Общество

«Напад бандитов» и «Вечная память погибшим»: о чем говорят стены Брестской крепости

Брестская крепость навсегда будет связана с июнем 41-го и началом Великой Отечественной войны. Но история места намного масштабнее, о чем «Комсомолке» поведали историки-любители, которые несколько лет исследуют надписи на стенах крепости...
По надписям на стенах Брестской крепости можно изучить историю последних 180 лет.

По надписям на стенах Брестской крепости можно изучить историю последних 180 лет.

Фото: Оксана БРОВАЧ

- Здесь есть такое, чего никто никогда не видел. Жаль, эти надписи скоро уберут…- вместе с брестчанами, историками-любителями Олегом Полищуком и Иваном Чайчицем мы идем по узкому темному коридору заброшенных казематов в Восточном редуте Брестской крепости.

Здесь прохладно, под ногами – пыль и песок. Туристы сюда если и заходят, то очень любопытные, да и те случайно, ведь территория крепости огромна. Около 4 квадратных километров! Посетители видят лишь 30%, остальное скрыто от публики. Еще недавно эти помещения использовались для хознужд, теперь здесь будут наводить порядок – музеифицировать, выражаясь официальным языком. Так что со многими надписями придется распрощаться.

Иван Чайчиц и Олег Полищук выбрали себе необычное хобби - уже несколько лет они исследуют надписи на стенах Брестской крепости. Их увлечение разделяют Андрей Долговский, Дмитрий Шакиров, Юрий Фомин. Коллектив авторов в этом году выпустил даже книгу – «Надписи и рисунки на стенах Брестской крепости». Они нашли более 500 надписей!

Олег Полищук (слева) и Иван Чайчиц исследуют надписи на стенах Брестской крепости в качестве хобби - и открыли много интересного. Фото: Олег ПОЛИЩУК

Олег Полищук (слева) и Иван Чайчиц исследуют надписи на стенах Брестской крепости в качестве хобби - и открыли много интересного. Фото: Олег ПОЛИЩУК

«УМРУ, НО НЕ ЗДАМСЯ!»

Иван достает из пакетика еще влажную губку и светит фонариком на стену. Олег приготовил к съемке фотоаппарат. Два легких прикосновения губкой к побеленным кирпичам – и чудо! Проступает надпись, сделанная простым карандашом.

- Как вы ее заметили? – становлюсь на цыпочки и подсвечиваю телефоном, чтобы рассмотреть находку.

Найти надписи не так просто!

Найти надписи не так просто!

Фото: Оксана БРОВАЧ

- Некоторые надписи видны только при ярком дневном свете. Некоторые – только когда пасмурно или когда налипнет снег. Бывает, что фактура проступает только при определенном направлении луча света. А иногда нужна и такая хитрость – снять побелку или даже штукатурку. Шаг за шагом, кирпичик за кирпичиком мы ищем эти надписи, - объясняет Иван Чайчиц.

Написанный от руки текст сложно разобрать, но за ним следуют точки и черточки - «морзянка»! Такого исследователи в крепости еще не видели – осталось потом прочесть, что зашифровал в азбуке Морзе неизвестный автор.

«Вечная память погибшим». Фото: Олег ПОЛИЩУК

«Вечная память погибшим». Фото: Олег ПОЛИЩУК

Для многих словосочетание «защитники Брестской крепости» - это прежде всего знаменитые клятвы на стенах: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина 20/VII-41!». Или такая: «Нас было трое москвичей - Иванов, Степанчиков, Жунтяев, которые обороняли эту церковь, и мы дали клятву: умрем, но не уйдем отсюда. Июль 1941». Надпись якобы была найдена на стене бывшего офицерского клуба – теперь это гарнизонная церковь. Почему якобы? Оказывается, потому что, во-первых, историки так и не смогли подтвердить существование хотя бы солдата Жунтяева – а это не такая уж распространенная фамилия, в отличие от Иванова и Степанчикова.

Достоверность этой надписи вызывает вопросы, но ее каким-то образом сняли вместе со штукатуркой и поместили в музей в Москве.

Достоверность этой надписи вызывает вопросы, но ее каким-то образом сняли вместе со штукатуркой и поместили в музей в Москве.

Во-вторых, во время начала боевых действий в июне 1941 года это был клуб 84-го стрелкового полка Красной армии, до этого – римско-католический костел, а не церковь. Да и в советское время церковь была не в почете – зачем про нее было писать солдатам-комсомольцам? Многие исследователи сегодня склоняются к тому, что подобные надписи – дело рук послевоенного коммуниста-идеолога. Иван и Олег разделяют эту идею.

Немцы возле гарнизонного храма в Брестской крепости в 1941 году. В 1924 году он был перестроен в костел, а потом стал офицерским клубом.

Немцы возле гарнизонного храма в Брестской крепости в 1941 году. В 1924 году он был перестроен в костел, а потом стал офицерским клубом.

- Наверное, это нужно было для усиления боли и ощущения подвига. Оплавлялись кирпичи казематов, делались эти надписи... Создавался героический миф. Советскому народу нужны были примеры подвига, мощного героизма, и такими были Сталинград, Севастополь и Брестская крепость, - рассуждает Олег Полищук.

Краеведы видели на стенах крепости менее пафосные клятвы. Например: «Умру, но не здамся!» (Так и написано, с ошибкой). Но кто ее оставил, защитник крепости или вдохновившийся книгами Константина Симонова и Бориса Васильева школьник?

Чтобы найти надписи, нужно внимательно осмотреть каждый кирпичик. Фото: Олег ПОЛИЩУК

Чтобы найти надписи, нужно внимательно осмотреть каждый кирпичик. Фото: Олег ПОЛИЩУК

КРЕПОСТЬ ДЕРЖАЛА ОБОРОНУ ЕЩЕ В 1915-М

После обороны в июне 1941 забылся факт, что Брестскую крепость бомбили и в сентябре 1939, когда началась Вторая мировая. Свидетель этому – надпись на польском языке, оставленная неизвестным солдатом в западном редуте Кобринского укрепления: «Napad Lotnicy Niemieckich Bandytów 1939.IX.3» - «Авианападение немецких бандитов».

«Напад лётничы немецких бандитув» - благодаря этой надписи мы знаем, что на крепость напали еще 3 сентября 1939 года. Фото: Олег ПОЛИЩУК.

«Напад лётничы немецких бандитув» - благодаря этой надписи мы знаем, что на крепость напали еще 3 сентября 1939 года. Фото: Олег ПОЛИЩУК.

- Туристов, которые знают про оборону крепости гарнизоном Войска Польского в начале Второй мировой, совсем немного. Еще меньше тех, кто слышал про оборону 1915 года, - замечает Иван Чайчиц.

Стены могут говорить!

Стены могут говорить!

Фото: Оксана БРОВАЧ

Крепость построили к 1842 году на месте старого города – его разобрали и стерли с лица земли, а брестчан отселили на 2 км восточнее. А здесь разместились солдаты, которые охраняли западные рубежи Российской империи.

- Думаете, смайлик придумали в Америке в 1982 году? Я вам докажу, что это не так, - говорит Иван.

Древний смайлик! :) Фото: Олег ПОЛИЩУК

Древний смайлик! :) Фото: Олег ПОЛИЩУК

Действительно, на стене в западном редуте бросается в глаза глубоко врезанная в красный кирпич рожица. И дата: 1894. Рядом можно заметить фамилии с «ять» или «ер» на конце: «Воронинъ», «Ивановъ».

Солдаты Российской империи оставляли свои автографы на стенах крепости в Брест-Литовске.

Солдаты Российской империи оставляли свои автографы на стенах крепости в Брест-Литовске.

Фото: Оксана БРОВАЧ

- Они сохранились, потому что это была закрытая территория, - говорит про западный редут Иван. – Сначала были склады, потом здесь дислоцировались артиллеристы, а теперь вход просто закрыт.

Брестская крепость- это не только июнь 1941, и не только мемориал.

Брестская крепость- это не только июнь 1941, и не только мемориал.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Меньше повезло открытым казематам. Там на стенах – несколько культурных слоев. В 60-е только-только вышла книга Смирнова, благодаря которой все и узнали о Брестской крепости как об очаге обороны, примере героизма и мужества. Тогда надписи оставляли те, кто помнил войну: «Мы клянемся чтить память защитников Брестской крепости», «Вечная память погибшим».

«Слава героям Брестской крепости». Фото: Олег ПОЛИЩУК

«Слава героям Брестской крепости». Фото: Олег ПОЛИЩУК

А в 70-е выросли внуки военного поколения, и они не стеснялись увековечить свое присутствие в таком знаменитом месте.

Заметно, как меняется культура памяти: вместо благодарственных надписей - рожицы, голые женщины и неприличные слова. Фото: Олег ПОЛИЩУК

Заметно, как меняется культура памяти: вместо благодарственных надписей - рожицы, голые женщины и неприличные слова. Фото: Олег ПОЛИЩУК

- Они писали: «Здесь был Миша» - имя, год, город. Я видел такую надпись даже на потолке. Как же ты туда попал, Миша, а? - удивляется Олег Полищук.

В 80-е и 90-е на стенах крепости стала появляться пошлятина: мат, голые женщины и граффити. Увы, это продолжается и сейчас – там, куда могут залезть туристы, возникают все новые «Хома дурак», «ДМБ-2000» и «Гомель 2019».

«Крепость посетил... 61 г». Фото: Олег ПОЛИЩУК

«Крепость посетил... 61 г». Фото: Олег ПОЛИЩУК

- Если бы кому-то пришло в голову законсервировать эти надписи лет на 100, наши потомки много узнали бы о нашей культуре памяти, - иронизирует Олег Полещук.

Под несколькими слоями штукатурки проступают оригинальные рисунки, которыми были украшены помещения крепости во времена Российской империи.

Под несколькими слоями штукатурки проступают оригинальные рисунки, которыми были украшены помещения крепости во времена Российской империи.

Фото: Оксана БРОВАЧ

СПУСТЯ 77 ЛЕТ ПОГИБШИЙ ЗАЩИТНИК ВЕРНУЛСЯ В СЕМЬЮ

Из темных коридоров выходим на свет Божий и переходим в контрэскарпную казематированную галерею. Здесь долго гуляем по арочным коридорам, рассматриваем узоры еще времен Российской Империи, которые обнажились, когда обсыпалась штукатурка. Среди пачкотни на стенах пытаемся найти что-то стоящее...

- Смотрите! Эта надпись претендует на сенсацию, - Олег показывает: на кирпиче на уровне пояса печатными буквами нацарапано «Гаврилов 1941».

Вдруг так обозначил свое присутствие сам майор Гаврилов? Фото: Олег ПОЛИЩУК

Вдруг так обозначил свое присутствие сам майор Гаврилов? Фото: Олег ПОЛИЩУК

- Тот самый? – вспоминаю знаменитого майора Петра Гаврилова, одного из руководителей обороны Восточного редута и одного из последних защитников крепости. Он был взят в плен в июле, когда крепость была полностью оккупирована врагом. Кстати, надпись мы нашли в каземате, где на внешней стене есть только одна узкая бойница, а налево и направо коридоры просматриваются до самого конца. Это единственное такое место в этом укреплении – выглядит, как отличная позиция для командира обороны. Тем более что в его мемуарах есть упоминание про что-то похожее…

За пределами туристических маршрутов в Брестской крепости можно найти много интересного. Фото: Олег ПОЛИЩУК

За пределами туристических маршрутов в Брестской крепости можно найти много интересного. Фото: Олег ПОЛИЩУК

- К сожалению, Гаврилов это писал или нет, мы не можем проверить. Из тех, кто встретил здесь войну и оставил надпись, мы нашли и идентифицировали три фамилии: Созашвили, Эльмурзаева и Ковалева, - говорит Иван Чайчиц.

Баудин Эльмурзаев – чеченец. До сих пор его родственники знали только, что он пропал без вести где-то на границе. Краеведы нашли на стене каземата надпись: «Эльмур.Аев Бауди. 28.XI.40» - выходит, солдат служил в крепости. Скорее всего, здесь и погиб.

Благодаря надписи на стене крепости солдат Эльмурзаев вернулся домой. Фото: Олег ПОЛИЩУК

Благодаря надписи на стене крепости солдат Эльмурзаев вернулся домой. Фото: Олег ПОЛИЩУК

- Ребята написали в Грозный журналистке, что обнаружена такая надпись. Она поехала в село, где живут Эльмурзаевы, нашла дом его родственников. У них в комнате висела фотография Баудина Эльмурзаева… Сообщение о том, что в Брестской крепости нашли от него «весточку», было как возвращение родственника! Семья так это и восприняла: Баудин вернулся. Мы накрыли эту надпись оргстеклом, повесили фотографию, которую они нам прислали, - делится трогательной историей Иван Чайчиц.

Георгий Созашвили оставил надпись на грузинском: «Георгий Созашвили – 1940». Он был в летнем лагере на берегу Буга и погиб 22 июня 1941, когда пробирался к огневой точке. Ему было всего 24 года…

Надпись, оставленая Созашвили на грузинском. Фото: Олег ПОЛИЩУК

Надпись, оставленая Созашвили на грузинском. Фото: Олег ПОЛИЩУК

Через автограф на стенах Брестской крепости с родными поговорил и еще один ее защитник - Гавриил Ковалев: «Ковалев Гавриил Андреевич из Ростовской обл. ст. Гуково 1940»

Весточка потомкам от Ковалева. Фото: Олег ПОЛИЩУК

Весточка потомкам от Ковалева. Фото: Олег ПОЛИЩУК

- Мы показали его надпись родственнику – тот был просто в шоке! – говорит Иван. - Оказывается, Гавриил пережил войну, был награжден, дожил до глубоких седин. И имя его остается на стенах крепости почти 80 лет…