2019-10-08T16:06:20+03:00

Был тяжело ранен под Кёнигсбергом, но поля боя не покинул

Офицер-пехотинец Петр Халуев принял участие и в разгроме земландской группировки немцев
Поделиться:
Подбитое немецкое штурмовое орудие StuG IV. Восточная Пруссия, февраль 1945 года.Подбитое немецкое штурмовое орудие StuG IV. Восточная Пруссия, февраль 1945 года.Фото: waralbum.ru
Изменить размер текста:

Уроженец села Давыдовка Пугачевского района Саратовской области гвардии лейтенант Петр Борисович Халуев ступил на землю Восточной Пруссии в рядах 33-й гвардейской стрелковой дивизии 10 октября 1944 года. К этому моменту офицер, воевавший с гитлеровцами с июня 1941 года, успел принять участие в боях на Юго-Западном, Степном и 1-м Прибалтийском фронте, получил два ранения и потерял родного брата (лейтенант Илья Халуев, бывший командиром взвода, пропал без вести в январе 1944-го).

Бои у берегов Немана

Первым в район Хайдекруг-Шиббен (сегодня литовский город ШилутеРед.) прорвался с боями 84-й гвардейский стрелковый полк, а вслед за ним и 91-й гвардейский стрелковый полк, в котором стрелковой ротой командовал Петр Халуев. Вероятно, атака красноармейцев стала для немцев полной неожиданностью, так как в руки бойцов 33-й гвардейской стрелковой дивизии попало 130 вагонов с военными грузами и продовольствием и 180 автомашин (включая бензовозы). Потери личного состава были в этом бою минимальными: в полку Халуева ранило только двоих человек, в то же время противник, согласно журналу боевых действий полка, потерял до 50 человек убитыми и ранеными. Интересно, что через два дня в окрестностях поселка Шиббен красноармейцам придется столкнуться с предателями: полковая разведка захватит в плен двоих русских солдат, служивших в немецкой армии.

21 октября дивизия лейтенанта Халуева пробилась к населенному пункту Гинтшайтен на северном берегу Немана, а ее саперы начали подготовку к форсированию пограничной реки у поселка Иогауден, что буквально напротив города Рагнит (сегодня город Неман – Ред.). Однако артобстрелы и ночные авианалеты со стороны Рагнита заставили командование дивизии скорректировать планы и сместить место форсирования водной преграды на несколько километров восточнее, к поселку Балтупенен. Тут в течение нескольких дней проводились тренировки, строительство плотов, изготовление спасательных кругов из плащ-палаток, набитых соломой, а также подготовка «поплавков» из стальных и деревянных бочек. Отдельно были отобраны расчеты из лучших пловцов и гребцов. Уже был получен приказ о форсировании реки, однако переправа внезапно была отменена.

Курляндия и Гумбинненский прорыв

В начале ноября гвардейцы снимаются с места и совершают марш-бросок в направлении Таураге. Далее под проливными дождями бойцы следуют в Латвию, где им предстоит сражаться с отрезанными от Восточной Пруссии и окруженными вражескими группировками. В частности, 33-й гвардейской стрелковой дивизии здесь противостояла 14-я танковая дивизия вермахта, направленная в Курляндию из Румынии.

В декабре полк Петра Халуева снова вернулся в Литву. Тут бойцам, успевшим завшиветь в курляндских окопах, дают две недели на пополнение и приведение себя в порядок. Впереди – снова Восточная Пруссия, правда, на этот раз клин в немецкую оборону командование 33-й гвардейской стрелковой дивизии будет забивать не со стороны Тильзита и Рагнита - бойцов перебрасывают под Гумбиннен (Гусев – Ред.). Красноармейцам в январе 1945 года предстоит буквально наступать на пятки откатывающимся к Кёнигсбергу частям вермахта.

В конце апреля 1945 года Петр Халуев был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, но до Дня Победы ему пришлось лечиться в госпитале.

В конце апреля 1945 года Петр Халуев был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, но до Дня Победы ему пришлось лечиться в госпитале.

Первый штурм Наутцвинкеля

Во время форсированного марша Петр Халуев получает свое третье ранение, но остается в строю. 28 января его 91-й гвардейский стрелковый полк подходит к поселку Нессельбек (ОрловкаРед.), а 30 января он с боями прорывается к Метгетену (поселок имени Александра Космодемьянского – Ред.) и перерезает железную дорогу, ведущую в Кёнигсберг. Красноармейцы впервые за войну сталкиваются с «Королевскими тиграми», и полк Халуева на этом рубеже несет тяжелые потери. Буквально за сутки он теряет 72 бойцов ранеными (из них 14 офицеров) и 25 человек убитыми (в их числе 3 офицера). Зато в то же время в качестве трофеев стрелками захвачено 6 самолетов, 350 автомашин, 8 орудий различного калибра и освобождено 3000 человек (русские, французы, бельгийцы, поляки) из лагеря военнопленных, встретившегося на пути.

Утром 31 января бойцы дошли до Кёнигсбергского морского канала, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением гитлеровцев, засевших в поселках Гросс Хольштайн и Наутцвинкель (сегодня микрорайон Прегольский – Ред.). Потеряв одного человека убитым и 31 раненым, два батальона 91-го гвардейского стрелкового полка захватывают Наутцвинкель и подходят вплотную к Гросс Хольштайну. 3-го февраля, так и не захватив поселок, полк Халуева передает позицию 262-й стрелковой дивизии. Через два с половиной месяца, в середине апреля, гвардии лейтенанту Халуеву снова придется брать Наутцвинкель. В том бою он получит свое четвертое ранение, но продолжит сражаться.

Борьба с земландской группировкой

Следующие несколько дней полк вынужден сражаться с постоянно контратакующим врагом, стянувшим к 3 февраля для поддержки своей группировки тяжелую артиллерию и шестиствольные минометы «Небельверфер». В течение 3-4 февраля красноармейцы после кровопролитной рукопашной схватки заняли Гросс-Блюменау (Кремнево – Ред.), однако соседний населенный пункт Форкен (Подорожное – Ред.) несколько раз переходил из рук в руки. После неудачной ночной контратаки 6 февраля полк потерял 68 человек ранеными (из них 9 офицеров) и 19 человек убитыми (среди них 3 офицера). Также 13 человек пропало без вести. В этом бою был убит и командир полка, гвардии подполковник Никита Сергеевич Батенков, тело которого бойцам с поля боя вынести не удалось. Упорное сопротивление в районе поселка Форкен продолжалось и 7, и 8 февраля, к тому же боеспособность полка из-за большого количества раненых резко упала. В итоге, командование приняло решение передать этот рубеж 71-му гвардейскому стрелковому полку 24-й гвардейской стрелковой дивизии, а уцелевшие батальоны сместились северо-восточнее, в направлении Кляйн Меденау (рядом с сегодняшним поселком Логвино – Ред.).

12-го февраля после нескольких коротких стычек с врагом 91-й гвардейский стрелковый полк прибыл в Викау (Колосовка – Ред.), где, наконец, появилось время для отдыха. После этого полк перебрасывают на несколько километров восточнее, на помощь окруженной в районе Тиренберга и Гермау 91-й гвардейской стрелковой дивизии. Утром 19 февраля рядом с поселком Поерштитен (сегодня не существует) красноармейцы столкнулись с мощным напором немцев. Противнику при поддержке танков и авиации удалось рассеять 1-й батальон полка, в результате чего гвардейцы к вечеру потеряли 87 человек ранеными и 18 убитыми. Ранение в бою получил и новый командир полка гвардии подполковник Николай Скрыпнев (командование принял гвардии майор Георгий Коровниченко). Сдержать наступление превосходящих сил противника удалось только к 25 февраля в районе поселка Куменен (Кумачево – Ред.) и горы Гальтгарбен, однако принимать участие в бою пришлось даже штабным офицерам.

Второй штурм Наутцвинкеля

Участок обороны в районе горы Гальтгарбен был передан только 7 марта. По подсчетам командования, с 17 февраля 264 человека в полку были ранены, 31 человек был убит, и 40 пропали без вести. После боев на Замланде гвардейцы снова получили передышку и начали готовиться к штурму Кёнигсберга. Полк выделил специальную штурмовую группу, которая в течение месяца ежедневно проходила подготовку по жесткой программе.

Уже 5 апреля полученные навыки пригодились командовавшему ротой гвардии лейтенанту Петру Халуеву при захвате форта №5А «Лендорф». А через нескольких дней офицер снова оказался в знакомом месте - на берегу Кёнигсбергского морского канала, у поселков Гросс Хольштайн и Наутцвинкель. Бои по их овладению продолжались с 12 по 14 апреля, и Халуев одним из первых поднял свою роту на штурм вражеского опорного пункта, ворвался в него и лично уничтожил ручной гранатой станковый пулемет с расчетом.

- Умело командуя своим подразделением, товарищ Халуев вывел роту во фланг противнику, опрокинул его, заставив противника поспешно отступить и оставить населенный пункт. Будучи сам ранен, товарищ Халуев не ушел с поля боя и только по приказу командира батальона был эвакуирован в санчасть, тем самым способствовал успешному овладению сильным опорным пунктом Наутцвинкель, - говорится в наградном листе героя.

В конце апреля за этот подвиг Петр Борисович был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, но до Дня Победы ему пришлось лечиться в госпитале.

Еще больше материалов по теме: «О них не писали в газетах»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также