Общество

«Засыпал с мыслью «скорей бы завтра, чтобы прийти в морг на работу!». Судмедэксперт о том, как отдал любимой работе 40 лет жизни

Рассказываем, как раскрыли тайну погибших на воздушном шаре американцев, зачем экспертам черный юмор и всегда ли удается найти причину смерти
Владимир говорит, что смерть - это загадка, и задача эксперта - разгадать ее.

Владимир говорит, что смерть - это загадка, и задача эксперта - разгадать ее.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Владимир Кузьмичев 40 лет отдал судебной медицине, за плечами у специалиста - расследования запутанных убийств, авиакатастроф и военных преступлений. Последние 15 лет он руководит проведением экспертиз.

Наш собеседник рассказывает, что большинство людей считают судмедэкспертов кладезем жутких историй, а друзья всегда подшучивают над его работой.

- Конечно, в судмедэксперты идут люди с уравновешенной нервной системой. А некоторый цинизм и черный юмор помогает с такой работой. Если будешь зацикливаться на негативе, например, после общения со скорбящими, плачущими родственниками погибшего, долго ты не протянешь, - признается Владимир.

СПРАВКА «КП»

Кузьмичев Владимир Андреевич, 63 года. Окончил лечебный факультет Минского государственного мединститута, после чего 7 лет проработал судмедэкспертом Минского областного бюро СМЭ. Затем 6 лет провел в должности завотделом сложных экспертиз в бюро при Минздраве. С 1992 по 2013 год - заместитель главного государственного судмедэксперта Беларуси. Со дня образования Государственного комитета судебных экспертиз в 2013 году работает заместителем начальника главного управления судебно-медицинских экспертиз центрального аппарата.

Игрушка-антистресс в форме мозга.

Игрушка-антистресс в форме мозга.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Пришел ночным санитаром и понял, что это работа мечты»

Кабинет эксперта находится на девятом этаже Госкомитета судебных экспертиз, внизу - оживленная Немига. А начиналась карьера Владимира в далеком 1979 году в Минском бюро судебно-медицинской экспертизы, где шестикурсник мединститута подрабатывал ночным санитаром. Тогда и понял, что судебная медицина - работа мечты. Говорит, морги по ночам его совершенно не пугали.

- Работа судмедэксперта предполагает, что ты каждый раз сталкиваешься с какой-то загадкой. Первые месяцы я засыпал с чувством «скорей бы завтра, чтобы прийти в морг на работу»! Смерть - это загадка, и задача эксперта - разгадать, от чего умер человек. Я понял, что это очень интересная профессия, и распределился в Минское областное бюро после окончания института.

Владимир рассказывает, что раньше стажерам давали больше самостоятельности, через неделю уже можно было проводить экспертизы. Сейчас такого нет. А вот процесс вскрытия за десятки лет не сильно изменился, разве что специальные приспособления появились. Например, благодаря вращающимся пилам больше не нужно пилить череп вручную. Ну и последующие лабораторные экспертизы благодаря новым технологиям стали проходить быстрее.

Не пугало молодого судмедэксперта и огромное количество работы. В те времена эксперты Минского областного бюро обслуживали не только Минский, но и другие районы вокруг столицы. Сначала их отправляли на более легкие, не криминальные случаи, потом - на более сложные.

- Нам сообщали, где какие трупы находятся, и мы туда выезжали. Самое неприятное было, если ты выезжал на один труп, а по пути в районе оказывалось еще 2 - 3! Их также приходилось вскрывать.

Судмедэксперта по-началу выручало хорошее знание теории и... интуиция.

- Помню, как был горд собой, когда, ни разу не вскрывая людей, умерших от переохлаждения, сумел правильно определить причину смерти. Теоретически я знал, как выглядят те же пятна Вишневского на слизистой, но на практике их не видел. Многое в работе эксперта зависит от интуиции, подкрепленной практикой. Например, на месте, где нельзя быстро провести химическую экспертизу отравления этиловым спиртом, я в 90% правильно его определял по косвенным признакам. Один из показателей ошибки эксперта - повторная экспертиза, которая меняет твои выводы. Я таких у себя не помню.

"Болезни сейчас молодеют. Бывало, у 18-летнего парня находились постинфарктные рубцы".

"Болезни сейчас молодеют. Бывало, у 18-летнего парня находились постинфарктные рубцы".

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Вызовы профессии: авиакатастрофа и две загадочные смерти американцев

Владимир Кузьмичев проводил экспертизы и по громким делам, которые бурно обсуждали в обществе. Например, авиакатастрофа самолета Минск - Ленинград, которая произошла в Минской области в феврале 1985 года из-за попадания льда в двигатель. Погибли 55 пассажиров и 3 члена экипажа, выжили 22 человека. Экспертам предстояло выяснить, от чего погибли люди на борту.

- Самолет садился на лес, сделал там просеку в полкилометра. Когда он приземлился, хвостовая часть отломилась и осталась в стороне, топливо вылилось из двигателя и воспламенилось. Люди так и остались сидеть пристегнутыми и умерли от отравления угарным газом, продуктами горения пластмассы. Еще 3 - 4 человека умерли от телесных повреждений: когда самолет скользил по верхушкам деревьев, обшивка разорвалась, и они выпали из самолета. Остальные тела были обуглены.

В 1995 году произошло не менее резонансное дело - в Беларуси при загадочных обстоятельствах погибли двое граждан США. Они прилетели на воздушном шаре из Швейцарии, где проходил турнир воздухоплавателей: за 72 часа нужно было улететь на самое отдаленное расстояние. Шар американцев пересек границу Беларуси, военные подняли тревогу. Людей на шаре видно не было, никто не реагировал на вертолет и предупредительные выстрелы. На двухкилометровой высоте у города Береза по оболочке шара решили выстрелить. На земле в корзине обнаружили два трупа. Как это произошло, выясняла команда экспертов из двух стран.

- На уши тогда поставили всех, на вертолете трупы были доставлены из Березы в Минск в сопровождении сотрудников американского посольства и военного эксперта из США. По пути в морг машина с ними ехала за машиной с трупами, чтобы, по их мнению, нельзя было сделать каких-либо манипуляций с телами. В морге их положили в холодильник и опечатали, на следующий день проверили печати и начали вскрытие вместе с американским судмедэкспертом. Огнестрельных ранений на трупах не было, но выявлено множество переломов костей и разрывов внутренних органов из-за падения с высоты. Они и привели к смерти. Следовательно, в корзине люди были еще живы. Но почему они не реагировали? Мы установили изменения структуры мышцы сердца, которые свидетельствовали о гипоксии (кислородном голодании). Очевидно, сыграли роль сразу несколько факторов. Воздухоплаватели были не первые сутки в воздухе, занимали вынужденные сидячие позы - корзина-то небольшая по размерам, нарастала усталость. Шар то снижался, то поднимался, поэтому давление иногда резко менялось. Кроме того, возраст: одному 55 лет, другому - за 70. Все это позволило предположить, что на момент выстрела они были живы, но без сознания.

Раньше на проведение многих химических экспертиз уходили дни, теперь это делается за пару часов.

Раньше на проведение многих химических экспертиз уходили дни, теперь это делается за пару часов.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Идеального убийства не существует»

Владимир считает, что идеального убийства не существует - при вскрытии все становится ясно. Кажется, что человек умер своей смертью, а потом выясняется, что у него, например, имеются перелом основания черепа и множественные кровоизлияния в органах. Даже при удушении можно понять, было оно с помощью рук, подушки или произошло из-за болезни.

- Помню, предполагали, что женщина повесилась, но при вскрытии обнаружились переломы ребер и повреждения легких. Получается, ее убили, а потом повесили. А однажды в погребе полностью сгоревшего дома нашли труп хозяйки, обгоревший и засыпанный картошкой. Предположили, что она провалилась под пол во время пожара, но при вскрытии я обнаружил на грудной клетке проникающие колото-резаные раны. Это было убийство, которое хотели скрыть с помощью поджога.

В редких случаях причину смерти установить так и не удается. Но не из-за эксперта, а из-за того, что с момента смерти прошло много времени. Иногда и вовсе приходится проводить повторные исследования.

- Как-то в лесу Гродненской области животные раскопали труп, он пролежал в земле больше месяца. Вскрытие показало множество травм. Решили, что мужчину сбила машина, а водитель закопал труп и скрылся. Затем следователи выяснили, что погибший украл большую сумму денег у пьяного незнакомца, тот его нашел и вывез в лес, пытался узнать, где деньги, но не рассчитал силы и убил. Эксперты более подробно изучили переломы костей и пришли к выводу, что смерть наступила в результате избиения.

Судмедэксперт считает, что идеального убийства не существует - при вскрытии все становится ясно.

Судмедэксперт считает, что идеального убийства не существует - при вскрытии все становится ясно.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Гибель родного человека - трагедия. Среди родственников всегда есть кто-то недовольный…»

Сейчас огромная часть работы Владимира Кузьмичева - рассмотрение обращений родных умерших. Многие из них не согласны с причиной смерти.

- Гибель родного человека - это всегда трагедия. Особенно если смерть наступает внезапно, среди полного здоровья. От самоубийства, утопления, переохлаждения... Люди думают, что это может быть с кем угодно, но не с их родственником. И начинаются вопросы вроде «а может, его убили, а потом повесили?». Всегда есть кто-то недовольный результатами экспертизы…

Одно лишь известно - избежать смерти никто не сможет, как и быть к ней готовым.

- У человека может быть тысяча заболеваний, и найти то, которое стало причиной смерти, сложно. Болезни сейчас молодеют. Бывали случаи, когда у молодого парня находились постинфарктные рубцы. То есть он умер в 18 лет, а до этого пережил инфаркт. Ну а причина большинства смертей белорусов прозаична - это сердечно-сосудистые заболевания.

Сейчас Владимир Кузьмичев руководит проведением экспертиз.

Сейчас Владимир Кузьмичев руководит проведением экспертиз.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

КСТАТИ

Когда проводится судебно-медицинская экспертиза?

В случаях насильственной смерти, наступившей от внешних факторов (убийство, отравление, падение с высоты, ДТП, самоубийство, утопление и т. д.), и подозрения на нее.

Как проходит экспертиза?

Эксперт изучает постановление следователя о назначении экспертизы, медицинские документы (при их наличии), составляет план вскрытия и решает, какие образцы органов и тканей нужно изъять и передать для проведения других экспертиз (гистологической, химической и т. д.). Затем изучается и фотографируется одежда, трупные пятна, которые помогут оценить время наступления смерти и иногда указать на предположительную причину смерти (например, при отравлении угарным газом они ярко-красные, при переохлаждении - розовые), телесные повреждения. После этого происходит вскрытие. Эксперту необходимо вскрыть три полости: череп, грудную клетку и брюшную полость. Органы извлекают, осматривают снаружи и на разрезах, берут образцы тканей, а также кровь и мочу для выявления (уже с помощью судебно-химического исследования) этилового алкоголя. Кости свода черепа распиливают специальной пилой, аналогичным образом, что и внутренние органы, исследуют головной мозг. По окончании вскрытия устанавливается причина смерти и выдается окончательное врачебное свидетельство о смерти. Иногда она становится известной только после получения результатов дополнительных лабораторных экспертиз. В таком случае выдается предварительно свидетельство о смерти.

В чем разница между патологоанатомом и судмедэкспертом?

Даже врачи ее не всегда видят, но специалисты не любят, когда их путают. Если сильно обобщить, то патологоанатом, как правило, вскрывает тела пациентов, умерших в больницах от различных болезней. Может исследовать и трупы лиц, умерших вне стационаров, но только в тех случаях, если они перед смертью лечились в поликлинике, неоднократно обращались за медицинской помощью, состояли на учете. Цель патологоанатомического исследования - найти причину смерти и сопоставить ее с окончательным клиническим диагнозом.

А вот судебно-медицинский эксперт чаще проводит вскрытия трупов лиц, умерших насильственной смертью, и в своем заключении отвечает на вопросы, поставленные правоохранительными органами.

Еще один стереотип: оба работают исключительно с трупами. На самом деле они проводят экспертизы (исследования) и в отношении живых людей. Например, судмедэксперт определяет степень тяжести телесных повреждений и проводит экспертизу при изнасилованиях, а патологоанатом выясняет, нет ли раковых клеток во взятом от пациента биологическом материале (биопсийном или операционном). С присущим медикам чувством юмора, обоих называют лучшими диагностами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Диванные критики не выдержали бы и полдня». Танцовщик балета о стереотипах, боли и любви к театру вопреки всему, 10 правдивых историй о том, как делится при разводе (читать далее)

«Золотят купола женщины, позолота опасна для мужской потенции». Дойлид рассказывает о своей профессии (читать далее)

«Говорила, что работаю ткачихой». История клоунессы, которая искренне смеется даже спустя 30 лет на сцене цирка (Читать далее)

Девушка-пилот «Боинга»: Как я могу описать свою работу? Идеальная! (читать далее)

«Иногда чувствую боль клиента и вижу то же, что и он». Гипнотерапевт о проблемах айтишников и путешествиях в прошлые жизни (читать далее)