2019-06-25T12:16:57+03:00
КП Беларусь

«В концлагере утром идешь - а возле каждого барака 4 - 5 умерших лежат»

К 75-летию освобождения Беларуси «Комсомолка» продолжает конкурс рассказов о тех, кто воевал и получал награды за подвиги
Поделиться:
Людмила Михайловна и Александр Сергеевич Быстровы познакомились во время войны. После ее ареста он думал, что она погибла. А после войны они встретились, поженились и больше никогда не расставались, прожив вместе 57 лет.Людмила Михайловна и Александр Сергеевич Быстровы познакомились во время войны. После ее ареста он думал, что она погибла. А после войны они встретились, поженились и больше никогда не расставались, прожив вместе 57 лет.
Изменить размер текста:

«В концлагере утром идешь - а возле каждого барака 4 - 5 умерших лежат»

Моя бабушка, Быстрова (Духовская) Людмила Михайловна, была связной партизанского отряда «Родные». По доносу предателя была арестована немецкими властями. Перенесла неимоверные страдания как узница фашистских лагерей Майданек (Польша) и Равенсбрюк (Германия). Она не любила вспоминать об этом, иначе рвала сердце. Но однажды по моей просьбе написала свои воспоминания…

«5 ноября 1943 года за связь с партизанами я была арестована немецкими властями. В течение трех месяцев находилась в заключении в минской тюрьме. В камере площадью не более 10 кв. м нас, заключенных, находилось 20 человек. Мы спали на цементном полу. В день получали 100 граммов хлеба с опилками и четверть литра баланды (отруби, заваренные на воде).

Нас не только в баню не водили, но не было даже чем умыться. Да, нам давали утром пол-литра горячей воды, но мы ее не пили, а по очереди отдавали друг другу, чтобы хоть немного умыться. Кругом грязь, скученность, вши - это был кошмар.

Через три месяца нас повели в тюремную баню, вымазали нас хлоркой, известью - голову, приказали идти под душ. Не успели смыть хлорную известь, как нам приказали одеваться снова. И начались новые мучения - хлорная известь местами, где не успели смыть, разъедала тело. Через несколько дней нас выгнали из камеры, поместили в небольшой автобус - душегубку. Если немцы хотели умертвить людей, включали выхлопные газы, и люди, задыхаясь, умирали.

Мы стали задыхаться. Мы думали, что нас тоже убьют, и начали петь песню: «Любимый город может спать спокойно и видеть сны, и зеленеть среди весны!» Но воздух нам включили и повезли на товарную станцию…

Привезли нас к концентрационному лагерю смерти Майданек. Лагерь был разбит на четыре поля, каждое обнесено электрической проволокой до трех метров высотой. На каждом поле стояли бараки, которые не отапливались: в бараках - двухэтажные нары, на которых мы спали, без соломы, без подушек, укрывались одним тонким одеялом. На пятом поле размещался крематорий с большой заводской трубой, из которой все время шел дым, несся запах горелого мяса и костей…

Погнали нас в барак и поселили человек 300. Начался тиф. Два месяца мы были в этом бараке на карантине. Многие умерли. После карантина тех, кто выжил, начали гонять на работу. Я работала в крематории, сортировала одежду сожженных. Некоторое время гоняли удобрять поля. Удобрением служил пепел из крематория…

Потом немцы отобрали более сильных, кто мог еще работать, погрузили в товарные вагоны и повезли неизвестно куда. Среди них была и я.

У кого-то из нас оказался перочинный ножик. Мы решили совершить побег. По очереди пилили дыру в полу вагона. Когда она была готова, то оказалось, что это возле самых колес вагона. Побег был невозможен, да и привезли нас уже в Германию, концлагерь Гиммлера Равенсбрюк.

Подъем в лагере в 6 утра. Перед каждым бараком нас строили и пересчитывали. Фамилий и имен у нас не было, только номер. Мой номер 31092. На груди был пришит красный треугольник, номер и буква Р. Это означало русская.

После подсчета мы выпивали пол-литра эрзац-кофе без сахара и нас гнали на работу. Днем давали 125 граммов эрзац-хлеба и три четверти литра сваренной сушеной брюквы, заправленной каштановой мукой. Это был рацион на весь день. Умирали многие. Утром идешь - а возле каждого барака 4 - 5 человек умерших лежат…

Мы были совершенно оторваны от всего мира, даже не знали, что в 1945 году, в апреле, наша доблестная Советская армия добивала фашистское логово.

28 апреля нас стали выгонять из бараков. Потом узнали - они хотели нас утопить.

Гнали нас двое суток… Когда стемнело, мы проходили возле леса. Так я и со мной четыре женщины убежали… Мы вышли из леса и увидели наши войска. Некоторые, увидев нас, таких страшных, худющих, даже плакать начали, говорили, что таких они еще не видели. А мне тогда было 28 лет.

Мы могли уехать на родину поездом, но так как знали, что наша страна сильно пострадала, мы решили идти пешком и гнать с немецкой земли стадо коров.

И вот 1800 километров три с половиной месяца мы гнали скот. Пол-Германии прошли, Восточную Пруссию, Польшу, приходилось идти и под дождем, и минными полями, спать было негде, да и укрыться нечем под открытым небом среди полей. Но мы выполнили долг. После двухлетнего заключения в сентябре 1945 года я вернулась в родной Минск…»

Воспоминания передал Сергей ПОЛЯКОВ.

«На радостях бабушка разорвала и первую, и вторую похоронку»

«Дедушка Долголаптев Василий Макарович родился в 1903 году в зажиточной крестьянской семье в деревне Стасевка, ныне Речицкий район Гомельской области. В 1931 году началась коллективизация, в деревне был организован колхоз. Дедушка вступил в него и был в 28-летнем возрасте избран председателем. Когда началась война, на всех председателях колхозов была бронь на мобилизацию, но дедушка записался добровольцем и был призван в Красную армию. Вместо него был назначен другой председатель - и, как только в деревню пришли фашисты, его расстреляли.

Немецкие войска быстро продвигались на восток. Дедушкина часть попала в окружение, и он оказался в плену. А дальше был побег четырех пленных, среди которых оказался дедушка. Им удалось убить немецкого часового, захватить автомат, пистолет и убежать из лагеря…

Деревня находилась на окраине лесного массива с болотами, и дедушка с оставшимися в деревне стариками мастерил гати на болоте и строил землянки, словно чувствовал, что они очень пригодятся.

13 июня 1943 года, когда карательный отряд фашистов вошел в соседнюю деревню Унорица, убегавшие оттуда люди сообщили об этом дедушке, и он увел жителей деревни Стасевка по построенным гатям на болоте к вырытым землянкам в лесу. Девять человек преклонного возраста, кто не смог идти сам, остались и были сожжены в тот же день со всей деревней…

После освобождения Речицы дедушка был призван в действующую армию и отправлен в штрафную роту как побывавший в плену. О том первом бое он скупо рассказал мне лишь один раз. В живых от штрафной роты остались только раненые, в том числе дед. Осколок вражеской мины с того боя он проносил в своих легких до самой смерти. Тогда моей бабушке пришла первая похоронка. Но, слава Богу, дед выжил.

В разгар освобождения Беларуси и операции «Багратион» в бою у деревни Рагозинка Могилевской области дедушка был контужен и тяжело ранен. Его засыпало землей - может быть поэтому, санитары его сразу не увидели. Двое суток на июньской жаре он пролежал один. И только когда санитарные отряды на поле боя собирали убитых, заметили, что он еще жив. Очнулся он уже в полевом госпитале, и, поскольку на раненой ноге уже началась гангрена, старый доктор обычной ножовкой, продезинфицировав ее на спиртовой горелке и дав выпить дедушке стакан спирта, отрезал ему ногу ниже колена.

В части посчитали его убитым. Погибших в том бою захоронили в братской могиле в лесу у деревни Пилещино. Там, по данным архива, похоронен мой дед. Домой дедушка написал уже из Серпухова, где находился госпиталь. С радости бабушка разорвала первую и вторую похоронку, которая пришла после его последнего боя.

Уже в мирное время дедушке вручили орден Красной Звезды. Похоронен он на деревенском кладбище в деревне Стасевка. Это его вторая могила».

Владимир Юлиевич КАДОВБА.

Партнер проекта - Ассоциация белорусских банков.

Мы ждем ваши письма на электронный адрес: pobeda@phkp.by и на почтовый адрес: 220005 Минск, а/я 192, с пометкой «Награда моего деда».

Очень ждем от вас не только истории, но и фотографии!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также