2019-07-08T14:46:41+03:00
КП Беларусь

В Купаловском поставили спектакль о чернокнижниках, нечисти и белорусах, которые все выбирают свой путь

На сцене играют патриарх сцены Геннадий Овсянников, неповторимая Тамара Миронова и почти вся молодежь театра [фото]
Поделиться:
Белая Сорока (Александр Казело) напоминала Екатерину II, разделившую Речь Посполитую и окончательно положившую конец истории Великого княжества Литовского.Белая Сорока (Александр Казело) напоминала Екатерину II, разделившую Речь Посполитую и окончательно положившую конец истории Великого княжества Литовского.Фото: Святослав ЗОРКИЙ
Изменить размер текста:

Премьеру по первому белорусскому триллеру (середина XIX века!) «Шляхціц Завальня, або Беларусь у фантастычных апавяданнях» построили на ярких визуальных эффектах (блестящая сценография - Екатерина Шиманович и Сергей Ашуха). И посмотреть на сцене есть на что: цмоки, впечатляющие не меньше, чем драконы на китайских карнавалах, черные силы, овладевшие человеком, огромное черное яйцо с корнем зла и белокурая малышка, задорно хохочущая на фоне всего этого мрака. Все вполне в законах жанра, если вспомнить кинотриллеры.

Немного сверхъестественного - как человеком овладела нечистая сила. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Немного сверхъестественного - как человеком овладела нечистая сила.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Сценография и бутафория были весьма привлекательны для зрителя. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Сценография и бутафория были весьма привлекательны для зрителя.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Разве что Волколак и Плачка выглядели скорее этнографическим колоритом к общей масштабной картине, хотя в повести Яна Борщевского это центральные персонажи своих глав. Другое дело, что инсценировка - не точный пересказ повести Яна Борщевского. Драматург Сергей Ковалев пошел на развитие отдельных ее линий и вывел на первый план более драматические эпизоды со всем понятными страстями и пороками - неразделенная любовь, алчность, беспринципная погоня за наживой.

Геннадий Овсянников уже играл в моно-спектакле по "Шляхціцу Завальні..." на малой сцене театра. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Геннадий Овсянников уже играл в моно-спектакле по "Шляхціцу Завальні..." на малой сцене театра.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Но все-таки под мистическим соусом в новой постановке говорили о Беларуси. Той, которая сама могла оказаться «фантастычным апавяданнем» во времена Борщевского. Но все сложилось иначе, хотя обыгранный тут лейтмотив нашей истории - противоборство между Востоком и Западом - знаком нам и сегодня.

За шанс потереться у власти многие готовы отдать все - это один из лейтмотивов спектакля. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

За шанс потереться у власти многие готовы отдать все - это один из лейтмотивов спектакля.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Правда, когда речь заходит о лакомых кусках, охотно действуют сообща и Белая Сорока, аллюзия на императрицу Екатерину II (Александр Казело), и западный темный человек-чернокнижник (Иван Трус). Кстати, в кулуарах обсуждали приветы фильму «Пятый элемент»: Александр и Иван напоминали Криса Такера в роли Руби Рода и Зорга, исполненного Гэри Олдменом. Тем не менее, оба актера, Иван и Александр, по-настоящему держат на себе постановку "Шляхціца Завальні". Они показали яркие работы (для Ивана, вернувшегося в Минск после 5 лет работы в могилевской драме у Саулюса Варнаса, - это дебютная главная роль на сцене Купаловского), которые запомнятся зрителю прежде всего.

Два воплощения зла в постановке - доктор-чернокнижник (Иван Трус) и Белая Сорока (Александр Казело) - получились самыми запоминающимися персонажами. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Два воплощения зла в постановке - доктор-чернокнижник (Иван Трус) и Белая Сорока (Александр Казело) - получились самыми запоминающимися персонажами.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Режиссер Елена Ганум перед премьерой говорила «Комсомолке», что ее дебют на большой сцене Купаловского (на камерной она ставила «Шабаны» и «Зямлю Эльзы») - о возвращении к своим корням. Наверное, потому к финалу «Шляхціца Завальні...» действо напоминало воплощение пафосных слов о прошлом и будущем Беларуси, озвученных говорящим зубром с церемоний открытия/закрытия Европейских игр (кстати, теперь хит белорусского Фейсбука). Но решение конфликта в духе детского спектакля, где добро должно победить в любом случае, как-то не убеждает. Ведь оказалось, что два часа на сцене шла всего лишь сказка...

Некоторые сцены добавили в постановку немного эротики. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Некоторые сцены добавили в постановку немного эротики.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Зато куда глубже метафора о Беларуси в первой же сцене постановки: то ли за житом, то ли за тростником стоят белорусы и ждут, прислушиваются и приглядываются, выбирают свой путь. А ты думаешь: пойдут или нет, пойдем или нет. И куда.

Белорусы в зарослях тростника напоминали купаловские строки "А хто там ідзе?". Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Белорусы в зарослях тростника напоминали купаловские строки "А хто там ідзе?".Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Хэпи-энд, смутивший многих театралов, тем не менее, наверняка придется по душе нескушенной публике. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Хэпи-энд, смутивший многих театралов, тем не менее, наверняка придется по душе нескушенной публике.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«То, что мы считаем фантастикой, часто содержит достоверную информацию». Режиссер о премьере Купаловского по первому белорусском триллеру

«Комсомолка» распросила режиссера Алену Ганум, чего ждать от новой премьеры Купаловского – «Шляхціца Завальні» (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также