2019-06-28T10:09:33+03:00
КП Беларусь

Ожидание сына

Память возвращает меня в те годы, когда родители свято верили в возвращение своих детей, пропавших без вести
Поделиться:
Изменить размер текста:

Сразу скажу, что родился я после войны, но случай, о котором хочу рассказать, непосредственно связан с военным лихолетьем. И он остался в моей памяти на всю жизнь. Стояло жаркое лето 1954 года. Страна залечивала свои раны. Заново отстраивались улицы, открывались предприятия. В этом далеком году мы с мамой отдыхали у нашей родни в Витебской области Бешенковичского района, в деревне Рубеж. Купались в реке Березка, загорали, спали на душистом сене. Мама читала мне интересные книги. Это было чудесное время моего солнечного беззаботного детства.

Дядя Костя и тетя Надя по фамилии Баталко, у которых мы проводили то лето, прошли через все ужасы войны. Когда-то у них было двое детей. Сын Шура и дочь Оля. Жили дружно и счастливо, но потом началась война. Шура ушел в партизаны. Сражался с врагами в бригаде Донукалова. Он ходил на самые ответственные задания, отличался храбростью. Из своего последнего тяжелого боя Шура не вернулся на базу. А из партизанской бригады родителям сообщили о сыне как о без вести пропавшем.

Дядю Костю и тетю Надю за связь с партизанами выслали в Германию. 14-летняя дочь Оля осталась одна. Семья считалась партизанской, но добрые люди украдкой кормили ее. Баталко удалось выжить в немецком плену и вернуться домой.

Я помню, что в хате на видном месте в красивой рамке висела Шурина фотография, а в углу - иконы. И хотя к тому времени прошло уже 9 лет после окончания войны, тетя Надя все еще ждала возвращения сына. Она верила, что с Шурой ничего не случилось и он должен вернуться. Тетя Надя рассказывала нам, что в соседних деревнях совсем недавно вернулись домой знакомые мужчины. И каждый день она вспоминала своего Шуру.

Проходя мимо фотографии Шуры, я невольно всматривался в его лицо. И на меня с грустью и каким-то укором глядели с портрета его глаза. Словно он упрекал нас всех в чем-то. Я не мог спокойно проходить мимо этой рамочки на стене. Для меня, мальчишки, Шурина фотография была как икона. Его глаза преследовали меня днем и ночью.

Тот день, о котором пойдет речь, был совсем обычным. Гремела кастрюлями на кухне тетя Надя. Что-то пилил во дворе дядя Костя. Вечерело. Уже пригнали с поля коров. Улеглась пыль на дороге. На смену изнуряющей жаре пришла долгожданная прохлада. Взрослые собрались и говорили о чем-то своем. Когда стало темнеть, включили свет. И тут в дверь неожиданно постучали. Тетя Надя с криком «Шура вернулся!» бросилась открывать. Все это было так неожиданно, что мы сидели с открытыми ртами и смотрели друг на друга.

И тут появилась тетя Надя с соседкой, которая зашла на огонек навестить нас. Шуры, конечно же, не было. С той страшной войны он так и не вернулся.

Я уже в преклонном возрасте. Но память вновь и вновь возвращает меня в послевоенные годы, когда все еще ждали с войны своих родных и свято верили в их возвращение.

Силицкий Владимир Николаевич, г. Витебск.

Партнер проекта - Ассоциация белорусских банков.

Мы ждем ваши письма на электронный адрес: pobeda@phkp.by и на почтовый адрес: 220005 Минск, а/я 192, с пометкой «Награда моего деда».

Очень ждем от вас не только истории, но и фотографии!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также