2019-06-18T16:13:06+03:00
КП Беларусь

Отец, который отдал годовалой дочке часть печени: «Восстановлюсь, все будет хорошо!»

За 10 лет в Беларуси выполнены более 4,5 тыс. операций по пересадке органов
Поделиться:
Японка Мацуко Накамора приехала в Беларусь на повторную трансплантацию. Выполнив сложную операцию иностранцу, наши врачи могут дополнительно вылечить пять-шесть граждан Беларуси.Японка Мацуко Накамора приехала в Беларусь на повторную трансплантацию. Выполнив сложную операцию иностранцу, наши врачи могут дополнительно вылечить пять-шесть граждан Беларуси.Фото: Раиса ЮДИНА
Изменить размер текста:

…Японка Мацуко Накамора - худенькая до невозможности, все косточки видны под кожей. Но при этом она очень улыбчивая и жизнерадостная. Толпу журналистов, что заглянули к ней в палату в Минском научно-практическом центре хирургии, трансплантологии и гематологии, она встречает приветливо. Знал бы кто из нас японский - и пообщалась бы. На других языках она пока не говорит, и учить их некогда - много сил уходит на борьбу за жизнь. 54-летняя женщина перенесла несколько операций, связанных с трансплантацией печени.

- Ей пересадили печень в азиатской клинике. Потом начались осложнения, много операций, воспаление протоков, после этого печень, которую ей трансплантировали, погибла от инфекции. На повторную трансплантацию Мацуко приехала к нам. И мы в сложных условиях спасали ее жизнь. Операцию она ждала с ноября до марта, - рассказывает историю пациентки профессор Олег Руммо, директор НПЦ.

«Мы можем делать то, что мало где в мире могут»

В Беларусь Мацуко приехала не из соображений «здесь дешевле». Как раз у нас эти операции иностранцам обходятся недешево. По словам Олега Руммо, трансплантация печени, например, в Индии стоит 56 тысяч долларов, а в Беларуси пациентка из Японии заплатила втрое больше.

- Не потому, что она японка и мы с них дерем втридорога. Это повторная трансплантация. И мы прогнозировали, что послеоперационный период будет не гладкий, потому что уже были осложнения, - объясняет Олег Олегович. - В Индии, если вы заедете в клинику - там дворец пятизвездочный. Не думайте, что там нищета. Почему у нас дороже? Если есть много желающих, почему я должен цену снижать? Надо себя ценить как специалистов, чтобы другие ценили. У нас от желающих на три года отбоя нет. И этот случай - не бизнес, это имиджевый проект. Мы показываем, что можем делать то, что мало где в мире могут.

Повторная пересадка печени в Беларуси у Мацуко Накамора прошла успешно. Уже в этом месяце женщина наконец-то вернется домой в Японию. Фото: Раиса ЮДИНА

Повторная пересадка печени в Беларуси у Мацуко Накамора прошла успешно. Уже в этом месяце женщина наконец-то вернется домой в Японию.Фото: Раиса ЮДИНА

Пересадка органов часто не только продлевает жизнь безнадежно больным, но и дает шанс на появление новых жизней. У 41 женщины, которым в Центре пересадили почку, родились здоровые дети. Пять женщин с пересаженной печенью тоже стали счастливыми мамами. Два малыша появились на свет у мамы, после сложнейшей уникальной операции - одновременной трансплантации печени и почки.

«О том, что у ребенка рак печени, мы узнали в 8,5 месяца…»

При виде пациентки в соседней палате сердце сжимается - совсем крошечная девочка. Она подключена к аппаратуре и крепко спит. Это Марианна, которой всего годик. У нее рак печени. В девочке всего 7 килограммов веса - и килограмм весила пораженная опухолью печень.

- О том, что у ребенка опухоль, мы узнали в 8,5 месяца, - рассказала Анастасия, мама девочки. - Все началось с того, что у нее носик был заложен. А врач, к которому обратились у нас в Бобруйске, заметила, что животик твердый…

Девочке оперативно сделали УЗИ брюшной полости, компьютерную томографию, обнаружили образование в брюшной полости и направили в Минск. Здесь она прошла восемь курсов химиотерапии. Опухоль уменьшилась на 75%, но все равно оставалась большой - объемом 193 мл. Врачи предложили оптимальный вариант - удаление пораженного органа и пересадка печени одного из родителей. Фрагмент печени малышке трансплантировали папин. Со временем печень в ее организме вырастет до нужных размеров.

- У нас вопрос не стоял, чтобы я обследовалась, потому что муж сразу сказал: «Пойду на обследование я. Тебе надо с детками заниматься (у нас еще есть старший сын, ему 2,3 годика). А если я немножко полежу, не страшно. Восстановлюсь, и все будет хорошо», - Анастасия рассказывает спокойно, без волнения - ведь операция прошла хорошо, без осложнений, и прогноз хороший. - Онкологи нас не особо обнадеживали. Но мы настроились на лучшее. Потому что перед нами был мальчик, которому от мамы печень пересадили. У них все хорошо, их уже выписали. Нам очень повезло, что здесь хорошие специалисты. За нас все болеют, поддерживают…

Папа, который отдал часть своей печени дочке, выписался раньше. Девочки понадобится больше времени для восстановления Фото: Раиса ЮДИНА

Папа, который отдал часть своей печени дочке, выписался раньше. Девочки понадобится больше времени для восстановленияФото: Раиса ЮДИНА

Операции по трансплантации печени в Беларуси начали делать недавно - первую успешную пересадку сделали в 2008 году. Чуть позже справились и с более сложной задачей - трансплантацией фрагментов печени маленьким детям от их родителей. А вообще за последние 10 лет в Беларуси выполнены более 4,5 тыс. операций по пересадке органов. Чаще всего это почки. Такую операцию белорусы ждут в среднем 14 месяцев. В Великобритании, по словам Олега Руммо, ожидание новой почки достигает более двух лет:

- Я нас сравниваю с этой страной, а не с теми, кто только начинает. Это развитая, очень богатая европейская страна. Но есть у нас и проблемы. Количество трансплантаций почки от живого донора у нас в стране неприлично низкое. Потому что все наши граждане уповают на программу использования донорских органов от умерших людей. В Испании, например, процент людей, которые жертвуют органами ради своих близких, намного выше. И мы идем по другому направлению. Наши новые законодательные инициативы, которые поддержало руководство Министерства здравоохранения и парламент, расширят возможность для жертвования нашими людьми органов для трансплантации.

Речь идет о законопроекте «О трансплантации органов и тканей человека», который уже направлен в Совет Республики. В новой редакции закона расширен круг людей, готовых пожертвовать своими органами для спасения жизни смертельно больных. Если сегодня это родственники первой линии (отец, мать, родные братья и сестры), то в будущем ими могут стать, например, двоюродные братья и сестры.

Будет спрос на пересадку репродуктивных органов - будут и операции

Олег Руммо рассказал еще об одном уникальном пациенте. Мужчину будут оперировать с применением технологии 3D-печати.

- У этого пациента было онкозаболевание. Части грудины у него нет, что вызывает большие проблемы. Мы напечатали на 3D-принтере его грудину (это кость, которая хрящами соединяется с ребрами и образует вместе с ними грудную клетку, где помещаются легкие, сердце и важнейшие кровеносные сосуды. - Ред.). При костных дефектах технологии 3D очень сильно помогают.

Сегодня в Беларуси могут успешно пересадить печень, почки легкое, сердце, поджелудочную железу. Но, например, операции по пересадке матки пока не делают. Такая возможность появится с вводом в эксплуатацию нового хирургического корпуса в 2021 - 2022 году. На его строительство, начатое осенью 2018 года, в 2019-м выделено 30 млн рублей.

- На такие операции должен быть запрос со стороны общества, - считает Олег Руммо. - В мире эта технология отработана. Ситуация обычно такая: мама хочет, чтобы ее молодая дочь, которая по определенным причинам не может иметь детей, сама родила ребенка, и отдает ей свою матку. И дочь рожает детей.

У любой родившей женщины, кстати, есть возможность создать подушку безопасности ребенку в виде стволовых клеток пуповинной крови. Банк этих клеток создан в центре. Стволовые клетки используются при лечении многих заболеваний и храниться в специальных условиях могут много лет. Стоит это недешево: подготовка и криозамораживание пуповинной крови - от 520 рублей, один год хранения - от 69 рублей. Банк стволовых клеток пуповинной крови пополняется, но пока еще никто не воспользовался своим депозитом.

Наблюдать за ходом сложных операций журналисты могут, не заглядывая в операционную. Фото: Раиса ЮДИНА

Наблюдать за ходом сложных операций журналисты могут, не заглядывая в операционную.Фото: Раиса ЮДИНА

Огромный доход приносит Центру экспорт услуг. В прошлом году он заработал 7,5 млн долларов, из которых 66,44% принесли хирургия и трансплантация органов.

- Выполнив одну из сложнейших операций иностранному гражданину, мы можем дополнительно вылечить пять-шесть граждан Беларуси, - говорит Олег Руммо. - Нам очень важно, чтобы пациент, который живет в Наровле, Быхове, Щучине, Волковыске, маленьких белорусских городах, получал медицинскую помощь такого же уровня, как пациент, который живет в Минске. И прежде всего хирургическую, потому что она нужна в ситуациях, когда человек находится между жизнью и смертью. И нам очень важно оптимизировать силы, чтобы создать крупные межрайонные центры, оснастить их самым современным оборудованием, сконцентрировать там кадры, чтобы эти центры могли оказывать помощь в полном объеме, так же, как и в Минске.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также