2019-07-10T11:48:59+03:00
КП Беларусь

В крови было письмо и удостоверение на орден

Наша семья бережно хранит память о Михаиле Васильевиче Назаренко
Поделиться:
Изменить размер текста:

Меня зовут Калач Светлана Михайловна. Я хочу рассказать о своем отце, офицере Советской армии, Михаиле Васильевиче Назаренко. Он окончил Московскую военную академию, участвовал в Финской войне, в Великую Отечественную награжден орденом Отечественной войны. Родился в 1910, погиб в 1943.

Перед войной отец был заместителем начальника аэродрома, который строился под Пружанами. Я его совсем не помню. Когда началась Великая Отечественная война, мне не было и двух лет. Тогда, когда аэродром уже бомбили фашистские самолеты, моей маме удалось с двумя маленькими детьми выехать из города. Сперва на машине, а потом пешком мы добрались до деревни Станево, которая находилась в 45 километрах от Минска. Там жили наши бабушка и дедушка, родители моей мамы. Во время отступления наших войск отец сумел еще заехать к нам попрощаться. Никто тогда не знал, что эта встреча с ним станет последней.

Маленькую деревню Станево со всех сторон окружал лес. То немцы там хозяйничали, то полицаи, то партизаны. Покоя не было ни днем ни ночью. И разве можно было утаить, что к родителям вернулась дочка, жена советского офицера с двумя детьми? Кто-то из односельчан донес об этом полицаям. Нелюди произвели обыск и нашли письма отца к маме, которые тот писал, когда учился в военной академии в Москве. Маму жестоко избили и повели на расстрел. У бабушки с дедушкой находились еще двое детей маминого старшего брата. Все мы заходились от плача. И, услышав детские крики, в дом зашел немецкий офицер. На немецком он спросил, что случилось. Бабушка стала объяснять, что мать детей увели на расстрел полицаи. Тогда немец спросил, все ли четверо дети моей мамы. И бабушка ответила, что да, все дети ее дочки Насти. А сама чуть не умерла от страха от того, что и внуков сейчас заберут.

Однако немец неожиданно отменил расстрел. Маму отвели в камеру до выяснения обстоятельств. А ночью на помощь неожиданно пришли партизаны, освободили маму и всех нас забрали в лес. Когда в 1944 году деревню Станево освободили от немецко-фашистских захватчиков, моя мама не сразу узнала, что муж погиб. Похоронка пришла к сестрам отца, которые жили в Хойницком районе, освобожденном немного раньше. Позже маму разыскал Минский военкомат и вручил ей орден Отечественной войны, которым был награжден мой отец, а также удостоверение на этот орден и письмо на клочке бумаги, которое папа не успел отправить. Письмо было залито порыжевшей от времени кровью. Отчетливо были видны только слова «Бывай здорова!» и подпись. В крови было и удостоверение на орден. А сам орден с одной стороны оказался погнут и поцарапан. По всей видимости, именно по ордену и чиркнул тот смертоносный осколок.

В извещении о смерти значилось, что капитан Назаренко Михаил Васильевич погиб в селе Измайловка Александровского района Кировоградской области в ноябре 1943 года и похоронен на станции Королевка. Я написала письмо в сельсовет по этому адресу, когда была учащейся Минского медицинского училища. И получила долгожданный ответ, в котором подробно, сердечно и от души рассказывалось о моем отце.

Михаил Васильевич Назаренко был заместителем командира дивизии, которая освобождала Александровский район от фашистских оккупантов. Перед наступлением мой отец приехал в село, которое размещалось вблизи железнодорожной станции, и предупредил всех жителей, чтобы прятались кто куда может, потому что вскоре предстоит большой бой с немцами. Своим предупреждением он спас людей от неминуемой смерти. Но сам спастись не сумел. Когда отгремел бой и отец ехал победителем по сельской улице, внезапно раздался взрыв. Осколок снаряда прошел рядом с сердцем молодого офицера. Еще две недели он прожил. Умирая, попросил исполнить последнее желание: похоронить его рядом с железнодорожной станцией. Сельчане так и сделали, а на могиле поставили небольшую деревянную пирамидку с красной звездой - памятник герою-освободителю.

В бою за Александровский район погибло много красноармейцев. После войны останки их были перезахоронены на сельском кладбище. Но могилу Михаила Назаренко сельчане трогать не позволили. Так он и остался лежать рядом со станцией. Вскоре на месте деревянной пирамидки вырос памятник. На мраморной плите, которая лежит у его подножия, золотыми буквами высечено: «Гвардии капитан Назаренко Михаил Васильевич. Ноябрь 1943 г.».

Попасть на могилу отца я смогла намного позже. После окончания медучилища вышла замуж за парня, который был родом из деревни Приколесь Пружанского района. Так судьба снова привела меня в Пружаны, из которых во время войны пришлось убегать. Я вернулась туда, где жил и служил мой отец. Однажды во время отпуска мы всей семьей решили съездить на его могилу. В Украине нас встретили две пожилые женщины - бывшие старшина и секретарь сельсовета, с которыми после первого письма у меня установилась активная переписка. Мы сразу же по приезде пошли на железнодорожную станцию. Там, на ухоженной сельчанами могиле, цвели белые розы и будто в почетной вахте стояли по бокам кипарисы. Я не смогла сдержать слез, слез глубокой благодарности, когда мне показали табличку с надписью на здании вокзала: «Площадь имени Назаренко».

Память об отце вся моя семья бережно хранит. Давно нет в живых моей мамы, брата, но живу я, остались наши дети, внуки и правнуки, которые из поколения в поколение будут помнить о гвардии капитане Назаренко Михаиле Васильевиче, доблестно сражавшемся и погибшем за нас, за нашу Родину, за будущее на земле!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также