2019-08-07T16:40:55+03:00
КП Беларусь

Лидия Ермошина: Когда ушел сын, я перестала надевать яркие вещи. Приберегла яркий костюм к выборам

О грядущих выборах, женском лице у власти, коттедже в Дроздах и личной драме Лидия Ермошина рассказала в интервью «Комсомолке»
Поделиться:
Комментарии: comments11
Глава ЦИК Лидия Ермошина.Глава ЦИК Лидия Ермошина.Фото: Павел МАРТИНЧИК
Изменить размер текста:

Из пяти президентских кампаний, которые были в истории нашей страны, четыре провела Лидия Ермошина на должности главы ЦИК. На этой карьерной ступени она уже 23 года. В ближайшие два года нас ждут две электоральные кампании: 17 ноября этого года избираются депутаты парламента, в 2020 году состоятся шестые выборы президента. О грядущих выборах, женском лице у власти, коттедже в Дроздах и личной драме мы поговорили с Лидией Михайловной.

- Лидия Михайловна, казалось, что перед объявлением выборов в парламент в ноябре 2019-го наверху что-то долго решалось…

- Ничего подобного. Но парламентские выборы пройдут на 10 месяцев раньше крайнего срока - нетипично, так сложилось впервые. Это решение было непросто принять. Глава государства размышлял в одиночестве, когда принимал это решение.

- Президент заговорил об изменении Конституции: мол, такую он не хочет оставлять тому, кто будет после него. Насколько серьезно и когда ее будут менять?

- Для обсуждения с обществом нужны конкретные предложения, по которым будет реформироваться Конституция. Их пока нет. Стоит вопрос о модернизации Основного закона. Глава государства говорит о перераспределении полномочий, я - об изменении некоторых избирательных принципов. Думаю, есть еще что-то у других органов. На данный момент эти идеи не аккумулировались в единый проект.

- Может, выборы президента будет проводить парламент? Такая идея есть?

- Думаю, нет. Президент, избранный парламентом, - фигура, близкая к декоративной. У нее представительские функции, тяжесть власти принадлежит премьер-министру. Это значит - перейти от президентской формы правления к парламентской. До 1996 года у нас была парламентско-президентская форма, сейчас - президентская форма правления. Население же в своей массе достаточно далеко от политики. Законы, правила жизни влияют на материальное благополучие, на разные социальные льготы, на нормы, по которым люди будут жить и работать. Вот это их трогает.

«Я УЖЕ ПЕРЕРАБАТЫВАЮ ДАЖЕ КРАЙНИЙ СРОК ДЛЯ ГОСЧИНОВНИКА»

- Следующую президентскую кампанию традиционно проведете вы?

- Наверное, если не снимут с работы. Я не свободна в принятии своих кадровых решений, это определяет человек, который назначает на должность, - глава государства. Очевидно, выборы-2020 для меня последние. В силу того, что я уже перерабатываю даже крайний срок для государственного чиновника - 65 лет. Этот срок мне продлен распоряжением главы государства до конца срока полномочий комиссии. Мой предел на этой должности - весна 2021 года.

На своей должности Лидия Ермошина находится 23 года, но не считает себя женским символом белорусской власти. Фото: Павел МАРТИНЧИК

На своей должности Лидия Ермошина находится 23 года, но не считает себя женским символом белорусской власти.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Парламентские выборы - крайне предсказуемая кампания. На президентских тоже не ждете сюрпризов?

- Еще далеко, не загадываю. Однозначно знаю, будет участвовать глава государства, он не скрывает своих намерений. Он молод, здоров, ему только 64 - для стран Азии, например, это вообще молодой возраст для политика. Да и Трампа выбрали, когда ему было 70. Так что главное - вопрос состояния здоровья и поддержки населения. Кто еще будет? Трудно сказать. Давайте посмотрим, что принесут парламентские выборы, кого выявят, как проявятся кандидаты.

- Президент у власти 25 лет, вы на должности 23. Получается, женское лицо белорусской власти - ваше.

- Мы обидим остальных, кто занимает более высокие посты.

- Вам хотелось что-то менять в карьере? Стать министром, главой Администрации?

- У меня не бывает желаний, которые слишком далеки от реальности. Давайте не будем забывать, что надо быть скромнее.

- Что для вас стало самым запоминающимся за 23 года работы в должности главы ЦИК?

- Конечно, начало. Для меня это был шок. В 1996 году меня назначали исполняющей обязанности, поскольку отстранили прежнего председателя комиссии Виктора Гончара. Была уверена, что приеду из Бобруйска на две недели. Насколько помню, назначили 14 ноября, а 24 ноября проходил референдум (он существенно расширил полномочия президента. - Ред.). Считала, что не достойна столь высокой должности, полагала, это временное замещение, даже боялась слово сказать перед телекамерой. А сейчас ее не замечаю. Сложно было приказать. Была настолько скромным деликатным человеком, что не могла в течение нескольких лет уволить водителя, который хамил и не устраивал меня. Учиться этому человеку скромному и интеллигентному непросто. И первые в моей должности председателя президентские выборы-2001 были сложными, тогда приехала масштабная миссия ОБСЕ. После референдума 1996 года было непросто в международных организациях.

- На сложность всех последующих выборов повлиял и референдум 1996 года, и то, что Виктор Гончар пропал без вести…

- В моральном смысле фигура Гончара для членов ЦИК не представляла значимости - он пришел в ЦИК в сентябре 1996 года, мы его не знали. За это время я встретилась с ним два-три раза на заседаниях комиссии. Он был нам чужд. Не скрывал, что остался депутатом, пришел поруководить процессом только на период проведения референдума. Его отстранение для членов комиссии не являлось не то что трагедией - даже драмой.

- А исчезновение?

- Это произошло в 1999 году. Могу скорбеть по-человечески, но говорить как об утраченном коллеге не могу. И давайте не буду говорить о том, к чему вообще не имею ни малейшего отношения.

«НЕ НАДО НА ВЫБОРЫ ПЕРЕКЛАДЫВАТЬ ВСЮ МЕРУ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ В СТРАНЕ»

- Недавно вы наблюдали за выборами в Украине, ездили в Казахстан после ухода с должности Назарбаева. Белорусы только в новостях у соседей видят сменяемость власти…

- И к чему она приводит? Еще понимаю, если бы этот опыт сменяемости, хоть в той же Украине, сказал нам - да, замечательно. Мы видим эту сменяемость даже насильственным путем. Выборы - не панацея. Все зависит от персоны, от личных качеств человека, которого избрали президентом. А не от того, насколько это демократически сделано. Не надо на выборы перекладывать всю меру ответственности за то, что происходит в стране. Выборы - всего лишь инструмент назначения на власть, и все. Все остальное зависит от того, какова эта власть, можно ли с ней разговаривать, слышит ли она.

- А как в Казахстане, у нас может быть?

- У нас нет этого института - лидер нации. У нас лидер нации обладает формальными полномочиями. Наш вариант более западный, они люди восточные.

На прошлой неделе президент обсудил ближайшие выборы с главой Администрации президента Натальей Кочановой (слева) и председателем ЦИК Лидией Ермошиной. Фото: БелТА

На прошлой неделе президент обсудил ближайшие выборы с главой Администрации президента Натальей Кочановой (слева) и председателем ЦИК Лидией Ермошиной. Фото: БелТА

- На Западе того, кто столько лет у власти, как у нас, называют по-другому, - диктатором.

- Неправда, на Западе есть масса примеров. Возьмем Черчилля, Де Голля с длительными сроками у власти. Ангела Меркель уже 14 лет у власти. Там тоже люди отказываются от дальнейшей политической деятельности потому, что состояние здоровья не позволяет. Видим госпожу Меркель (за месяц в новости попало три случая, когда канцлер ФРГ на публичном мероприятии не могла справиться с дрожью. - Ред.) - наверное, человек нездоров, пора уходить. У Черчилля были проблемы со здоровьем, Рузвельт вообще умер на четвертом сроке. Все истории известно, все зависит от того, насколько нация подготовила приемника. В Германии система власти преемственна, новая власть не расправляется с представителями прежней. В Украине сменяемость регулярная, но каждая новая власть объявляет прежний режим практически преступным. Нам, наверное, нужно сначала менять собственную политическую культуру.

«Я ОДНА, НО Я ЧЕЛОВЕК НЕ ОДИНОКИЙ»

- Если вашу фамилию ввести в поисковую систему Google, станет понятно, что людей интересуют личные вопросы, не рабочие. Как вы к этому относитесь?

- Кажется, обо мне все известно. У меня нет ни одного мужа, я дважды разведенный человек. У меня добрые, мирные отношения с бывшими мужьями, но говорить с ними не о чем, это чужие люди. Единственный сын умер два года назад, ему было 40 лет. Единственная родственница - сестра, которая живет в Москве.

- Так случилось, что в июне 2017 года и вы, и ваша сестра потеряли сыновей с разницей в пару недель…

- И мы считаем наших детей живыми. Они от нас не ушли. Я даже не воспринимаю это как-то иначе. Для меня это временная разлука. Мой сын Алексей - светлый человек.

- У вас есть близкие друзья?

- Три очень задушевные подруги живут в Бобруйске, есть подруги в Калининграде. Мы общаемся, я езжу, ко мне приезжают. Есть близкие люди, мне не нужны психоаналитики. Ну и счастье мое - книги. Говорят, это уход от действительности. Подтверждаю - уход от действительности совершенно безопасным способом. Небезопасный - это, наверное, наркотики. Так что я живу жизнью других людей... Из последнего очень понравилась книга «Клуб любителей чтения и пирогов из картофельных очисток», прочла разрекламированную книгу «Большая маленькая ложь». Отдушина для меня и природа - прогулки, наблюдения. Люблю театр, но, к сожалению, не с кем ходить. Мы с Лозовиками ходили: я, Николай Иванович (секретарь ЦИК в 2000 - 2016 годах, умер осенью 2016 года. - Ред.) с супругой. Так сложилось, что уже не с кем ходить… Я стесняюсь навязывать свое общество. Сейчас реже хожу. И одна.

- Коллеги поддерживают?

- Да, у нас замечательные отношения, хороший и теплый коллектив, который поддерживает. Я одна, но я человек не одинокий.

«ДОМ СОДЕРЖАТЬ ДОРОГО. ЧЕСТНО, РАБОТАЮ НА ЕГО СОДЕРЖАНИЕ»

- Один из запросов в поисковиках - о вашем коттедже в Дроздах…

- Это 270 квадратных метров - два этажа по 90 метров, такой же подвал. Если пройти по улицам в Дроздах, можно убедиться, что это один из самых маленьких домов. Туда любят приезжать мои родственники, друзья. Когда уйду на пенсию, материально будет тяжело его содержать, разумеется, придется сменить его на гораздо меньшее жилье.

- Дорогая коммуналка?

- Другим образом тяжело содержать. В любом доме постоянно что-то ломается, а ремонты - это дорого, дома технологичные. Это же не деревенская избушка, где можно нанять кого-то за 3 рубля кол прибить. А делать что-то постоянно надо: то калитку, то ворота. Раз в год необходимо оплатить услуги газовщика, который должен сделать профилактику. Если, не дай бог, засорилась канализация, дорогие услуги по очистке. Если откололась плитка на крыльце, может, и все крыльцо придется переложить. Надо платить человеку, который покосит траву, а летом это два раза в неделю. Еще электроника - поди разберись, почему ворота стали открываться сами по себе. Убираю я сама, но чтобы почистить шторы, надо раз в год вызывать фирму - чистка штор на двух этажах вместе с мебелью, обивкой стоит около тысячи евро. Для жизни в доме надо вкладывать много средств. Это не считая отопления, газа. У меня вроде и расход небольшой, но все равно: летом рублей 250, зимой рублей 400, иногда больше. На пенсии, конечно, дом содержать очень дорого. Честно, я работаю на его содержание.

Лидия Михайловна называет свой дом в Дроздах дорогой игрушкой. Дело не в коммуналке, а в том, что в доме надо постоянно что-то делать или чинить. Фото: nn.by

Лидия Михайловна называет свой дом в Дроздах дорогой игрушкой. Дело не в коммуналке, а в том, что в доме надо постоянно что-то делать или чинить. Фото: nn.by

- Живете на пенсию?

- На пенсию не проживешь. Сейчас я получаю общегражданскую пенсию, не как госслужащий. Пенсия - около 500 рублей, и то потому, что я заслуженный юрист, так было бы 400. Пенсия госслужащего где-то 1000 рублей. Но для этого нужно окончательно уйти с работы.

- На той вершине власти, на которой вы находитесь, чувствуется социальное расслоение в стране?

- Мои подруги - обычные пенсионерки. Конечно, у нас разное положение, им не просто. Тем не менее они живут достойно. Хорошо питаются, радуются жизни, у двух из них есть дачи, ходят на занятия фитнесом. Сказать, что они бедные и несчастные, нельзя. Единственное, плохо, что они не ездят в отпуск. Средств купить путевку нет, если только дети не помогут. С лекарствами справляются, проблема возникает тогда, когда надо провести работы, которые делаются только за деньги. Например, вставить зубы.

- Совсем уйти на пенсию не будет сложно?

- Нет, главное, продумать систему, определенный режим. Наверное, буду чувствовать себя несчастной, если буду спать, сколько хочу, смотреть телевизор вечерами. Мне нужно существовать в режиме - продумать, когда вставать, обязательно делать зарядку, утреннюю прогулку, записаться в бассейн. Расписать, по каким дням заниматься домашними делами, продумать отпуск и программу. Если все это сделать, жизнь, наверное, будет не пустой… Я и сейчас каждое утро гуляю с палками- немного, 25 - 30 минут. Вечером иду или в бассейн, или гулять. На пенсии обязательно увеличу эту активность. С другой стороны, в моем возрасте в любой момент можно превратиться в тяжелобольного человека - как тут загадывать?

«ЧЕГО В НАШЕМ ВОЗРАСТЕ БОЯТЬСЯ? АЛЬЦГЕЙМЕРА И ПАРКИНСОНА»

- По телевизору что обычно смотрите?

- Только новости - белорусские, российские, периодически «Евроньюс». Если касается белорусских, в основном БТ. Привыкла к утренним ведущим, они для меня как звук будильника. На кухне - радио, слушаю музыку. Как жить, не интересуясь новостями? Но не могу сказать, что я такой уж политизированный фанат - меня прежде всего интересует наша жизнь, жизнь ближайшего союзника.

- Но за сообщениями о здоровье Меркель следите.

- Возмущена комментариями! Заочно у нее все болезни вплоть до проказы нашли, просто издевательство над пожилым достойным человеком... Я желаю Меркель всяческого здоровья. Надеюсь, это не одно из таких сложных неизлечимых заболеваний. Чего в нашем возрасте бояться? Альцгеймера и Паркинсона. Я взволнована, сочувствую, надеюсь, что у нее все будет в порядке, и это действительно временный тремор, который связан с переутомлением. Я восхищаюсь Меркель, считаю, это самый значительный политик Европы последних лет. Причем очень скромный. Она мне нравится во всем, даже в критикуемых нарядах. Считаю, она одета уместно для своего возраста, нет ничего кричащего. Вот как одевалась Тереза Мэй (экс-премьер Великобритании. - Ред.), мне совершенно не нравилось. По-моему, мини-юбки в нашем возрасте совсем не годятся.

- Если говорить о дресс-коде женщин во власти, не могу не спросить о не совсем привычном для вас ярком голубом костюме, в котором вас запечатлели телекамеры во время обсуждения с президентом выборов. Шили?

- В нашем ателье на Мясникова есть хорошая портниха. К сожалению, возрастная, но, надеюсь, еще поработает. Все время говорю, что пока не проводит меня на пенсию, сама не имеет права пойти. Она шьет в основном из тех тканей, которые в ателье выставлены на витрине. Этот голубой костюм я придерживала, он сшит к выборам 2016 года. Так случилось, что когда в 2017 году ушел сын, я больше не надевала никаких ярких вещей. Приберегла яркий костюм к выборам.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Лидия Ермошина: «А способен ли электорат оценить честность, порядочность? Или он уже деградировал?». Рецепт борща от председателя ЦИК (читать далее)

Лидия Ермошина: Если в женщине-кандидате будет стервозность, сжав зубы, буду относиться к ней ровно (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также