2019-09-03T22:16:55+03:00
КП Беларусь

Заработали миллион долларов, чудом выжили, везли груз 200, переодевались в женщин. 50 фактов о «Песнярах», которым 1 сентября - 50 лет

«Комсомолка» собрала впечатляющие факты о «Песнярах», которые официально появились ровно полвека назад [фото, видео]
Поделиться:
"Песнярам" 1 сентября 2019-го исполняется 50 лет. Фото: Архив Владислава Мисевича"Песнярам" 1 сентября 2019-го исполняется 50 лет. Фото: Архив Владислава Мисевича
Изменить размер текста:

1. Из первого состава с нами два музыканта

Весной-летом 1968-го после неполного года работы в «Орбите-67» Владимир Мулявин собирает свой состав. Это уже выступавший с ним Влад Мисевич, сослуживцы по музыкальной роте в Уручье Валерий Яшкин и Леонид Тышко, а также Валерий, старший брат Мулявина. Мисевич рекомендует барабанщика Александра Демешко. С ними и супруга Мулявина Лидия Кармальская, мастер художественного свиста. То есть первые будущие «песняры» стали работать вместе 51 год назад. Сегодня встречают юбилей коллектива только выступающий в «Белорусских песнярах» Владислав Мисевич и живущий в Израиле Леонид Тышко, оба заслуженные артисты БССР. Всего же из почти 50 выступавших в мулявинских «Песнярах» музыкантов уже нет 17 человек. Первым не стало Валерия Мулявина, а в этом году погиб гитарист состава конца 1990-х Аркадий Ивановский.

Леонид Тышко (первый слева) гостил в 2014-м в Минске на концерте «Белорусских песняров», где выступает Владислав Мисевич (второй слева). Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Леонид Тышко (первый слева) гостил в 2014-м в Минске на концерте «Белорусских песняров», где выступает Владислав Мисевич (второй слева).Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

2. Гастролировали по колхозам

Мулявину и компании не сразу дали статус ансамбля, сказав покататься по городам и весям в бригаде с другими артистами. Такие формации показывали номера разных жанров и приносили доход филармонии. А осенью 1968-го музыкантов ввели как аккомпаниаторов в состав ревю «Лявоніха» - эстрадной солянки, на которой минская филармония зарабатывала в крупных городах БССР и других республик. Артисты, рассчитывавшие на самостоятельность, начали скандалить. Но единственное, чего добились, - утверждение Мулявина музруководителем.

Первый состав «Лявонов» на телесъемке. Фото: vma-pesnyary.com

Первый состав «Лявонов» на телесъемке. Фото: vma-pesnyary.com

3. Пели свою версию «Хмуриться не надо, Лада»

Написанная на те же самые стихи Михаила Пляцковского, она появилась почти одновременно со шлягером Владимира Шаинского. Тогда будущий лидер «Песняров» Владимир Мулявин выступал в ансамбле «Орбита-67» Белгосфилармонии, кстати, с другим будущим «песняром» Владиславом Мисевичем. Он вспоминал, что публика удивлялась незнакомой мелодии, но принимала номер хорошо. Потом песня перешла в «Лявоны» - предтечу «Песняров».

Песни Лявонов , в том числе Ладу , можно послушать в этом ролике фэйсбук-сообщества Песняры своего времени .

4. Записали пластинку благодаря бане

Зимой 1969-го в Москве на фирме грамзаписи «Мелодия» должны были записывать пластинку «Лявоніхі». Но выяснилось, что певец Эдуард Мицуль вместо студии отправился в баню. Чтобы не срывать планы, на гибкий диск записали песню «Ты мне вясною прыснілася» аккомпанирующего ансамбля, который срочно назвали «Лявоны», и номер «Экспромт» вокального квартета «Нарочанка» - подыгрывали снова-таки «Лявоны». Перед началом нового сезона с этой пластинкой в качестве аргумента «Лявонов» прослушал худсовет филармонии 1 сентября 1969-го и дал разрешение называться вокально-инструментальным ансамблем. Тогда же музыканты вместе с Лидией Кармальской и тем самым Мицулем стали работать самостоятельно.

Эдуард Мицуль стал для будущих «Песняров» первым педагогом по вокалу. Фото: Архив Марины Мулявиной

Эдуард Мицуль стал для будущих «Песняров» первым педагогом по вокалу. Фото: Архив Марины Мулявиной

5. Переводили The Beatles и Тома Джонса

Начав с чужого материала, сами артисты переводили иностранные шлягеры. Так, первый клавишник ансамбля Валерий Яшкин написал русский текст к While My Guitar Gently Weeps, Obladi-oblada и Yesterday любимых нашими музыкантами The Beatles, а также «Дилайлу» Тома Джонса (как выяснила музыковед Ольга Брилон, номер маскировали от цензуры под «мальтийскую песню»). Яшкин также написал слова для одной из первых своих песен ансамбля - номера-визитки «Лявоны». А первый бас-гитарист Леонид Тышко за ночь написал слова для песен «Ноч Купальская» и «Як жа мне ў любві сваёй прызнацца», которые вошли в фильм «Ясь и Янина». Кстати, стихи Тышко считали лучшим подарком на дни рождения в первые годы «Песняров», делился первый звукорежиссер ансамбля Николай Пучинский. Леонид Борисович и теперь по случаю пишет стихотворения, упоминая в них «Песняров»:

На золотом крыльце сидели:

Царь, царевич, король, королевич,

Мулявин, Мисевич, Тышко, Борткевич,

Яшкин Валера, Мулявин Валера,

Демешко Саша - и молодость наша.

Знаменитая Obladi-oblada в версии Лявонов поначалу вызывала шквал критики от ретроградов в худсоветах.

6. За название обещали дать 30 рублей

Когда летом 1970-го стало ясно, что «Лявоны» едут от БССР на Всесоюзный конкурс артистов эстрады, чиновники потребовали сменить название ансамбля. Мол, слишком простонародно. Другая версия есть в воспоминаниях кинорежиссера Владимира Орлова: Лявон по-русски - Леонид, что могло напоминать о Брежневе. Ансамбль узнал о проблеме на гастролях в Пинске. Причем в филармонии успели объявить конкурс с призом 30 рублей на лучшее название. Говорят, были варианты «Веселые голоса», «Орлы», «Полесские зубры»... Тем временем Владимир Мулявин отправил бас-гитариста Леонида Тышко и духовика Владислава Мисевича в пинскую библиотеку. Сегодня сложно установить, у кого из классиков выловлено слова «пясняр» (Тышко помнит, что у Якуба Коласа, Мисевич - что у Янки Купалы). Но именно этот вариант устроил и чиновников, и коллектив. Правда, 30 рублей Тышко так и не отдали.

Уже как «Песняры», о чем свидетельствовало изменение надписи на барабане, ансамбль поехал на конкурс в Москву. Фото: Архив Владислава Мисевича

Уже как «Песняры», о чем свидетельствовало изменение надписи на барабане, ансамбль поехал на конкурс в Москву. Фото: Архив Владислава Мисевича

7. Везли суточные в Москву в кальсонах

В минской филармонии были не особо рады участию «Песняров» в конкурсе артистов эстрады. Поначалу их хотели послать как аккомпаниаторов для жены Мулявина Лидии Кармальской, ехавшей с номерами художественного свиста. Но все-таки дав право участвовать в конкурсе, суточные музыкантам выписали лишь до конца первого тура. Мол, этим-то ничего не светит. Когда «Песняры», единственные из белорусов, прошли дальше, худрука филармонии Григория Анчикова отправили с дополнительными командировочными в Москву. Владислав Мисевич вспоминает в своей книге «Песняры. Я роман с продолженьем пишу…»: «Пачка денег (по 2 рубля 20 копеек в день на каждого) была зашита в его кальсоны. Свой тайник минский гость «раскрыл» прямо в Театре эстрады: сказал окружить его поплотнее и вспорол шов».

До 1974 года в составе ансамбля выступала жена Мулявина Лидия Кармальская - и даже на всесоюзный конкурс «Песняров» поначалу пускали как ее аккомпаниаторов. Фото: Личный архив Марины Мулявиной

До 1974 года в составе ансамбля выступала жена Мулявина Лидия Кармальская - и даже на всесоюзный конкурс «Песняров» поначалу пускали как ее аккомпаниаторов. Фото: Личный архив Марины Мулявиной

8. На первом концерте высадили дубовые двери

После второго места (первое в том году не вручалось) на всесоюзном конкурсе, разделенного со Львом Лещенко, первый концерт ансамбля был в Гомеле. Туда «Песняры» поехали еще в составе той самой бригады с Эдуардом Мицулем. Видимо, это был первый случай в истории Белгосфилармонии, когда на концерт ее артистов высадили двери во Дворце культуры. Благодаря телетрансляциям конкурса «Песняры» сразу стали звездами!

За спиной Мулявина (в центре) и его сослуживцев - двери гомельского ДК, которые в 1970-м снесут поклонники на первом концерте ансамбля. Фото: Личный архив Марины Мулявиной

За спиной Мулявина (в центре) и его сослуживцев - двери гомельского ДК, которые в 1970-м снесут поклонники на первом концерте ансамбля. Фото: Личный архив Марины Мулявиной

9. «Александрыну» помог написать кот

Старшая дочь лидера «Песняров» Марина вспоминает в совместной с музыковедом Ольгой Брилон книге «Владимир Мулявин и Лидия Кармальская. Недосказанное…» историю написания песни «Александрына». Дома у семьи постоянно жили животные. «Как-то кот Люсик трогал лапкой гитарные струны, когда папа рассказывал маме о новом солисте Лене Борткевиче, - вспоминает Марина Владимировна. - И вдруг отец прислушался, произнес «О!» и ушел на кухню. Может, бренчание это ему что-то подсказало, но наутро он спел маме «Александрыну». Мы потом смеялись: «Люсик написал «Александрыну». А уже пару дней спустя Борткевич пел эту вещь на творческом вечере автора слов Петруся Бровки в Москве. Новичку еще не успели сшить костюм и одолжили брюки и пиджак из другого комплекта.

Александрыну обожали на танцах 1970-х - номер на первой пластинке Песняров длился почти 7 минут.

10. Первый альбом записали за два дня

Диск-гигант на студии «Мелодия» причитался «Песнярам» как один из призов по итогам конкурса артистов эстрады. Главные хиты диска стали первыми шлягерами «Песняров»: «Александрына», «Ты мне вясною прыснілася», «Ручнікі», «Касіў Ясь канюшыну», «А ў полі вярба», «Ой, рана на Йвана». Студия «Мелодия» позволяла записывать на невиданный для СССР четырехканальный пульт в стереорежиме отдельно инструментал и отдельно вокал. «Песнярам» хватило на запись всего 4 смены по 4 часа - два полных рабочих дня: песни были готовы с 1 - 2 дублей. После этого в Москве заговорили о скоростных белорусах. Кстати, 2 - 3 дня потребовалось «Песнярам» и в 1993-м в Нидерландах, когда на студии Philips они записали свой первый CD.

В большой студии на первом уровне бывшей церкви писались белорусские ВИА. Фото: Anubis (pastvu.com), novikovski.livejournal.com

В большой студии на первом уровне бывшей церкви писались белорусские ВИА. Фото: Anubis (pastvu.com), novikovski.livejournal.com

11. Умели играть с драйвом

Критики «Песняров» (впрочем, как и всей советской эстрады) частенько упрекали ВИА в статичности на сцене. Правда, поначалу ансамбль пытался с этим впечатлением бороться. То с подачи режиссера Владимира Орлова в номере «Касіў Ясь канюшыну» музыканты стали двигать грифами гитар наподобие кос. То на концерте ко Дню милиции в 1970-м барабанщик Александр Демешко буквально выскакивает из-за установки после «Ручнікоў». С драйвом выступил ансамбль на фестивале в Сопоте с песней «Ой, рана на Йвана» - музыканты сильно увеличили темп. А перед конкурсом артистов эстрады музыканты надеялись на помощь режиссера. Для этого пригласили на репетицию заехавшего на театральную постановку в Минск московского профи. Вот только он, вспоминает Леонид Борткевич в своей книге «Песняры» и Ольга», в пустом зале просил еще и еще петь для него «Темную ночь». Оказалось, специалист хорошенько выпил и хотел просто расслабиться.

Один из самых ярких роликов Песняров - драйвовое выступление в Сопоте в 1971-м: артисты впервые за границей.

12. Убирали упоминания о Боге из народных песен

Мулявин пользовался сборниками этнографа XIX века Павла Шеина и знал: в текстах народных песен полно религиозных мотивов. Некоторые из них проходили советскую антирелигиозную цензуру, как повтор «Ой, божа ж мой!» в песне «Хлопец пашаньку пахае». А вот в «Саўку ды Грышку», где народ пел про «Езуса-хлапца», у «Песняров» звучало «малога хлапца». Такую адаптацию теста, кстати, еще в 1920-х сделал Янка Купала.

Вот так звучит, казалось бы, безобидная народная песня, когда в ней учитывают все идеологические нюансы.

13. Зрители падали на колени на балладах о войне

В первое десятилетие в репертуаре «Песняров» было сразу несколько баллад, посвященных войне. Есть свидетельства поклонников ансамбля, что во время исполнения «Балады аб чатырох заложніках» на стихи Аркадия Кулешова в Беларуси люди падали на колени после описания казни детей партизанского командира Батьки Миная. Мулявин как раз почти речитативом чеканил коду: «Вось і ўсё… Перад Бацькам Мінаем устаньце ўсе бацькі на калені!»

«Песняры» более 10 лет успешно собирали стадионы и Дворцы спорта. Фото: Личный архив Марины Мулявиной

«Песняры» более 10 лет успешно собирали стадионы и Дворцы спорта. Фото: Личный архив Марины Мулявиной

14. Везли груз 200 из Ялты

Огромным ударом для Владимира Мулявина и всех «Песняров» стала гибель его брата Валерия в Ялте. Ансамбль приехал туда на несколько концертов в середине июля 1973-го. На это время пришелся день рождения звукорежиссера ансамбля Николая Пучинского - 14 июля. Но поскольку завтра была работа, вспоминал не раз он, обошлись без особых возлияний. Валерий, говорят музыканты, собирался переселиться к брату в гостиницу получше и после мини-торжества пошел за вещами. Дальнейшее покрыто тайной. На заре «Песняров» разбудила милиция: найден мертвым Мулявин. Оказалось, что это Валерий. Говорили, что он мог присесть на парапет и не заметить поливальной машины или просто сорваться с него. Судачили и о таинственной девушке, оказавшейся рядом. А еще был слух, что местные уголовники проиграли в карты Мулявина, но по стечению обстоятельств им оказался Валерий. Следствие остановилось на версии несчастного случая, но родственники и коллеги считали, что речь идет об убийстве. Так или иначе, вечерний концерт «Песняров» не отменили - даже настояли, чтобы он был сыгран, дабы не сеять панику. Владимир Мулявин на этом концерте, вспоминал клавишник Владимир Николаев в мемуарах, в какой-то момент просто отвернулся от зала - душили слезы, он не мог допеть номер. Почти не было на выступлении аплодисментов. А после концерта молодняк отправили домой, а Мисевич, Тышко, Демешко, директор коллектива Лев Божко вместе с Владимиром Мулявиным готовили к отправке в Минск тело Валерия. Мисевич пишет в книге: «И все сами, никто не помогал: в морге переложили Валеру в цинковый гроб, а работяги только вбивали гвозди в тяжеленные деревянные доски поверх. Потом сопровождали Валерку из морга в аэропорт, а там - самолетом в Минск. Так и узнали, что такое груз 200 - от земли не оторвать!»

Говорят, со смертью Валерия Мулявина его младший брат Владимир потерял часть себя. Фото: Юрий Скворцов, pesnyary.com

Говорят, со смертью Валерия Мулявина его младший брат Владимир потерял часть себя. Фото: Юрий Скворцов, pesnyary.com

15. Называли друг друга Главбух, Тыква и Таракан

В основном прозвища музыкантов образовывались от имен и фамилий (нередко еще до прихода в ансамбль): Владимир Мулявин - Муля, Александр Демешко - Шурик, Анатолий Кашепаров - Коша, Валентин Бадьяров - Бэдя, Владимир Николаев - Николашка, Александр Растопчин - Растоп. Леонида Тышко называли Лявоном, но чаще все-таки Леней. Потому пришедшего в 1970-м Леонида Борткевича для различия частенько звали Леша. Старший брат лидера ансамбля получил прозвище Ювелир. Когда его начинал критиковать Мулявин-младший, Валерий отвечал: «Да я по сравнению с вами - ювелир!» Наверное, неспроста у тромбониста Октая Айвазова было прозвище Главбух. Стажер ансамбля начала 1980-х Владимир Кудрин ходил в белой шляпе и получил прозвище Лорд. А отвечавшего за дисциплину Владислава Мисевича называли Змеем. Кстати, многие прозвища зафиксировал в своем дневнике за 1980 год пианист ансамбля, композитор Игорь Паливода (этот фрагмент опубликован в книге Людмилы Крушинской «Владимир Мулявин. Нота судьбы»). Так, Владимира Мулявина еще называли Лысый и Голова, Леонида Борткевича - Радзивилл (он не раз рассказывал, что является потомком знатного рода) и Александрино (по главному исполненному шлягеру), молчаливого Леонида Тышко - Хмурый, показывавшего пантомимы Николаева - Таракан. Из-за комплекции ударник Александр Демешко звался Тыквой, сам Паливода - Ицик. Были и те, чьи прозвища, как пишет музыкант, непечатны.

C первых лет, как и во многих музыкальных коллективах, в «Песнярах» были приняты прозвища. Фото: Юрий Иванов

C первых лет, как и во многих музыкальных коллективах, в «Песнярах» были приняты прозвища. Фото: Юрий Иванов

16. Стриглись по требованию партработников

Перед загранкомандировками парторги филармонии и райкома требовали от «Песняров» не только знаний о членах Политбюро и съездах КПСС, но и опрятного внешнего вида. Так, перед первой зарубежной поездкой в польский Сопот всех музыкантов в обязательном порядке отправили в ближайшую парикмахерскую. А однажды музыкантов в широких брюках клеш и с более длинными, чем следовало, волосами отчитал за неопрятный внешний даже посол СССР в ГДР Петр Абрасимов. Не трогали чиновники только усы, наверное, считая их чем-то вроде сценического грима. Впрочем, когда Мулявина однажды сильно достали придирками о внешнем виде, он не только постригся, но и в знак протеста максимально укоротил свои знаменитые усы. После этого блюстители морали дергали его меньше. Мало того, порой он выходил на сцену с бородой - и в начале истории «Песняров», и на гастролях по США в 1977-м, и в конце 1980-х в Африке.

По этой фотографии «Песняров» 1971 года из польского Сопота видно, что все белорусские музыканты аккуратно подстрижены, а вот в Чеславе Немене, первой встреченной зарубежной звезде, сразу узнаешь рокера. Фото: Архив Леонида Тышко, pesnyary.com

По этой фотографии «Песняров» 1971 года из польского Сопота видно, что все белорусские музыканты аккуратно подстрижены, а вот в Чеславе Немене, первой встреченной зарубежной звезде, сразу узнаешь рокера. Фото: Архив Леонида Тышко, pesnyary.com

17. Переодевались в женские наряды ради роли в кино

«Песняры» несколько раз снимались в художественных фильмах. Где-то, как в «Этой веселой планете», появлялись в роли самих себя. В сказке «Горя бояться - счастья не видать» ансамбль изображал скоморохов, в фильме «Ясь и Янина» - студенческий стройотряд. А для эпизодов в телеспектакле «Камедыянт» ради смеха Валерию Дайнеко и вовсе пришлось облачиться в женский наряд. Кстати, уже «Белорусские песняры» в 2000-м снимались для новогоднего шоу на белорусском ТВ с песней «Рэкрут», где тоже примерили женские наряды: Игорь Пеня исполнил роль матери, что «біла дзеўку (ее сыграл Олег Аверин. - Ред.) бярозавым прутам».

«Песняры» играли совершенно разные роли в фильмах «Горя бояться - счастья не видать», «Ясь и Янина», «Эта веселая планета» и «Камедыянт».

«Песняры» играли совершенно разные роли в фильмах «Горя бояться - счастья не видать», «Ясь и Янина», «Эта веселая планета» и «Камедыянт».

18. Охраняли канцлера ФРГ

За границей музыканты «Песняров» находились под присмотром сотрудника КГБ. Обычно он ехал как администратор, и без его разрешения нельзя было ни пойти на прогулку, ни заглянуть в магазин. А однажды, когда «Песняры» выступали на выставке БССР в Франкфурте-на-Майне, туда приехал сам канцлер ФРГ Вилли Брандт. Правда, у входа в павильон, вспоминает Владислав Мисевич, политика встречала толпа разъяренных демонстрантов. И только что выступивших «Песняров» комитетчики попросили задержаться и поставили в первое кольцо охраны Брандта, чтобы провести его в павильон, вспоминает в своей книге Влад Мисевич.

Чтобы охранять Брандта, порой использовали не только неприметных профессионалов. Фото: willy-brandt-biography.com

Чтобы охранять Брандта, порой использовали не только неприметных профессионалов. Фото: willy-brandt-biography.com

19. Пели песни репрессированных авторов

У «Песняров» есть несколько песен, которые по разным обстоятельствам записали в народные. Например, «Ручнікі» промаркирована так на конверте первой пластинки. А ведь написал ее полоцкий композитор Георгий Петренко на стихи известной поэтессы Веры Вербы. Почему вышла такая оплошность? Возможно, редакторы «Мелодии» что-то перепутали - обработок народных песен на виниле хватает. А музыканты знали Петренко, представляли его на концертах в Полоцке и Новополоцке. На второй пластинке как народная отмечена «Нашто бабе агарод». Эту песню на стихи Янки Купалы написал Алексей Туренков, который в годы войны оказался на оккупированной территории Беларуси, а потом - в ГУЛАГе. И хоть еще в 1955-м его амнистировали, «Мелодия», где тоже был свой особый отдел, внесла исправления. А не так давно музыковед Ольга Брилон писала, что у всем известной «Купалінкі» есть авторы. Песня родилась для спектакля в Белорусском драмтеатре, ее слова написал Михась Чарот, а музыку - композитор Владимир Теравский. Оба - репрессированы.

Между тем названные народными Ручн к были одной из первых телезаписей Песняров ..

20. Обвиняли в подпольной торговле пластинками

В середине 1970-х в компетентные органы поступил сигнал: в Ростове-на-Дону музыканты «Песняров» с рук спекулируют своими винилами. Тогда их диски, конечно, сметали с прилавков, но тиражи постоянно допечатывались фирмой «Мелодия». И хоть чекисты с милицией, а еще ЦК КПБ и Минкульт БССР терзали музыкантов, мол, где еще торговали пластинками, подтверждения сигналу не нашли.

Народная любовь к Песнярам действительно была огромна, хоть в фильме Диск сцены с рукоплещущим залом - постановка.

21. Во время концерта «Песняров» началось землетрясение

Пианист ансамбля Владимир Николаев вспоминает в мемуарах концерт 1974 года в столице Таджикистана Душанбе: «В композиции «Ванька-встанька» в кульминационный момент, когда грохнули ударные и шарахнула бас-гитара, сцена вдруг закачалась, а зрители вскочили со своих мест и бросились на выход. «Ничего себе эффект!» - не успел и подумать я, как наш администратор замахал из-за кулис и заорал: «Бегом! Землетрясение!» В то же мгновение мы увидели, как по стене зала пошли трещины, и ретировались со сцены. Концерты отменили».

Ванька-встанька на стихи Евгения Евтушенко стал одной из первых проб Владимира Мулявина и Песняров в крупной форме..

22. Зарабатывали в день, как советский врач за месяц

Владислав Мисевич вспоминает в мемуарах, что получал в первом коллективе сразу после армии около 120 рублей зарплаты, а вдобавок - 4 рубля за каждое выступление. Получалось в сумме около 200 рублей в месяц, но выплаты за концерты давали только раз в квартал. Так что музыканты жили на зарплату и командировочные - 1 рубль 75 копеек в пределах Беларуси и 2 рубля 20 копеек в других республиках СССР. Со временем музыкантам платили по 6 за концерт, а с образованием «Лявонов» - 7,5 рубля (Мулявину - плюс рубль за руководство). После московской победы ставка артиста за концерт выросла до 33 рублей за выход. Правда, ансамбль оформили в документах не как эстрадный ВИА (так выходило 20 рублей), а как коллектив «камерного сольного (хорового) пения». Тем не менее за 3 - 4 концерта выходила зарплата средней руки советского врача, а столько выступлений у «Песняров» было в зените славы за день. А дней в одном городе могло оказаться 8 - 10. Пик финансового благополучия пришел, когда за выступления в многотысячных Дворцах спорта стали платить двойную ставку - 66 рублей. Правда, вскоре Минкультуры СССР сначала упразднило двойные ставки, а затем «Песняров» вернули в эстрадную категорию, и за концерт артист получал 20 рублей. Любопытно, что зарплата у музыкантов оставалась прежней - около 120 рублей.

«Песняры» могли давать по 3 - 4 концерта в переполненных Дворцах спорта в день. Фото: Юрий Иванов

«Песняры» могли давать по 3 - 4 концерта в переполненных Дворцах спорта в день. Фото: Юрий Иванов

23. В мультиках пели за лягушку и за коня

Первый мультфильм, который озвучили «Песняры», - «Квака-задавака», выпущенный в 1975-м на «Беларусьфильме». Там Анатолию Кашепарову досталась партия хвастливого лягушонка: «А мне любое море, море - по колено, а мне любые горы по плечу!» А всем ансамблем «Песняры» спели песню лягушат «Веселые, зеленые, лупатые». Обе вещи написал молодой Эдуард Ханок. Второй раз ВИА озвучивал на нашей студии мультфильм «Пра рыцара, што нікога не баяўся». Владимир Мулявин запевал: «Ой, п’яны я, п’яны…», Валерий Дайнеко пел за парня, который просил совета у «сівога коніка», а Игорь Пеня басил за этого самого коня: «Не люб чужых жонак, бо ты сваю маеш!» И конечно, песня «Касіў Ясь канюшыну» стала намного популярнее, прозвучав в выпуске «Ну, погоди!». Кстати, говорят, что именно «Песнярам» предлагали спеть в «Бременских музыкантах», но что-то не сложилось.

«Песняры» засветились в нескольких мультфильмах национальной киностудии - "Квака-задавака" и "Пра рыцара, які нікога не баяўся". Фото: кадры из анимационных лент

«Песняры» засветились в нескольких мультфильмах национальной киностудии - "Квака-задавака" и "Пра рыцара, які нікога не баяўся". Фото: кадры из анимационных лент

24. В «Песнярах» выступали две женщины

Лидия Кармальская, первая супруга Владимира Мулявина, работала с ним вместе 16 лет, из которых 5 - в «Песнярах». Причем до ансамбля именно она была звездой в их семейно-творческом тандеме благодаря редкому жанру художественного свиста, в котором выступала. Марина, дочь Кармальской и Мулявина, вспоминает: «Мама была на сцене до 7-го месяца беременности моим братом Володей - до мая 1974 года. Помимо того, что она вела концерты, у Лидии Алексеевны был сольный выход с тремя номерами, а «Песняры» ей аккомпанировали... В ансамбле к ней тянулись ребята, даже называли Мать». А второй дамой-солисткой была Людмила Исупова, исполнявшая прежде всего женские партии в опере-притче «Песня пра Долю». Однажды из-за конфликта ее заменили на другую солистку Ольгу Хиженкову, но та продержалась считаные концерты, и Исупова вернулась на сцену.

Единственная сохранившаяся запись Лидии Кармальской - аккомпанируют ей будущие Песняры .Бел. нар. песня, У. Муляв н/ Л. Кармальская Видео для группы: "Песняры" Владимира Мулявина Присоединяйтесь: https://ok.ru/group/54657860567140

25. Боялись давать автографы на фотографиях

Однажды на концерте «Песняров» поймали людей, которые из-под полы продавали фото ансамбля с автографами его участников, рассказывает в своей книге Владислав Мисевич. Накануне проворные ребята были на выступлении, представившись фотокорами газет и журналов, за ночь отпечатали фото. А поутру подловили музыкантов и попросили подписать фото для себя, друзей и, наверное, всего трудового коллектива. Следователи поначалу сделали вывод, что «Песняры» в доле у ловкого фотографа. Но ничего на это не указывало, и дело замяли. Только вот музыканты еще какое-то время остерегались ставить автографы на фото с концертов и порой запрещали съемку.

Обычное фото могло обернуться крупными неприятностями для ансамбля. Фото: Архив Марины Мулявиной

Обычное фото могло обернуться крупными неприятностями для ансамбля. Фото: Архив Марины Мулявиной

26. В рок-опере требовали переписать Купалу

С институтом цензуры в виде филармонического худсовета «Песняры» сталкивались при сдаче каждой новой программы раз в пару лет - будь то песни или сочинения посолиднее. Крепко досталось опере-притче «Песня пра Долю»: худсовет требовал от Мулявина переписать Янку Купалу. У классика в «Адвечнай песні», которая и стала основой оперы, умерший после тяжелых невзгод главный герой встает из могилы, видит, что все вокруг по-прежнему, и снова уходит из этого мира. Чтобы не уничтожить работу, в качестве финала Мулявин добавляет еще одну арию Мужика из стихотворения «Мужык» со словами: «Я буду жыць, бо я - мужык!» В итоге опера, задуманная Валерием Яшкиным и поставленная им и руководителем «Хорошек» Валентиной Гаевой, была в прокате более двух лет.

Песню пра Долю исполняли более двух лет.

27. Цитович так и не простил Мулявина

Белорусские фольклористы Рыгор Ширма и Геннадий Цитович восприняли обработки народных песен в версии «Песняров» в штыки. Они писали на эту тему критику в прессе, высказывались на всевозможных заседаниях. Но с Ширмой Мулявина помирил Лученок. Он, вспоминает Влад Мисевич, свел их на банкете по случаю дней культуры Беларуси в Чебоксарах и буквально заставил поднять мировую. А вот руководитель народного хора Геннадий Цитович до конца жизни не принял самоучку Мулявина. Когда тот в середине 1980-х подавал документы на членство в Союзе композиторов, то получил на голосовании только один голос против - от Цитовича. Протоколы собрания, опубликованные в книге Людмилы Крушинской «Владимир Мулявин. Сэрцам і думамі», фиксируют его слова, что лидер «Песняров» положил народную песню в прокрустово ложе современности. Любопытно, что куда теплее относился к «Песнярам» руководитель народного оркестра Иосиф Жинович - у этого коллектива были даже совместные концерты с ансамблем.

Даже самые яркие примеры работы ансамбля с народной песней, как та же Перапёлачка , не впечатляли маститых фольклористов.Белорусская народная песня, обработка Владимир Мулявин, вокал Леонид Борткевич, запись 1974 года

28. Получали за пластинку 112 рублей

«Песнярам» нечасто предлагали зафиксировать материал. Поэтому пластинки, кроме первой, кантаты «Гусляр» и цикла «Через всю войну», - это не столько отражение реального репертуара ансамбля, сколько условный срез и старого, и нового материала. К примеру, «Крик птицы» начали петь в 1973-м, а вышла пластинка с этой песней только в 1978-м - редактура «Мелодии» все советовала повременить с этой вещью. Та же история и с двойным концертником «Зачарованая мая» - тут есть номера и эстрадного плана, и из программ календарно-обрядовых песен, «Я нясу вам дар» на стихи Купалы, «Веселые нищие» на слова Роберта Бернса. К сожалению, все крупные формы ансамбля, кроме «Гусляра» и военного цикла, остались в любительских записях. К слову, у «Песняров» вышло 7 альбомов на виниле (на 9 дисках), полтора десятка мини-пластинок, 2 CD. При этом только в изданной государством в считаных экземплярах антологии творчества ансамбля 21 диск. А за 15 лет c 2004-го к ним добавился бы еще добрый десяток CD раскопанных поклонниками раритетов! А еще за участие в записи винила-гиганта каждый «песняр» получал единовременные 112 рублей на счет в сберкассе. От тиражей никаких отчислений не причиталось. Потому ансамбль не спешил в студию: усилий на подготовку и запись много, а вознаграждение - как сумма за 2 - 3 концерта.

«Песняры» выпустили 7 альбомов на 9 виниловых дисках, но они не стали для них источником сверхдоходов, несмотря на огромные тиражи.

«Песняры» выпустили 7 альбомов на 9 виниловых дисках, но они не стали для них источником сверхдоходов, несмотря на огромные тиражи.

29. Получили загранпаспорта и вагон до Берлина по приказу Машерова

Когда в первой половине 1970-х первый секретарь Компартии Беларуси Петр Машеров возглавлял делегацию республики в Берлине, он решил, что там должны выступить «Песняры». Спустя несколько часов о его решении узнал и ансамбль, который мирно репетировал на своей точке во Дворце культуры автозавода. К ним зашли люди в строгих костюмах и приказали срочно заполнять документы на выезд за рубеж. Спустя несколько часов артисты получили на руки загранпаспорта, специально для них к московскому поезду прицепили вагон до Берлина. А после концерта Машеров даже извинился, что оторвал от творческой работы.

В июле 1973-го «Песняры» уже ездили в Берлин - на X Всемирный фестиваль молодежи и студентов.

В июле 1973-го «Песняры» уже ездили в Берлин - на X Всемирный фестиваль молодежи и студентов.

30. Мулявин ненавидел «Вологду»

Номер этот появился в ансамбле, когда «Песняров» пригласили сыграть на вечере поэта Михаила Матусовского. Вдобавок к уже популярным на весь СССР песням «Московские окна», «Березовый сок» и «Черное море мое» клавишник Владимир Николаев предложил песню о своей родной Вологде на стихи Матусовского. Вещь эту из позабытого спектакля приняли со скрипом и долго не могли найти для нее музыкального решения, пока тот же Николаев не принес на репетицию баян и вариант вступления. Все посмеялись, но песню оставили в программе, уверенные: это на один раз. Но на творческом вечере после ее исполнения ансамблем (солировал Анатолий Кашепаров) - долгая овация. Потому в конце концерта «Песняров» снова выпустили на сцену с «Вологдой» - вопреки всем канонам советского ТВ и прямых эфиров. С того времени без этой песни не мог обойтись ни один концерт ансамбля. Говорят, Мулявин так возненавидел «Вологду», что на ней выходил за кулисы покурить. А когда в 1980-х «Песняры» показывали крупные формы вроде программы о войне или цикла на стихи Маяковского, из зала регулярно звучало: «Вологду» давай!»

Тот самый бис , который сделал Вологду всенародно любимой песней.

31. Американский импресарио упал перед «Песнярами» на колени

Дело в том, что рискнувший в 1976-м впервые привезти в Америку советский бенд Сид Гаррис заработал на их концертах миллион долларов. «Песняры» тогда побывали в 13 городах южных штатов вместе с местной кантри-группой The New Christy Minstrels. Все концерты были аншлаговыми, а буквально со второго выступления белорусам отдали второе отделение как хедлайнерам. Любопытно, что каждому артисту за концерт причитался гонорар в $500, вспоминает случайно подслушанную на гастролях информацию Влад Мисевич. Но разница была в том, что денежки американцев исправно капали на их банковский счет, а «песняровские» валютные доходы шли в Госконцерт СССР. На руки музыкантам выдали только суточные из расчета $19 на день.

О «Песнярах» в 1976-м писали в американском музыкальном журнале Billboard.

О «Песнярах» в 1976-м писали в американском музыкальном журнале Billboard.

32. Ответ Мулявина предлагали занести в учебники дипломатии

В 1976-м «Песняров» американская пресса окрестила «русским вторжением на западном рок-фронте». Леонида Борткевича журналисты сравнивали с Христом, а пианиста Анатолия Гилевича называли русским Оскаром Питерсоном. Акулы пера США у белорусских музыкантов пытались выведать подноготную жизни в СССР. Тут уж ансамблю, и особенно Владимиру Мулявину, приходилось подбирать правильные слова. Так, на вопрос, почему «Песняры» играют не на советских инструментах, пришлось отвечать, мол, к сожалению, в ваших магазинах их нет. Но самый острый вопрос, по воспоминаниям Владислава Мисевича, был от корреспондента «Голоса Америки», станции, которую, вопреки глушилкам, слушали подпольно и в СССР. «Что бы вы хотели передать своим поклонникам в Союзе из США?» - был вопрос журналиста. Мулявин подумал и ответил: «Ничего. Приедем - и сами все расскажем». Потом дипломаты признавались «Песнярам»: ответ достоин учебников по международным отношениям. Говорят, его отметил и первый секретарь ЦК КПБ Петр Машеров.

«Песняры» во время американских гастролей побывали в посольстве СССР в США. Фото: Архив Анатолия Кашепарова, vma-pesnyary.com

«Песняры» во время американских гастролей побывали в посольстве СССР в США. Фото: Архив Анатолия Кашепарова, vma-pesnyary.com

33. Провалились на Бродвее

Правда, не по своей вине. Американский менеджер в первый приезд сделал записи The New Christy Minstrels и «Песняров» на студии Columbia в Нэшвилле. В том числе дуэтные: по-белорусски и по-английски прозвучали «Добры вечар, дзяўчыначка» и «Вераніка», а на русском и английском «Расцвела сирень». Он рассчитывал выпустить пластинку и провести новый тур в 1977-м. Но когда советский Госконцерт отправил ансамбль в Америку вместе с десятками артистов (от циркачей до Нани Брегвадзе) в составе программы «Эстрада-77», Сид Гаррис отказался от гастролей. Тем более белорусскому ВИА дали всего 3 - 4 номера. Хотя эта солянка должна была идти на Бродвее два месяца, ее сняли спустя неделю - не расходились билеты.

Вот какие записи сделали в США Песняры и The New Christy Minstrels.

34. Называли диски, как Led Zeppelin

У первых четырех песенных альбомов «Песняров» нет названий. Говорят, все дело в отношении студии «Мелодия» к эстрадникам. Мол, зачем названия - и так купят. Ко всему, даже самые высокие тиражи эстрады приносили рублевый доход, а вот за записи советских исполнителей классической музыки на Западе платили в валюте. Потому сегодня диски-гиганты «Песняров» именуют либо по примеру дисков Led Zeppelin (I, II, III, IV), либо по годам издания (1971, 1974 и два в 1978-м), либо по первой песне. А отличают по обложке. На первой пластинке конверт приметен приколом от Владислава Мисевича. Когда шла съемка, он пошутил и переставил флейту под левую руку, хотя правильно наоборот. Ко всеобщему ужасу, этот кадр и пошел на обложку, отпечатанную огромным тиражом. А на альбоме 1978-го, там где «Беловежская пуща», «Вологда» и «Крик птицы», появилась огромная буква С. Вокруг нее можно рассмотреть очертания женской прически и красного платья. Так художник «Мелодии» по просьбе ансамбля закрыл Людмилу Исупову, которая только покинула «Песняры».

В переиздании с белой окантовкой пытались отзеркалить фото, на котором пошутил Мисевич, но тогда «плыли» все остальные инструменты.

В переиздании с белой окантовкой пытались отзеркалить фото, на котором пошутил Мисевич, но тогда «плыли» все остальные инструменты.

35. Могли сесть за моральное разложение

Музыкантам «Песняров» угрожали реальные уголовные дела. Товарищ многих артистов ансамбля по прозвищу Валацуга, уже сидевший в тюрьме, решил репатриироваться в Израиль - корни позволяли. Но в КГБ за дело взялись с другой стороны и описали, что в его квартире - притон, где бывает и кое-кто из «Песняров». Несчастных каждый день вызывали в прокуратуру, давили на семьи. По Минску циркулировали слухи, что их вот-вот посадят за моральное разложение. «Когда информация дошла до Машерова, - вспоминает в своей книге Владислав Мисевич, - он сказал, что не станет вмешиваться, коль есть вина. Но добавил: вместо них петь, наверное, придется кому-то из прокуратуры». После этого суд для «песняров», которых переквалифицировали в свидетелей, прошел заочно, но на Мисевича с Демешко в филармонию пришли-таки частные определения для порицания общественностью.

Ансамбль контролировали партработники и чиновники - например, министр культуры БССР Юрий Михневич. Фото: Архив Владислава Мисевича

Ансамбль контролировали партработники и чиновники - например, министр культуры БССР Юрий Михневич. Фото: Архив Владислава Мисевича

36. «А дзе была вуціца?» родилась благодаря Роду Стюарту

В книге «Те, кто оживляют мифы», которую вместе с филологом Анжелой Гергель написал Валерий Дайнеко, артист признавался: если какие-то песни никак не удавалась удачно аранжировать для ансамбля, то Владимир Мулявин отдавал их именно ему. Правда, «свои» песни Дайнеко считает не столько аранжировками, сколько самостоятельными произведениями, где он оттачивал каждую ноту и каждый звук. Дайнеко рассказал, какой музыкой вдохновлялся: «Когда делали «Ой, дзе ж мы ходзім…» из календарно-обрядовой программы, наслушался джаз-группу The Singers Unlimited и под впечатлением использовал отдельные приемы. Писал где-то пару недель. Мы поставили ее в самое начало - выходили и сразу же убивали публику мощью! А вот аранжировку для «А дзе была вуціца?» делал под впечатлением одной из песен Рода Стюарта».

А дзе была вуцiца? вошла в программу календарно-обрядовых песен, но на пластинках не издавалась.

37. Прятали водку в бачке унитаза

Одной из проблем для мужского коллектива стал алкоголь. Изначально музыканты договорились: вечер и ночь - твое дело, но на репетиции будь в отличной форме. В первое время встряски за нарушения делал Владимир Мулявин. Доставалось всем. А особенно - его брату Валерию. Не однажды младший подлавливал старшего на выпитом с утра после вчерашнего бокале пива. Когда правила нарушил Владислав Мисевич, лидер «Песняров» напомнил ему об обещании следовать правилам, а заодно обязал его следить за дисциплиной, в том числе по части алкоголя. И Мисевич рьяно взялся за это дело. Он вспоминает, что порой доставал спрятанные бутылки водки и коньяка даже из бачков унитазов. За все это он получил в коллективе прозвище Змей. Его «шипение» касалось многих талантливых музыкантов. В том числе и самого Владимира Мулявина. Когда в конце 1970-х - начале 1980-х у него случилось несколько срывов из-за алкоголя, Змей вырывал у него из рук бутылку и выбрасывал ее в форточку гастрольного автобуса. Однако позже эти проблемы лидера ансамбля стали более серьезными. Их называют одной из причин раскола «Песняров» в 1998-м.

Многим хотелось бы, чтобы в коллективе были такие же безоблачные отношения, как, например, на этом фото.

Многим хотелось бы, чтобы в коллективе были такие же безоблачные отношения, как, например, на этом фото.

38. На «зеленых» концертах подставляли друг друга

«Зелеными» музыканты называют последние концерты в городе. В случае с «Песнярами» такие гастроли на одном месте проходили и по 10 дней кряду по 2 - 3, а то и 6 концертов в день. По традиции на последнем, том самом «зеленом», разрешалось пошалить. Бас-гитарист и аранжировщик «Песняров» первой половины 1980-х Борис Бернштейн вспоминает в своих рассказах: «Все сходило с рук на «зеленом» концерте, такие были традиции. К примеру, зная, что Валерик (Дайнеко. - Ред.) подходит к инструменту в самый последний момент, я заменил его смычок пожарным топором, висевшим за сценой. А Шурику (Демешко. - Ред.), для его знаменитого соло на кастрюлях, вместо обычного стула поставил трон, оставленный за сценой предыдущими театралами». А однажды Бернштейн подговорил гитариста Владимира Ткаченко сделать вид, что у него не включилась гитара. В итоге музыканты подставили Владислава Мисевича, игравшего соло на саксофоне в унисон с гитарой. А сам Мисевич вспоминает, как для прикола на финальной песне «Крик птицы» перед «зеленым» концертом в Ташкенте директор принес с базара жирного гуся. Когда Мулявин в луче прожектора с надрывом пел о любовной трагедии, осветители сверху бросили пернатое создание ему под ноги на словах «Вернулись друзья с охоты и бросили птицу на стол». Певец и виду не подал, разве что проверил носком ботинка, что к нему прилетело.

Так Крик птицы звучал чуть позже, в 1990-е.

39. За границей публика ценила барабанные соло

Когда в начале 1980-х у «Песняров» начались гастроли по Латинской Америке, местная публика спокойно реагировала на вокальное мастерство, пресловутое многоголосие, фольклорную основу белорусов. Но все менялось на барабанных соло Александра Демешко: привыкшие к зажигательным ритмам мексиканцы и кубинцы принимали их на ура. Мало того, в Мексике только соло на ударных и показали по местному ТВ после гастролей «Песняров», а еще раньше в США только номер Демешко целиком передало на СССР радио «Голос Америки». С тех пор все гастроли в теплые края не обходились без соло ударника. А в туре по Африке в 1989-м даже был номер Saga («Дождь») - на языке народа Буркина-Фасо пел Валерий Дайнеко, а за ритм отвечал барабанщик Владимир Беляев.

Такие номера, как Чарачка , пользовались большим успехом в южных странах из-за барабанного соло Александра Демешко.

40. Могли остаться в Америке

Леонид Борткевич и Владислав Мисевич в своих книгах вспоминают, что эмигранты-белорусы во время вторых гастролей ансамбля в Америку в 1977-м всерьез предлагали музыкантам там остаться. Мол, не пропадете, своих не бросим. Но понимая, что в Союзе семьи, а в США на такое же успешное положение на эстраде не стоит и рассчитывать, никто не согласился. А еще эмигранты вручили «Песнярам» в подарок рубашки-вышиванки и изданный в Мюнхене сборник Янки Купалы «Спадчына» с запрещенными в СССР произведениями. Правда, осторожные артисты не рискнули везти книги с собой, опасаясь проблем на границе.

От поездок за рубеж на память остались старые фото.

От поездок за рубеж на память остались старые фото.

41. Мосты с Машеровым наводили Игорь Лученок и Ольга Корбут

Машеров следил за коллективом начиная с его московского взлета. Мулявин даже посещал хозяина БССР в больнице - с Игорем Лученком они хвастались дипломом Фестиваля молодежи и студентов 1973 года в Берлине. Петр Миронович не раз включал ансамбль в различные делегации. Правда, иногда музыканты умудрялись увильнуть от таких предложений. Скажем, когда «Песнярам» предлагали отправиться от республики на Кубу. Побывать на Острове свободы хотелось, но вот плыть на корабле две недели, а не лететь на самолете, как чиновники, - совсем нет. На концерты к 10-летию «Песняров» в минском Дворце спорта в 1979-м Мулявин попросил пригласить Машерова министра культуры БССР Юрия Михневича. Но отношение к «Песнярам» у последнего было прохладным - информация наверх не дошла, вспоминает в своей книге Влад Мисевич. Тогда исправить ситуацию попросили Ольгу Корбут. Помощник Петра Мироновича сказал ей, что глава БССР уже заждался приглашения. В итоге Машеров посетил выступление, а в конце, попросив сыграть «Александрыну», присвоил старожилам ансамбля звания заслуженных артистов республики (Демешко, Мисевичу. Тышко, Борткевичу, Кашепарову), а Мулявину - народного артиста БССР.

Ничто человеческое власть придержащим не чуждо - в том числе любовь к песне. Фото: Юрий Иванов

Ничто человеческое власть придержащим не чуждо - в том числе любовь к песне. Фото: Юрий Иванов

42. Смеялись друг над другом в своей газете

Пианист и композитор ансамбля Игорь Паливода создал внутренний самиздат - газету «Ведомость», орган СМУРа - Сообщества МУзыкальных Ремесленников. Музыканты, спрятавшись под псевдонимами, не стеснялись пройтись друг по другу острыми перьями в стихах и прозе. Газета, как указано в ней, выходила внезапно (всего 6 раз в первой половине и в конце 1980-х) на русско-белорусском языке. Порой без оглядки на цензуру, ведь тираж - 1 экземпляр. Благо у артистов и поклонников ансамбля сохранились копии. Сам Паливода был главредом и одним из художников под псевдонимом Проcквир Экскирин. Оформлять «Ведомость» помогал Валерий Дайнеко. Леонид Тышко под псевдонимом Леонтий Хмара в стихах порицал опоздания коллег: «Выезд ровно в шесть часов, нет солиста огурцов». Владислав Мисевич под псевдонимом И.Я. Оренбург (поскольку сам из этого города) сегодня мог бы сойти за тайного гостя гостиниц: «Освежающий душ, зубная паста со фтором и, самое главное, дикий холод в номерах полуразрушенного отеля с ностальгическим названием «Русь». Александр Демешко под псевдонимом Аркадий Шайка писал поэзию. А прозаик Бонифаций Толстых - это псевдоним бас-гитариста и аранжировщика ансамбля Бориса Бернштейна: «Меня давно прозвали Бонифацием из-за гривы волос. Ну а потолстеть немного было мечтой детства». В эссе «Мой след в искусстве» он писал: «С первой синкопой - полюбил, со второй - женился, с третьей - приступил к продолжению рода».

В «Ведомости» нерегулярно, но показывали писательские способности музыканты ансамбля.

В «Ведомости» нерегулярно, но показывали писательские способности музыканты ансамбля.

43. Цензура грозила из-за стихов о чужой крови под ногтями

При сдаче худсовету программы «Через всю войну» его члены выступали против строк из стихотворений поэтов-фронтовиков. У соавтора Мулявина по программе Валентина Тараса цензоров не устраивали строки: «Какие надобно полотна: «Триумф», «Парад»? Но горы трупов не бесплотны - они смердят!» А вот из стихотворения Семена Гудзенко: «Бой был короткий, а потом глушили самогонку злую, и выковыривал ножом из-под ногтей я кровь чужую». Раздражавшую борцов за трезвость «самогонку злую» заменили на «водку ледяную». А по поводу крови из-под ногтей Мулявин сказал, что автору этих слов снесло на войне полчерепа. И больше ничего менять в этой программе он не намерен. Вес Мулявина в белорусской культуре к этому времени был высок (народный артист БССР), и программу выпустили в авторском варианте.

Военную программу «Песняры» писали к 40-летию освобождения Беларуси. Фото: Юрий Иванов

Военную программу «Песняры» писали к 40-летию освобождения Беларуси. Фото: Юрий Иванов

44. На бесплатный концерт в Минске пришло 100 000 человек

9 мая 1985-го к 40-летию Победы у «Песняров» состоялся концерт с программой «Через всю войну» у Оперного театра. Круглая дата всенародного праздника собрала на площади Парижской Коммуны аж 100 тысяч человек. Концерт начали позже, потому что через огромную толпу медленно, но верно пробирался к сцене гитарист Владимир Ткаченко. А закончили раньше - об этом просили чиновники и милиция из-за наплыва людей.

Программа о войне стала основой музыкального короткометражного фильма.

45. Не согласились на кооперативные концерты по 500 рублей

В конце 1980-х, в разгар перестройки, пошла волна кооперативных концертов. Сбить солянку из нескольких артистов и отправиться в чес по городам и весям не составляло труда. Кооператоры имели успех, ведь могли устанавливать свободные цены, а публике привозили артистов, которые звучали с кассетников по всему СССР. Предлагали такие условия и «Песнярам». Выходило по 500 рублей за не самое продолжительное выступление в сборнике (по госрасценкам каждый участник ансамбля, напомним, зарабатывал по 20 рублей за сольный концерт). Но, сделав пару проб (благо ансамбль омолодился, туда пришли, скажем, пианист и вокалист Александр Виславский, пианист Дмитрий Явтухович, бас-гитарист Николай Неронский), Мулявин не рискнул погружаться в коммерцию глубже - наоборот, решил добиваться для «Песняров» статуса государственного ансамбля.

Коллектив в конце 1980-х мог стать кооперативом, но все-таки пошел по пути госансамбля. Фото: Архив Владислава Мисевича

Коллектив в конце 1980-х мог стать кооперативом, но все-таки пошел по пути госансамбля. Фото: Архив Владислава Мисевича

46. Написали программу по Богдановичу для министра иностранных дел

Осенью 1991-го для показа в нью-йоркской библиотеке ООН «Песняры» срочно делали программу «Вянок» на стихи Максима Богдановича. На тот момент в их репертуаре из богдановичевского была только «Вераніка» Игоря Лученка. Мероприятие недавно провозгласившей независимость республики задумал министр иностранных дел Петр Кравченко. Он же и уговорил Мулявина написать несколько песен на стихи классика, а в итоге вышел целый цикл. Правда, денег на поездку у государства не нашлось. Тогда Кравченко обратился на завод, который выделил около $25 тысяч. И все равно расходы по проживанию, питанию и перемещению музыкантов по Нью-Йорку легли на белорусских дипломатов. Правда, после успешного показа для дипломатов программу целиком давали всего однажды - в Минске. Переиздали же, а еще возродили в версии Национального академического народного оркестра имени Иосифа Жиновича только в 2017-м.

Песня Па ляду, у глухiм бары не вошла в финальную версию программы.

47. При расколе с Мулявиным остался один музыкант

К 1998-му у артистов накопились организационные, кадровые, творческие и личные вопросы к лидеру ансамбля Владимиру Мулявину. Узел противоречий должно было решить назначение Минкультуры Беларуси директором бывшего участника «Песняров» Влада Мисевича. Ранее эту должность и место худрука совмещал Мулявин, но за ним оставили лишь творческую часть. Владимиру Георгиевичу это объявили в его день рождения - 12 января. С Мисевичем вернулся и еще один «песняр» Валерий Дайнеко. Вместе с работавшими тогда в ансамбле музыкантами Игорем Пеней, Александром Катиковым, Олегом Авериным, Владимиром Марусичем и двумя новичками они стали активно наверстывать былую славу «Песняров» концертами и телеэфирами. Но вскоре и Владимир Мулявин собрал свой состав. Более полугода они работали параллельно. Вопрос решился, когда Мулявин попал на прием к президенту Александру Лукашенко и уверил, что готов работать в полной мере. Тогда Мисевича уволили, а вице-премьер Владимир Заметалин сказал музыкантам начинать работу. «На лицах - никакого энтузиазма от призыва «партии и правительства», - вспоминает в своей книге Мисевич. - Вице-премьер стал «угрожать» нам пальчиком: «Если вы уйдете, слова «Песняры» у вас в названии не будет ни-ког-да!» Молчок. «Так когда приступите?» - «контрольный» вопрос Заметалина. В этот момент все встали (кроме одного музыканта) и вышли». За столом остался только гитарист Аркадий Ивановский. Также на помощь Мулявину во время раскола «Песняров» пришел композитор Олег Молчан, который незадолго до этого ушел из ансамбля в свободное плавание, позже приезжали выступать с ним Анатолий Кашепаров и Валентин Бадьяров, а Леонид Борткевич и вовсе закрепился в молодом составе. Ушедшие же музыканты уже почти 21 год выступают как ансамбль «Белорусские песняры».

В последнем до раскола составе «Песняров» выступали (слева направо): Аркадий Ивановский, Олег Аверин, Владимир Марусич, Владимир Мулявин, Игорь Пеня, Александр Катиков.

В последнем до раскола составе «Песняров» выступали (слева направо): Аркадий Ивановский, Олег Аверин, Владимир Марусич, Владимир Мулявин, Игорь Пеня, Александр Катиков.

48. Вокалистов проверяли «Беловежской пущей»

Когда в ансамбль принимали новеньких, для них нередко устраивали творческие тесты. Порой собирали внутренний худсовет, чтобы решить, брать ли музыканта. Иногда, как было с композитором Олегом Молчаном, автором ставшей духовным гимном «Малітвы» и доброго десятка хитов ансамбля в 1990-е, Мулявин слушал написанную им программу и говорил приступать к работе. Владимира Ткаченко несколько «песняров» слушали в ресторане, где тот играл на гитаре. А Людмилу Исупову, недавно родившую ребенка, экзаменовали у нее дома. Для вокалистов, кстати, критерием было исполнение «Беловежской пущи». (Напомним, первым в ансамбле ее спел Юрий Денисов, эталонным было и остается исполнение Валерия Дайнеко, также номер пел в 1990-х Игорь Пеня.) Валерий Скорожонок, работавший последние 5 лет с Мулявиным, вспоминал свое прослушивание: «Входит Мулявин, будто вчера попрощались, и спрашивает в лоб: «Пущу» поешь? В родной тональности?» Он сел за рояль, аккомпанировал второй куплет, где самые высокие ноты. И сразу предложил устраиваться в ансамбль».

Классическое исполнение Беловежской пущи - солирует Валерий Дайнеко.

49. Мулявин угадал, что «Рок-корону» отдадут «Нейро Дюбелю»

Лидер «Песняров» в 1990-х помог многим молодым музыкантам. После его одобрения в 1997-м вышел трибьют «Песнярок», где альтернативщики исполнили золотые хиты «Песняров» (следующий, Re:«Песняры», вышел в 2014-м). А в начале 1999-го Мулявин вручал главную «Рок-корону». Когда он открыл конверт, то сказал залу: «У нас совпало» - приз получила группа «Нейро Дюбель». Ее лидер Александр Куллинкович говорил: «Насколько я знаю, к нашей версии «Вологды» из «Песнярка», вообще к «Нейро Дюбелю», Мулявин относился хорошо. На сцене была «чума», когда мы вместе пели «Вологду». Неудивительно, что приехавший из Америки Анатолий Кашепаров стоял на сцене в полном непонимании. И смеялся вместе с Мулявиным… В общей пачке вокал воспринимался кошмарно!»

То самое награждение группы Нейро Дюбель Владимиром Мулявиным и совместное исполнение Вологды .

50. Мулявин хотел спеть песни на стихи Короткевича и Есенина

В архивах Марины Мулявиной, старшей дочери Владимира Мулявина, сохранились нотные наброски ее отца 1990-х и нулевых. В основном это 1 - 2 строки наскоро записанной музыкальной идеи. Но они показывают, чем мог бы пополниться репертуар ансамбля. Это народные песни «Пабіў мяне бацька», «Пастушкі пяялі», «Ой, чаму ж стары, ды не жэніцца», «Казачэнька-казачок». Мулявин присматривался к стихотворениям любимого им Купалы «Перад будучыняй», «Годзе», «Хто ты гэткі?» (интересно, что последнее спустя пару десятилетий спел Сергей Михалок в «Ляписе Трубецком»). Так и не появилась у Мулявина форма для «Страцім-лебедзя» Максима Богдановича. Судя по заметкам, музыкант присматривался и к переводу на русский нерифмованного стихотворения «Жанчыне з бэзам» Владимира Короткевича. Говорят, его даже пробовали репетировать в начале нулевых, но что-то не задалось. Правда, позже песню «Женщине с сиренью» (с текстом в переводе на русский) все же исполняла группа «Лявоны» из бывших участников последнего состава мулявинских «Песняров», а потом певец Андрей Еронин - протеже Леонида Борткевича. Интересно и такое воспоминание из последних лет жизни Мулявина: людям, которым доверял, он рассказывал, что хочет спеть «Черного человека» Сергея Есенина. И даже наигрывал мелодию…

Так звучала песня Женщине с сиренью в исполнении группы Лявоны - бывших артистов студии Песняров , а потом и основного состава.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также