2019-07-08T17:22:59+03:00
КП Беларусь

«Дошел до Германии, был награжден, но офицерское звание так и не дали - я же сын врага народа»

Виктору Павловичу Аржанникову почти 95. Пережил войну, выполнял секретные правительственные задания, а теперь еще и до сто лет дотянуть планирует! [фото]
Поделиться:
Виктору Павловичу почти 95, но его активности можно позавидовать. Не собирается останавливаться и всех приглашает на свое 100-летие.Виктору Павловичу почти 95, но его активности можно позавидовать. Не собирается останавливаться и всех приглашает на свое 100-летие.Фото: Павел МАРТИНЧИК
Изменить размер текста:

«Отец латыш, мама полька, а я белорус»

- Разговаривайте со мной так, как будто я вам чем-то насолил - как можно громче, - смеется Виктор Павлович, в гости к которому мы приехали в Белыничи. - Я немного глуховат, но тот еще хулиган!

Оптимизма нашему герою не занимать. Веселый, подтянутый, с идеально постриженной бородой.

- Подумаешь, 95! Каждое утро с тренировки начинаю. Отжимаюсь 10 раз, правда, от шкафа. Провернул такую зарядку как-то в госпитале. Персонал сбежался. Говорят: «Что это вы, дедушка, делаете»? А я им: «Да шкаф переставить решил». Прикалываюсь… Чтобы слабоумие не подцепить, читаю, сканворды разгадываю, книгу воспоминаний пишу.

На столе нашего героя - рукопись, написанная каллиграфическим почерком. Рассказать о себе Виктору Павловичу действительно есть что.

- Я родился 7 декабря 1924 года в тогда еще восточной части Латвии. Сейчас это деревня Дубраники бывшего Освейского, а ныне Верхнедвинского района Витебской области. В нашем селе было всего 14 дворов. Солянка из латышей, поляков и белорусов.

- А вы по национальности кто?

- Мой отец - латыш по фамилии Ржаниек, в Первую мировую командовал взводом полковой разведки при царской армии, за что потом и был назван врагом народа. А я его сынок. И, значит, тоже враг народа. Мама полька - Дубровская. А я - белорус. Когда коллективизация началась, всех принудительно белорусами записывали. За теми, кто не соглашался, ночью приезжали и всю семью забирали.

– Вот такая у меня жизнь. Всю юность и молодость - с оружием в руках! Теперь вот отдыхаю, - смеется наш герой Фото: Павел МАРТИНЧИК

– Вот такая у меня жизнь. Всю юность и молодость - с оружием в руках! Теперь вот отдыхаю, - смеется наш геройФото: Павел МАРТИНЧИК

- А говорили на каком языке?

- До третьего класса на белорусском. Потом на русском. Помню первую русскую книгу - «Путь борьбы и побед». Одна девочка не могла сказать слово «путь». А говорила «пуд». Не умела говорить мягко. На следующий день на занятия пришел тип в фуражке: «Кто тебя научил коверкать Советскую власть?» Только за это батьку ее и забрали…

Мой папа был председателем добровольного колхоза, грамотный. Его тоже забрали - как местную власть и врага народа. Мне еле дали окончить семилетку, в НКВД давили, говорили: «Хватит его учить!» А отца освободили только потому, что он знал немецкий. Назначили переводчиком немецкого инженера, который строил Беломорканал. Поэтому и жив остался. Рассказывал: день копали, вечером рыли ямы, сбрасывали в них трупы ссыльных, которые тогда строили канал, и заливали цементом… Трупов нет.

«Мечтал стать летчиком, но не успел - началась война»

Школу Виктор Павлович оканчивал в Витебске.

- Мечтал стать летчиком, но по возрасту было рано. Тогда в авиаклубе выучился на авиационного моториста. Меня направили в 292-ю стационарную витебскую авиамастерскую на военный аэродром. Устанавливал моторы, испытывал их и продолжал мечтать стать летчиком. Но не успел…

C дочерью Еленой. Фото: Павел МАРТИНЧИК

C дочерью Еленой.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Сколько лет вам было, когда началась война?

- 16 лет 6 месяцев и 15 дней. Помню, как пришел на службу к семи часам утра. Начал переодеваться в комбинезон, слышу: «Отставить! На построение»! Это было 23 июня, понедельник. Помню, все мы были уверены: воевать будем на чужой территории, сильным ударом и малой кровью. Боялся только, что из-за возраста на войну не возьмут. В тот день нам выдали обмундирование и провели курс молодого бойца. А 27 июня налетели фашистские «юнкерсы» и разнесли наш аэродром. Наших летчиков сбили моментально, а тех, кто выпрыгнул из кабины подбитого самолета, расстреливали в воздухе…

Виктор Павлович вспоминает, как после того налета всю ночь восстанавливали взлетно-посадочное поле, хоронили летчиков и техников.

- Потом аэродром стали бомбить два раза в день. Но только взлетно-посадочное поле, остальное не трогали. Аэродром им был нужен. Они долбят, а мы ремонтируем. Выдали лопатки, каски, шинели и винтовки. Но плохие - того выпуска, с которыми еще мой отец воевал. Винтовки Мосина.

До 9 июля 1941 года Виктор Павлович участвовал в обороне Витебска.

- Горело все! Сталин приказал уничтожить все здания, в том числе и жилые - ни пяди врагу. Фрицы заняли город 11 июля. Помню, как сбрасывали листовки. На одной стороне были нарисованы улыбающиеся красноармейцы под развесистым деревом, рядом хлеб, нож, три стакана, банки с тушенкой, сигареты «Беломорканал», а на обороте надпись: «Мы уже закончили войну, и вы переходите» и пропуск, с которым они просили идти в правой руке. Пехота тогда на 90% состояла из бедных колхозников. Они хлеб выращивали, а сами голодали. Некоторые брали эти пропуска и шли сдаваться…

Каждый день Виктор Павлович посвящает несколько часов написанию книги воспоминаний. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Каждый день Виктор Павлович посвящает несколько часов написанию книги воспоминаний.Фото: Павел МАРТИНЧИК

«После войны попал еще на одну войну - с «лесными братьями»

- Командир роты сказал: «Хлопцы, кому нет восемнадцати, бросайте винтовки - и марш по домам!» Кое-как добрался до родителей. Отец сказал: «Хватит ждать наших, надо им помогать. Война будет длительная и очень кровавая. Но победа, учти, будет за нами».

Добрались до родины отца, через него связался с Освейским подпольем.

- Собирал оружие, выполнял поручения подполья. С апреля 1942 года по июль 1944-го был пулеметчиком партизанского отряда имени Симацкого и партизанской бригады имени Фрунзе. В своем первом бою уложил 12 фрицев! Помню, как в 1943-м праздновали годовщину партизанского отряда. Меня представили к ордену. На счету было 3 эшелона, 2 машины и более чем 100 фрицев. Кстати, как-то на войне я получил 5 дней гауптвахты. Мы тогда остановили машину, немца обезвредили, можно было трофеи забрать, а я потерял страх, вышел и культурно так по ним автоматной очередью - туда и обратно. Вот за это на гауптвахту и попал… Пришла врач, укол сделала, дала таблетку, какие-то капли и говорит: «Сынок, не обижайся, но 5 дней я тебя буду лечить. У тебя нервный срыв. И он может закончиться тем, что ты озвереешь и начнешь убивать без оглядки».

После соединения с частями Красной армии с августа 1944 года Виктор Павлович воевал на 1-м Прибалтийском и 2-м Белорусском фронтах. А победу встретил недалеко от Гамбурга.

Службу в армии Виктор Павлович окончил в апреле 1947 года в оккупационных войсках Германии командиром отдельного взвода ПТР в звании гвардии старший сержант. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Службу в армии Виктор Павлович окончил в апреле 1947 года в оккупационных войсках Германии командиром отдельного взвода ПТР в звании гвардии старший сержант.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- 7 мая дотемна вели бой. Из 50 человек в живых осталось 8. Утром 8 мая проснулись, а вокруг тишина. Командир роты: «Хлопцы, усильте бдительность, фрицы что-то затевают». Мы давай окапываться. Послали разведку, смотрим, а ребята из разведки обратно вразвалочку идут и песни поют. Думали, что пьяные. А они: «Немцев няма! Оружие сложили и строем ушли». Несколько минут мы стояли остолбенев. Мы же день и ночь не спали, сутками в боях. А тут такое! Командир достал спирт. За всю свою жизнь я не был таким пьяным… - улыбается.

Службу в армии Виктор Павлович окончил в апреле 1947 года в оккупационных войсках Германии командиром отдельного взвода ПТР в звании гвардии старший сержант. За время войны был несколько раз контужен и ранен. Награжден орденами «Отечественной войны» 1-й и 2-й степени, медалью «Партизану Великой Отечественной войны». Правда, офицерское звание так и не дали - все же сын врага народа!

За время войны был несколько раз контужен и ранен. Награжден орденами «Отечественной войны» 1-й и 2-й степени, медалью «Партизану Великой Отечественной войны». Фото: Павел МАРТИНЧИК

За время войны был несколько раз контужен и ранен. Награжден орденами «Отечественной войны» 1-й и 2-й степени, медалью «Партизану Великой Отечественной войны».Фото: Павел МАРТИНЧИК

Однако офицерское звание Виктору Павловичу так и не присвоили. Сын врага народа! Фото: Павел МАРТИНЧИК

Однако офицерское звание Виктору Павловичу так и не присвоили. Сын врага народа!Фото: Павел МАРТИНЧИК

- После войны я женился, нашел свою любовь в Барановичах, ее туда распределили после торгового техникума. А меня туда оперуполномоченным. Захожу в магазин, а там она - книжку читает, красавица... Книга называлась «Воскресенье». И на календаре воскресенье. Я говорю: «Хорошую книгу выбрала!» Так и познакомились, встречаться начали. Как-то шли мимо загса. Говорю: «Давай зайдем». А она: «Чего?». Я: «Будь моей женой». И Анечка согласилась. Так и поженились. У нас родилось трое детей и вместе мы прожили всю жизнь.

C женой Анной Ивановной. Фото: Павел МАРТИНЧИК

C женой Анной Ивановной.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- У нас родилось трое детей, вместе мы прожили всю жизнь. Фото: Павел МАРТИНЧИК

- У нас родилось трое детей, вместе мы прожили всю жизнь.Фото: Павел МАРТИНЧИК

А в 2003 году моей Анны Ивановны не стало…

Виктор Павлович замолкает, через какое-то время снова возвращается к воспоминаниям:

- А потом попал на еще одну войну. Выполнял спецправительственное задание. В западных районах Беларуси и в Литве шла война против повстанцев. Кроме беглых солдат в их рядах были немецкие пособники, польские и литовские националисты....

- После войны попал на еще одну войну. Выполнял спецправительственное задание. В западных районах Беларуси и в Литве шла война против повстанцев. Фото: Павел МАРТИНЧИК

- После войны попал на еще одну войну. Выполнял спецправительственное задание. В западных районах Беларуси и в Литве шла война против повстанцев.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Бои шли месяцами. Это были те самые «лесные братья», рассказывать о которых в нашей стране долгое время было нельзя. Так что для меня война окончилась в ноябре 1953 года. Еле ушел из Литвы живым. Работал участковым в Шклове, начальником паспортного стола в Дрибине, в военкомате секретной части. А здесь, в Белыничах, в отделе кадров и председателем профсоюзного движения. Не поверите, с интересом до сих пор живу каждый день. Как минимум планирую дотянуть до 100-летия!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также