2019-09-06T14:20:41+03:00
КП Беларусь

Сделал Купалу классиком, тайно вернул Статут ВКЛ и заставил провозгласить независимость БНР. Трагедия первого менеджера белорусской культуры

Правда, современники Ивана Луцкевича забыли его и даже не простились с ним на смертном одре [редкие фото]
Поделиться:
Комментарии: comments4
Одно из главных достижений Ивана Луцкевича - собранная им коллекция белорусских древностей. Фото: Национальный музей ЛитвыОдно из главных достижений Ивана Луцкевича - собранная им коллекция белорусских древностей. Фото: Национальный музей Литвы
Изменить размер текста:

В Литературном музее Янки Купалы до 11 сентября идет выставка об Иване Луцкевиче - двигателе белорусского возрождения начала ХХ века. Его стараниями Янка Купала и Максим Богданович стали столпами нашей литературы, а Белорусская Народная Республика обрела независимость. Но всего через год к умирающему от туберкулеза Луцкевичу почему-то не приехал проститься никто из поплечников-белорусов...

СИДЕЛ В КРЕСТАХ И ПЕРЕПРОДАВАЛ АНТИКВАРИАТ

Иван родился в 1881 году в Шауляе Ковенской губернии. Род Луцкевичей относится к шляхетскому гербу «Навина», известному с XIII века, есть сведения и о его татарских корнях (наверное, отсюда и интерес Ивана к аль-китабам - записанным арабским письмом белорусским текстам).

После учебы в гимназиях Либавы (теперь Лиепая) и Минска Луцкевич в 1902 году окончил Археологический институт в Москве, через три года - юрфак в Петербурге. Как раз в эти годы Иван с братом Антоном оказываются в центре политических событий. Так, в 1903 году они с товарищами основывают Белорусскую революционную громаду - партию, по взглядам близкую левым народникам, но с национальным уклоном.

- Тогда же Луцкевич за политактивность угодил в печально известный отрог - петербургские Кресты, - рассказывает куратор выставки «У народ і край свой толькі веру», научный сотрудник Купаловского музея Павел Королев. - Причем попал Иван в отдел туберкулезников, где и подорвал здоровье. Его ранняя смерть, говорили современники, станет настоящей бедой белорусского Возрождения. Пробыл он там недолго, а уже в 1904 - 1905 годах учился в Венском университете. Затем снова революционный Минск, откуда Иван с Антоном в начале 1906 года бегут в Вильно и-за угрозы ареста. Там они первое время вынуждены были жить нелегально.

На Виленской улице была квартира Луцкевичей, тут же концентрировалась белорусская жизнь города и, по сути, все национальное возрождение начала ХХ века. Фото: Государственный литературный музей Янки Купалы

На Виленской улице была квартира Луцкевичей, тут же концентрировалась белорусская жизнь города и, по сути, все национальное возрождение начала ХХ века. Фото: Государственный литературный музей Янки Купалы

Но квартиру Луцкевичей на улице Виленской, 33 знали все местные белорусы. А по соседству были еще и редакция «Нашай Нівы», клуб «Сокал», где ставилась в первый раз «Паўлінка» Купалы. Белорусское движение в Вильно, по сути, и создали Луцкевичи и их сотоварищи. То есть в подпольных условиях они стали у руля белорусской идеи, как не всегда видимые организаторы всех процессов.

- Откуда брали деньги на издание газет и книг? Крупных постоянных спонсоров у белорусского движения не было, - говорит Павел Королев. - Вероятно, помогло то, что Иван был археологом, искусствоведом и страстным коллекционером. Он выкупал предметы старины, а затем все, касающееся Беларуси, оставлял для будущего музея, остальное перепродавал.

В мемуарах ученый и писатель Вацлав Ластовский пишет, как в редакции «Нашай Нівы» искали деньги на первый сборник Максима Богдановича «Вянок» - готовая к печати рукопись висела почти полгода. Все закрутилось, когда Ластовский получил от родственницы антикварную вещь, а подкованный в таких делах Луцкевич ее выгодно продал. Половина вырученных 300 рублей пошла на долги типографии за печать «Нашай Нівы», на другую отпечатали сборник поэта, добавив деньги, которые пожертвовала княгиня Магдалена Радзивилл.

Современники писали: ради белорусского дела Иван не жалел своего здоровья. Он ходил в промокшей обуви, в одежде не по сезону. А его невеста Юлианна Менке тайком (иначе он не принял бы помощь) передавала домработнице Луцкевичей продукты получше к столу братьев. Ведь Иван, болевший туберкулезом, вместо куска солонины покупал книги и был готов ехать за ценным изданием куда угодно.

- Однажды Иван отправился из Вильно в Краков за экземпляром Статута Великого княжества Литовского. Из-за подозрительного отношения властей к своей персоне, он чуть ли не тайком переходил границу! Если бы задумали поставить памятник Луцкевичу, то он, думаю, мог бы выглядеть так: человек болезненного вида, в рваной обуви, но зато из-под его одежды выглядывает тот самый Статут, - делится Павел Королев. - Правда, из-за вечного поиска денег Иван стал очень нервным, легко срывался, так что недоброжелателей хватало.

О Белорусском музее имени Ивана Луцкевича Змитрок Бядуля писал, что в нем словно оживают герои прошлого. Фото: Национальный музей Литвы

О Белорусском музее имени Ивана Луцкевича Змитрок Бядуля писал, что в нем словно оживают герои прошлого. Фото: Национальный музей Литвы

РАСКРУТИЛ КУПАЛУ И ОСНОВАЛ МАСОНСКУЮ ЛОЖУ

Благодаря Ивану и Антону Луцкевичам по-настоящему прозвучало имя Янки Купалы. Они пригласили его, работавшего на винокурнях, в Вильно, дали место в «Нашай Ніве», ввели в среду интеллигенции. А еще с редакцией и кругом Луцкевичей связаны Якуб Колас, Тетка, Сергей Полуян, Змитрок Бядуля, Вацлав Ластовский. Впрочем, с последним отношения у Ивана Луцкевича были натянутыми. Если Луцкевич держался в тени, то амбициозный Ластовский был публичной личностью.

- Впрочем, Луцкевича, шутил многолетний главред «Нашай Нівы» Александр Власов, знает 10% белорусов в лицо, - рассказывает Павел Королев. - Ведь добывать деньги приходилось через куплю-продажу антиквариата, личные контакты.

Даже со своим шатким здоровьем Иван Луцкевич впечатлял активностью. Он занимался политикой и издательством, помогал потерпевшим в Первую мировую войну, основал масонскую ложу, открывал белорусские школы. Есть воспоминания о его помощи в спасении башни Гедимина на Замковой горе в Вильно, которую еще до Первой мировой хотели сделать водонапорной. Правда, такая многогранность, вероятно, не всегда впечатляла в положительном ключе. Скажем, у того же Янки Купалы на эту тему есть не самая добрая эпиграмма, вероятно, на Луцкевича:

Ён і работнік грамадзянскі,

Мужыцкі пан і служка панскі,

І антыквар, і археолаг,

І бібліёграф, і філолаг,

І быў бы слаўным ён зусім,

Каб быў чым-колечы адным.

Наверное, Луцкевич стремился успеть везде из-за прогрессирующего туберкулеза. На него не влияли даже слова любимой. Когда Юлианна Менке пережимала с уговорами позаботиться о здоровье, Иван отвечал: «Добра, што я яшчэ не жанаты, а то, мусі, і ўдзень, і ўначы не меў бы спакою, усё мяне пілавалі б сваім лячэннем!»

Нареченная Ивана Луцкевича Юлианна Менке (на первом плане) с сестрой Лялей. На фото справа - кольцо, которое Луцкевич подарил невесте. Но свадьба не состоялась, и после смерти Ивана Менке вернула украшение. Фото: архив семьи Луцкевичей; Музей Янки Купалы

Нареченная Ивана Луцкевича Юлианна Менке (на первом плане) с сестрой Лялей. На фото справа - кольцо, которое Луцкевич подарил невесте. Но свадьба не состоялась, и после смерти Ивана Менке вернула украшение. Фото: архив семьи Луцкевичей; Музей Янки Купалы

Кстати, на выставке показано кольцо, которое Иван подарил невесте. Это была семейная реликвия, которую мать передала Ивану для его нареченной. Спустя годы кольцо вернулось Луцкевичам, ведь Иван и Юлианна так и не поженились. Он не хотел заключать брак во время войны. К тому же смущался своего материального положения. Правда, перед смертью мучился тем, что так и «не парупіўся даць сваё імя» Юлианне.

РАДИ ОБЪЯВЛЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ БНР ПРИЕХАЛ В МИНСК СМЕРТЕЛЬНО БОЛЬНЫМ

Что Иван Луцкевич успел сделать в последние годы, так это добиться провозглашения независимости БНР.

- Как авторитетные политики братья Луцкевичи сначала из Вильно, а потом и в Минске поднажали на раздумывавших о союзе с Россией минчан, - рассказывает Павел Королев. - Братья ехали в неотапливаемом вагоне (по другой версии - в авто), и всю дорогу смертельно больной Иван харкал кровью. Вот как писал Макар Кравцов о минском выступлении Ивана: «З юнацкім імпэтам, хаць і з цяжкімі нездаровымі пярэрвамі, каб адкашляцца, заклікаў да рашучасці».

Но несмотря на все достижения Ивана, гласят воспоминания сестры Юлианны - Ляли Менке, которая сопроводила Ивана на лечение на польский курорт Закопане, всего год спустя к нему если и приходили проведать, то поляки, а не белорусы, что он воспринял как удар. А еще Павел Королев замечает:

- Возможно, Луцкевич быстро ушел в тень из-за того, что после его смерти практически не осталось писем или воспоминаний в отличии от кропотливого в мемуарах брата и соратника Антона. Кстати, именно он после смерти Ивана оформил из почти 1000 предметов старины Белорусский музей имени своего брата. Из Литвы в Минск попали редкие ретро-фотографии того, как выглядело впечатляющее собрание. А в общем, на нынешнюю выставку предоставили экспонаты Архив-музей литературы и искусства, музей Купалы, возрожденная в современном Вильнюсе организация «Беларускі музей імя Івана Луцкевіча» (директор Людвика Кардзис) и пять частных коллекционеров.

Перед Великой Отечественной у белорусов был шанс получить экспонаты музея Луцкевича. Янка Купала и Якуб Колас даже ездили уже в литовский Вильнюс договариваться о таком возвращении. Но все планы прервала война. А лишь в конце 1940-х вдова Купалы Владислава Францевна вернула в создававшийся музей поэта рукописные сборники мужа (стихи, знаменитая «Паўлінка» и многое другое). Впрочем, тогда отношение к Ивану Луцкевичу было уже осторожным. Возможно, дело в том, что с именем Ивана Луцкевича связана история, которую часто вспоминают, когда речь заходит о гибели Купалы в июле 1942-го.

- Незадолго до трагедии в гостинице «Москва», где насмерть разбился поэт, прошли сведения, что в Минске именем Ивана Луцевича (настоящие имя и фамилия Купалы - Ред.) названа улица. Но на самом деле оккупационные власти дали ей имя Луцкевича. По одной из версий, путаница стала причиной пристального внимания к поэту НКВД и его гибели, - замечает Павел Королев.

...Сегодня о Луцкевичах в Минске напоминает камень на месте дома семьи в нынешнем парке Купалы. Там до войны жил брат Ивана и Антона - Стефан, который политике предпочел медицину. Сосед по улице Садовой, он первым был у поэта, когда тот совершил попытку самоубийства. А от одной из сестер Луцкевичей идет линия, из которой происходит известный певец Данчик.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Янка Купала был де-факто вице-премьером Беларуси, а год спустя его за это арестовали

В музее классика по архивным документам БНР восстановили, как Янка Купала переходил границу с 200 кг книг и за что поэта обыскивали большевики (читать далее)

Янка Купала в первые годы БССР: Домашний арест, льготные лампочки и командировки к маме

Музей классика рассказал о биографии поэта и молодой советской республики (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также