют в нарушении ПДД, которое повлекло по неосторожности смерть человека. Если ее вина будет доказана, ей грозит наказание от исправительных работ до лишения свободы на пять лет.

Девушка под подпиской о невыезде. Давать показания в суде она пока отказалась. В суде сейчас допрашивают свидетелей; многие из них уже не помнят деталей того происшествия и не могут ответить, на какой сигнал светофора двигались «Мерседес» и скутер.

Мария Ивановна возмущена тем, что девушка не пыталась с ними поговорить, извиниться. - Я увидела ее в суде впервые. Может, если бы мы поговорили, все было бы по-другому, - вздыхает Мария Ивановна. Жена Петра, Галина, говорит, что Дарья с ней связывалась, у них состоялся короткий телефонный разговор.

У Петра осталась жена и 6-летний сын Фото: Святослав ЗОРКИЙ

У Петра осталась жена и 6-летний сынФото: Святослав ЗОРКИЙ

- Жизнь наша уничтожена. Это невыносимо: к психотерапевту ходим, антидепрессанты пьем, - добавляет Мария Ивановна. Петр был женат, у него остался сын, которому через месяц исполнится 6 лет. - Внуку мы сказали не сразу, что случилось. Он так плакал, ждал все папу. Сейчас у него проблемы со здоровьем. Всем плохо. У бабули сразу сахарный диабет возник.

На могилу сына супруги ездят каждую неделю Фото: Святослав ЗОРКИЙ

На могилу сына супруги ездят каждую неделюФото: Святослав ЗОРКИЙ

На перекрестке, где произошла трагедия, супруги стараются бывать как можно реже.

- Я поэтому к дочке мало езжу: маршрутка едет только через это место и туда и обратно. А иначе не проедешь, только если машиной. Каждое воскресенье ездим на кладбище, а первый год несколько раз в неделю ходили. Просим у сына: сделай так, чтобы все по справедливости было.

«Во время следствия жила от звонка до звонка следователя»

Дарья Тарасевич все эти три года отказывалась общаться с журналистами. Говорит, не чувствовала себя вправе что-то объяснять или оправдываться в ответ на слова родителей Петра, которые пережили такое горе. Но сейчас признается, что молчать больше не может.

- Ко мне подходили журналисты, но я думала: какое интервью, тут такая трагедия. Как я могу вообще что-то говорить, рассказывать? Но сейчас родители Петра начали настраивать общественность против меня, хотя я не такой человек, каким они меня описывают. Они, наверное, думают, что я спокойно себе живу. Но во время следствия я жила от звонка до звонка следователя. Тот, кто не был в такой ситуации, никогда этого не поймет. Без поддержки близких, родных, друзей это невозможно пережить, - продолжает Дарья. - Я боялась выйти на улицу, думала, что на меня все будут показывать пальцем. Такое ощущение, что все ко мне испытывают неприязнь. Это действительно очень страшно. У меня всегда были открыты вкладки со статьями об этой аварии, я читала все комментарии и понимала, что меня люди ненавидят.

Дарья говорит, что в городе о ней ходят слухи, мол, девушка она состоятельная, наверняка ее кто-то «крышует».

- Я не знаю, откуда возникли эти домыслы. У меня обычная среднестатистическая семья, которая живет от зарплаты до зарплаты. Мой родной папа умер, когда мне было 18 лет, и то при жизни мы почти не общались. Меня растила одна мама. Все, что у меня есть, - только благодаря маме и мужу. Ходили слухи, что я со счета сняла 40 тысяч долларов - но я таких денег даже в руках не держала. Эту машину муж купил еще до знакомства со мной, она 2002 года - на момент аварии ей было 14 лет.

Собеседница говорит, что чувствовала себя уверенным водителем: водительский стаж к тому времени у нее был 3,8 лет.

- Права у меня не лежали на полке, я ездила ежедневно. В тот день я ехала со стороны Южного рынка, поворачивала на улицу Гаражную - там работает мой муж. По этой дороге я ездила каждый день и хорошо ее знала. Утром отвезла мужа на работу, приехала домой - и тут он мне позвонил и попросил съездить в город по делам. Я уже даже не помню, что мне нужно было сделать. Я въехала на перекресток на моргающий зеленый - не отрицаю это. Когда доехала до середины перекрестка и убедилась, что движущихся транспортных средств от кольца Славинского в сторону Южного рынка нету, продолжила движение. Когда я въезжала в крайнюю левую полосу - с правой стороны от себя увидела мотоцикл - и произошла авария.

Первые минуты две после аварии Дарья не помнит. В памяти отложилось, как вышла из машины, подбежала к мотоциклисту.

- Потом побежала обратно к машине, взяла телефон, вызвала «скорую» и милицию. Ждала, пока все приедут, - замолкает Дарья. - Я не сажусь за руль после этого случая. Это такой отпечаток наложило, что я не знаю, смогу ли когда-то сесть. Это на всю жизнь останется перед глазами. Я думаю, лучше бы не получала права. Каждый день прокручиваю эту ситуацию, думаю, могла ли сделать что-то по-другому.

Родители Петра упрекают Дарью в том, что она не попросила у них прощения.

- Когда это все произошло, мы пытались найти контакты родственников. Я понимала, что погиб человек, в любом случае нужно встретиться, поговорить, просить прощения за это. Только спустя какое-то время - через неделю, наверное, через посторонних людей мы нашли то ли фамилию, то ли адрес жены Петра. Мы разговаривали с ней по телефону. Я даже не знала, какие слова подобрать и что сказать. Я просила у нее прощения, предлагала помощь, предлагала встретиться. Она на тот момент была не готова это сделать. Потом мы узнали, что у Петра еще остался маленький ребенок. Я понимаю, что у людей большое горе. По крайней мере, я пыталась найти с ними общий язык.

Дарья отыскала на кладбище могилу Петра, приходила к нему в день рождения.

- Как бы это ни звучало, наверное, хотелось поговорить. Почтить память, лампадку зажечь. Я потом и одна приезжала несколько раз. Это серьезная травма и для меня, и для той стороны.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также