2019-06-11T15:17:56+03:00
КП Беларусь

Председатель «Беллегпрома»: 70% секонд-хенда - новые вещи

Концерн рассказал, почему ополчился на секонды и магазины дешевой одежды из Азии
Поделиться:
Комментарии: comments1
Мы не против секонд-хендов, но хотим иметь честную конкуренцию, - говорят в концерне.Мы не против секонд-хендов, но хотим иметь честную конкуренцию, - говорят в концерне.Фото: Святослав ЗОРКИЙ
Изменить размер текста:

Новый председатель «Беллегпрома» Татьяна Лугина в своем кресле недавно: ее назначили 16 мая (см. "СПРАВКА"). За работу она взялась с полагающимся каждому новому руководителю энтузиазмом, поставила себе много целей (но призналась, что пока не знает, как их решить) и озвучила проблемы:

- Некоторые позиции наших предприятий в последнее время, мягко скажу, в обществе пошатнулись, - признает председатель «Беллегпрома». - Много было вопросов как к концерну, так и к его предприятиям.

Чиновник говорит, что конкуренции с дешевой азиатской одеждой и секондами в концерне не боятся. Но, по ее мнению, магазины, наводнившие страну одеждой по 2 - 3 рубля, работают нечестно.

- Мы не боимся конкуренции в части секонд-хендов или азиатских магазинов («тюбетеек», как их называют в народе). Мы боремся за то, чтобы конкуренция была честной. Чтобы представленные в этих сетях товары соответствовали всем требованиям и нормам законодательства, действующим на территории Беларуси, - объясняет Татьяна Лугина.

Из хороших новостей: дизайн белорусской одежды доверят новым молодым модельерам. Фото: Таисия ЧЕРНУХО

Из хороших новостей: дизайн белорусской одежды доверят новым молодым модельерам.Фото: Таисия ЧЕРНУХО

«Удивляюсь очереди в 8 утра на новый завоз европейской одежды»

В чем провинился секонд-хенд? Под видом ношеной одежды, которая не облагается ввозными пошлинами, в магазинах продается новая, с этикетками.

- Эти магазины растут, как грибы, по 40 в месяц открывается! Сегодня, по нашей аналитике, в секонд-хендах до 70% одежды — это абсолютно новая одежда. Мы не против секонд-хендов, но хотим иметь честную конкуренцию, - говорит Татьяна Лугина.

Получается, новая одежда не облагается налогами и пошлинами, а это нечестно по отношению к производителям одежды.

- Первый момент: как мне кажется, одежду, бывшую в употреблении, не совсем приятно носить... Удивляюсь, проезжая в 8 утра и видя толпу народу, стоящую в очереди (в секонд-хенд. - Авт.) на новый завоз европейской одежды в 10 утра. Европейской одежды, обычно отшитой в азиатских странах в непонятных условиях и с применением детского труда. Я была на фабрике в Бангладеш и все это видела. Если бы показать тот ролик, как дети сидят и режут ножницами джинсы в непонятных условиях, мы бы как-то по-другому рассматривали джинсы за 5 долларов, - делится впечатлениями Татьяна Лугина.

К азиатским магазинам у главы «Беллегпрома» еще больше претензий. Ткани в такой одежде не соответствуют необходимым требованиям, особенно все плохо с детскими вещами:

- Наш производитель берет натуральное сырье, поэтому только при входе наша одежда получается дороже. Даже по дизайну такая одежда уступает белорусским производителям. К тому же само изготовление: нитки, строчки… Тут цена вопроса. Я понимаю, что все будут защищать магазины такого плана, потому что там все красиво и дешево, а голосуют сегодня рублем. Но если уж все мы работаем в одной системе стандартов и соответствия гигиеническим требованиям, то соблюдать правила должны все, - резюмирует председатель.

К тому же дешевая одежда попадает к нам нелегально через общий рынок ЕАЭС. Например, в год в Россию завозят контрафактной одежды на сумму более 4 млрд рублей. Потом она поступает в Беларусь без уплаты налогов и пошлин. Отсюда и низкая цена.

Еще одна проблема: не работает система контроля за дешевой азиатской одеждой. Во время мониторингов «Беллегпром» находит и изымает некачественную одежду, а продавцу дают штраф. Потом она чудом снова оказывается на полках. «Беллегпром» планирует разобраться с этим.

"Все будут защищать магазины такого плана, потому что там все красиво и дешево, а голосуют сегодня рублем, - говорит Татьяна Лугина. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

"Все будут защищать магазины такого плана, потому что там все красиво и дешево, а голосуют сегодня рублем, - говорит Татьяна Лугина.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Что делать, чтобы во фразе «Купляйце беларускае» перестали видеть иронию?

Одну из основных задач новый руководитель «Беллегпрома» видит в том, чтобы «дать понять населению, почему оно должно покупать белорусскую одежду». Но не в приказном порядке.

- Хочется, чтобы это не административно было, когда с фразой «Купляйце беларускае» идет какой-то скепсис и ирония. Никого нельзя административно принуждать заходить в тот или иной магазин бренда. Мы должны своим пребыванием на рынке, своей стратегией продаж, своими маркетинговыми инструментами дать понять населению, почему оно должно покупать белорусскую одежду, - говорит Татьяна Лугина.

Как? Во-первых, начнут работать над дизайном одежды, камень в который не кинул только самый ленивый.

- Есть замысел привлечь молодых и креативных дизайнеров. Возможно, в форме договора подряда, но эти взаимоотношения однозначно нужно усиливать. Нужно перекладывать моду на производственную площадку. Мы очень озабочены подготовкой новых кадров в современные продажи. Нужно поменять формат и не ждать, пока кадры сами подготовятся и к нам придут. Сегодня за кадры нужно бороться и растить их, - делится планами руководитель концерна.

Во-вторых, создавать онлайн-магазины отечественной одежды:

- К сожалению, не все понимают, что мир поменялся и система продаж - вместе с ним. На первый план выходят системы онлайн-продаж, - говорит Лугина.

В-третьих, изучат иностранный опыт поддержки своих предприятий. В Беларуси в качестве положительного примера руководитель назвала господдержку таких предприятий, как «Камволь», Оршанский льнокомбинат, Барановичская хлопчатобумажная фабрика. Однако назвать цифры, показывающие выгоду от таких вливаний, руководитель с ходу не смогла.

Одними из аутсайдеров концерна назвали могилевское предприятие «Верас» и Пинский завод искусственных кож.

- По концерновским показателям не могу похвастаться каким-то прорывом. Ряд показателей по первому кварталу не имеет той положительной динамики, как хотелось бы. Но перед нами стоит задача выравнять ключевые показатели (физический объем, рентабельность, экспорт) к концу года. За ближайшие три месяца мы поставили задачу разобраться с предприятиями, которые то ли работают, то ли стоят, чтобы понять, как мы дальше с ними будем работать, - говорит новый глава «Беллегпрома».

В планах также - улучшить продажи белорусской одежды и обуви за рубежом. Но в какие страны направить силы, пока решают.

- Белорусская одежда - уже бренд. Когда производитель самостоятельно пытается освоить тот или иной рынок, это сложно и финансово-экономически, и стратегически, - отметила Татьяна Лугина.

Цифры по экспорту уточнила начальник управления внешнеэкономических связей концерна Наталия Мурашко:

- Ежегодно мы экспортируем продукции более чем на 550 млн долларов. За первый квартал этого года экспортировали на 120 млн долларов. В 2018 году поставляли ее в 64 страны мира. На российском рынке мы потеряли порядка 30 млн долларов из-за девальвации российского рубля, но эти потери удалось компенсировать поставками на рынки третьих стран, - уточнила она.

СПРАВКА «КП»

Татьяна Лугина не новичок в легкой промышленности. С 1996 года успела поработать комплектовщицей, конструктором одежды, замначальника художественной мастерской, главным инженером, директором трикотажной фабрики. В апреле 2015 года стала гендиректором фабрики «Полесье», а в мае 2019 года - председателем концерна «Беллегпром» вместо Николая Ефимчика. В концерне состоит 90 предприятий легкой промышленности (частный бизнес не входит), задействовано порядка 50 тысяч человек.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«У нас принято хаять все родное». Ждать ли падения цен и прорыва в дизайне из-за прихода иностранных брендов? (читать)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также