2019-07-08T15:59:18+03:00
КП Беларусь

«Сегодня вы разрушили "Песняры" своими руками». Чем запомнился бывший главный идеолог Владимир Заметалин - раскол "Песняров", референдум-95 и военные фильмы

Владимира Заметалина, которого долгое время называли серым кардиналом белорусской политики 1990-х, не стало в воскресенье, 7 июля
Поделиться:
Владимир Заметалин (справа в центре) занимался идеологией в первые годы после президентских выборов. Фото: Архив "КП"Владимир Заметалин (справа в центре) занимался идеологией в первые годы после президентских выборов. Фото: Архив "КП"
Изменить размер текста:

Известно, что он внезапно перестал дышать. Умер Заметалин у себя дома.

Последнее время о главном идеологе Беларуси 1990-х было слышно немного. Разве что год назад засветился в скандале в магазине, когда он грубо осадил продавщицу, которая разговаривала с ним по-белорусски. А в 2015-м его сын Денис был осужден на 5,5 лет колонии строгого режима за создание лжепредпринимательских структур.

Во второй половине нулевых Заметалин возглавлял «Беларусьфильм». Свое появление на студии Заметалин комментировал «Комсомолке» так:

- Когда я пришел на киностудию, мне стало стыдно, что в свое время я курировал и эту сферу [как вице-премьер и замглавы Администрации президента - Ред.], но курировал не так, как надо. Сейчас я бы делал это по-другому.

Несколько лет его работы на студии отмечены продолжением линии военных фильмов: «Брестская крепость», «В июне 41-го», «Снайпер: оружие возмездия», сопродюсером которых выступал и сам Владимир Петрович. Он о традициях «Партизанфильма» высказывался так: «Вот когда будет беспрерывное кинопроизводство, мы будем регулировать жанры, а пока очевидно, что у нас лучше получается снимать по войну». Правда, именно при Заметалине на студии вышли «Волки» Александра Колбышева и «Масакра» Андрея Кудиненко - значительные для современного белорусского кино.

А параллельно шла реконструкция «Беларусьфильма». Эту задачу Заметалин в статусе директора решить так и не смог (работы, к слову, завершились только в 2018-м), но в графе расходов фигурировали огромные суммы. Не удалось ему реализовать и наказ президента сделать белорусское кино самоокупаемым. Скажем, в начале 2010-го на коллегии Минкультуры прозвучало: разница между бюджетом и выручкой от национального показа фильма «Днепровский рубеж» - 60 раз.

До прихода на студию Владимир Заметалин работал в банковской сфере. А перед этим у него, выпускника Львовского военно-политического училища, политрука Советской армии и замкомандира танкового полка, была головокружительная карьера в высших эшелонах власти молодой Беларуси. Активно выступая во время первых президентских выборов Вячеслава Кебича (благо был его пресс-секретарем), Заметалин не потерялся и в новой системе координат.

Одну за другой он менял высокие должности. Первая - начальник управления общественно-политической информации Администрации президента. Тут Заметалин отметился как рьяный сторонник референдума 1995 года, который, среди прочего, установил в Беларуси двуязычие, менял госсимволику, давал президенту права роспуска парламента. Редакторы независимых СМИ хорошо помнят Владимира Заметалина на посту главы Госкомитета по печати (предтеча Министерства информации).

Как вице-премьер, курировавший гуманитарную (читай: идеологическую) сферу, в 1998 году он сыграл решающую роль в развале «Песняров», а в 1999-м - в отъезде за рубеж Владимира Некляева, на тот момент главы Союза писателей. Наконец, Заметалин на год с небольшим стал замглавы Администрации президента по идеологии. К этому времени за чиновником закрепился статус серого кардинала белорусской политики.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

"Никто не предполагал, что будут рубить с плеча"

О том, как участвовал Заметалин в разрешении конфликта в ансамбле "Песняры", рассказывает в своей книге "Песняры. Я роман с продолженьем пишу..." заслуженный артист Республики Беларусь Владислав Мисевич. На тот момент он был директором государственного ансамбля и находился вместе с музыкантами группы по разные стороны баррикад с худруком и лидером ВИА Владимиром Мулявиным. Вот цитаты из книги:

"Песняры" в конце 1990-х казались крепким коллективом, но в расколе сыграли свою роль как внутренние противоречия, так и внешние факторы. Фото: Михаил МАРУГА

"Песняры" в конце 1990-х казались крепким коллективом, но в расколе сыграли свою роль как внутренние противоречия, так и внешние факторы. Фото: Михаил МАРУГА

«[…]

[Белорусские власти] решили взяться за вопрос всерьез. Поручили его вице-премьеру – отставному полковнику Владимиру Заметалину, курировавшему тогда с полковничьим же размахом социальную сферу.

[...]

На беседе в первой половине апреля 1998-го настрой Заметалина был весьма доброжелательным – никаких обвинений. В присутствии прессы вице-премьер пообещал всесторонне поспособствовать от имени государства решению затянувшегося конфликта. Ну а за закрытыми дверями все оказалось куда сложнее. Все «на рысаках»: по одну сторону вице-премьерского стола сел ансамбль, напротив -- Володя и Пенкина, которая ход разговора конспектировала и пыталась вставлять свои три копейки по ходу беседы (в итоге, Заметалин попросил ее удалиться). Владимир Петрович выслушал претензии артистов к Мулявину как к художественному руководителю и директору. Да, Володя самый старший, да, самый талантливый, но не поэтому ли он руководит? А раз упустил – чего же удивляться, что все произошло так, как произошло? Потом были и ответы Володи, высказывания уже в наш адрес. И выражений никто особо не подбирал. […] В страшном сне я не мог себе представить, что буду говорить Мулявину такое, да еще и на повышенных тонах в присутствии высокого начальника!

[…]

Но чиновники гнут свое: видя, что мы на «ты», знаем друг друга как облупленные, они рассчитывали склеить разбитую чашку. Да, спорим остро, но ведь всю встречу неспроста фоном звучало примиренческое: «Мы надеемся, очень надеемся, в самое ближайшее время увидеть ансамбль единым творческим организмом…» Коллективу предложили не спешить с окончательными решениями, поработать в новом формате административных и творческих отношений еще какое-то время, тем более уже были успешные поездки у обновленного состава. «Не теряйте темп, но ищите общий язык с Владимиром Георгиевичем…» -- говорил нам Заметалин. Ну и пообещали, что встреча эта -- не последняя.

[…]

На тот момент (осенью 1998-го – Ред.) стало уже очевидно (и для Володи первого!): «Песняры» выкарабкаются и уже выкарабкиваются, выживут без Мулявина на сцене. […] Володя сделал единственно возможный для него в той ситуации шаг – […] решить вопрос возвращения ему директорских полномочий и самого названия «Песняры» мог только президент.

[…]

Сразу после этой встречи (Лукашенко и Мулявина – Ред.) в октябре 1998-го мне позвонил министр культуры Сосновский и сказал: твоя должность сокращена, прежнюю ставку «директор - художественный руководитель» вернут Мулявину, короче, напиши лучше заранее заявление по собственному желанию. Александр Владимирович добавил: « […] Подробности – на встрече коллектива с вице-премьером Заметалиным».

В 1998-м "Песняры" разделились - ансамбль ушел от основателя Владимира Мулявина и стал существовать как "белорусские песняры". Фото: архив "Белорусских песняров", Юрия ИВАНОВА

В 1998-м "Песняры" разделились - ансамбль ушел от основателя Владимира Мулявина и стал существовать как "белорусские песняры". Фото: архив "Белорусских песняров", Юрия ИВАНОВА

[…]

Настроение Заметалина на второй встрече – без намека на прежнее миротворчество: «Беседа будет краткой. Я лишь объявлю решение». Коль меня увольнять уже не требовалось, Владимир Петрович (справедливости ради отмечу: на то, что мы дружно навалились на работу без Мулявина, он внимание обратил) спрашивает у Дайнеко, будет ли он работать. Валера отвечает: опять-двадцать пять не хочу, и если не будет Мисевича, то я тоже не останусь. Все ясно, вопрос закрыт. Обращаясь к остальным, Заметалин только поинтересовался: когда, мол, ребята, «к станку» выходим? Но на лицах – никакого энтузиазма от призыва «партии и правительства»: «Без Мисевича и Дайнеко работать не будем». Для меня тогда был момент истины: значит, проект обновления «Песняров» не был высосан из пальца […]. То же самое понял и вице-премьер, у которого из козырей оставалось разве что «угрожать» нам пальчиком: «Если вы уйдете, слова «Песняры» у вас в названии не будет ни-ког-да! Подумайте еще раз над последствиями своего решения!» Молчок. «Так когда приступите?» -- «контрольный» вопрос Заметалина. В этот момент все встали (кроме одного музыканта) и вышли. Без конкретного расчета или договора на такой случай: никто ведь не предполагал, что будут рубить с плеча.

С этой самой последней встречи с Заметалиным я запомнил слова Валеры Дайнеко в адрес отставного полковника - точное определение итогов кризиса в ансамбле: «Попрощайтесь с «Песнярами»: сегодня вы их разрушили своими руками».

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также