2019-07-01T17:47:20+03:00

Не сообщил об ИГИЛовце* среди родни: В Крыму впервые вынесли приговор за недоносительство

«Комсомольская правда - Крым» побывала в зале суда
Поделиться:
В Крыму впервые рассмотрели дело по статье 205.6 УК РФВ Крыму впервые рассмотрели дело по статье 205.6 УК РФФото: Анастасия ЖУКОВА
Изменить размер текста:

КОГДА БРАТОМ ЖЕНЫ ИНТЕРЕСУЕТСЯ ФСБ

37-летний Осман Муратов выглядит несколько старше своих лет из-за длинной бороды. Он тихо переговаривается со своим адвокатом.

- Всем встать!

Начинается очередное заседание. «Комсомольская правда - Крым» присутствует в зале суда. Муратов – первый на полуострове обвиняемый по статье «недоносительство» (ст. 205.6 УК РФ).

Брат его жены Абдулькадыр Кайданов проникся идеями запрещенной в РФ террористической организации ИГИЛ* и в 2015 году уехал вместе с женой в Сирию – воевать с «кяфирами» за создание исламского государства.

В 2017-м он попал в поле зрения ФСБ, в отношении него возбудили уголовное дело за участие в незаконном вооруженном формировании и террористической организации (ч. 2 ст. 208 и ч. 2 ст. 205.5 УК РФ). Кайданова 21 сентября 2017 года объявили в международный розыск.

Собственно, при чем здесь Осман Муратов? Он, по данным следствия, с декабря 2015 года по апрель 2016 года переписывался с Абдулькадыром посредством популярного мессенджера Viber. Новообращенный ИГИЛовец Кайданов пытался завербовать своего родственника и убедить его отправиться в Сирию вместе с женой – сестрой Абдулькадыра.

«УНИЧТОЖАЯ ВСЕХ ВРАГОВ»

«Мы строим поистине праведное Исламское Государство, уничтожая всех его врагов на своем пути! Мы не пытаемся договориться с кяфирами (неверными. - Ред.), мы их уничтожаем, - писал Кайданов. - Почему ты не выйдешь на улицу и не спросишь этих шайтанов (дьяволов. - Ред.), зачем вы бомбите Сирию, зачем вы убиваете мусульман? Ты просто трус».

«Твоя родина здесь, в Крыму, а ты уехал в Сирию или куда там, оставив своих родителей! Брат, я буду за тебя молиться, чтобы ты одумался и уехал оттуда с семьей. Я тебя призываю не писать больше и не мешать нам спокойно жить», - увещевал его Осман Муратов.

Но брат жены не унимался:

«Мое сердце сможет мирно биться только тогда, когда я и моя семья будем засыпать в стенах праведного халифата», - писал Абдулькадыр в Viber.

Когда в 2017-м году Муратова допрашивали в качестве свидетеля по делу Кайданова, он заявил следователю, что ничего не знает о связи родственника с ИГИЛ*.

В примечании к статье 205.6 УК РФ (несообщение о преступлении) сказано, что к ответственности не привлекаются те, кто не рассказал правоохранителям о преступлениях близких родственников. Вот только к случаю Муратова это не подходит: согласно п. 4 ст. 5 УПК РФ, брат жены не входит в перечень близких родственников, как его понимает российский законодатель.

Позднее, в разговоре с оперативником ФСБ Осман Муратов признался, что знал об участии брата жены в ИГИЛ*. Запись этой беседы стала одним из доказательств в деле. Вот и получилось, что мужчина оказался на скамье подсудимых.

Дело рассматривали в Киевском районном суде Симферополя Фото: Анастасия ЖУКОВА

Дело рассматривали в Киевском районном суде СимферополяФото: Анастасия ЖУКОВА

«ХОДАТАЙСТВУЮ!»

- Есть ходатайства у защиты? - поинтересовалась судья.

- Да! - подскочила адвокат. - Мы хотим исследовать мобильный телефон, изъятый у моего подзащитного.

- Его нет у суда, и…

- Вы отказываете в ходатайстве?!

- Телефон находится в камере для хранения вещественных доказательств.

- Но мы бы хотели его исследовать!

- И? Слова «хотели» нет в уголовно-процессуальном кодексе.

- Вы отказываете в ходатайстве?

- Вы неправильно меня понимаете…

- Тогда выразитесь так, чтобы я вас поняла!

- Суд не отказывает, суд разъясняет, что в распоряжении суда телефона не имеется.

- Так с моим ходатайством что?

- Суд еще раз разъясняет, что не может его удовлетворить…

- Тогда я ходатайствую об истребовании телефона из камеры хранения вещдоков.

- Не возражаю, - пожимает плечами прокурор.

Судья вздыхает и объявляет перерыв. Не хотела бы я себе такого адвоката, который мастерски выводит судью из себя. За это доплачивают, что ли? Интересно, что защитница эта обычно берется за дела обвиняемых в участии в запрещенных террористических и экстремистских организациях - Хизб-ут Тахрир, к примеру. Пока что никого из ее подзащитных не оправдали.

НА ДЕРЕВНЮ ДЕДУШКЕ

Удивительно, но через полчаса в зал заседаний действительно доставили телефон. Адвокат требует от стороны обвинения найти там переписку Османа Муратова и Абдулькадыра Кайданова. Прокурор недоуменно смотрит на телефон, но с места не двигается. Судья напоминает, что исследовать гаджет - желание стороны защиты, а потому гособвинитель делать этого не обязан. Прокурор с облегчением вздыхает и опускает глаза на экран смартфона - своего, не обвиняемого.

Потом адвокат просит прослушать полностью аудиозаписи беседы с оперативником ФСБ. Суд перемещается в другой зал, потому что в этом нет колонок. Прослушивание занимает минут 30-40. После - еще ходатайство: приобщить к доказательствам скриншоты из личного кабинета подсудимого в интернет-магазине, которые доказывают, что телефон куплен позже, чем происходила переписка. А синхронизации сообщений в приложении, мол, нет.

- И где тут дата покупки? - судья вглядывается в блеклые, не слишком качественные ксерокопии.

Адвокат теряется и долго выискивает на трех листочках, не пронумерованных и не прошитых, нужную пометку.

- Не возражаю, - снова пожимает плечами гособвинитель, и листочки приобщают к делу.

Сам Осман Муратов вину не признает, настаивает, что переписку подделали.

И снова ходатайство: дать запрос «в компанию Вайбер», чтобы там подтвердили, мол, можно создать фальшивый диалог в мессенджере, другой датой.

- Но вы ведь даже не указываете, куда именно подавать запрос, - удивляются и судья, и прокурор. - На деревню дедушке? Здесь нет точного адреса!

Тогда, говорит адвокат, мы требуем «специалиста по мессенджерам», который рассказал бы о том, подделана ли переписка. Судью защитница то и дело перебивает своими вопросами и комментариями.

- Я не знаю, кто вас учил так вести себя в суде! – служительница Фемиды едва держит себя в руках.

И после очередного ходатайства снова объявляет перерыв.

Еще пара заседаний примерно в том же духе - и приговор: признать виновным, оштрафовать на 10 тысяч рублей. Прокурор требовал штрафа на 5 тысяч больше, но судья решила, что и этого хватит.

СПРАВКА КП

*ИГИЛ - запрещенная в РФ террористическая организация

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также