2019-10-18T08:46:14+03:00
КП Беларусь

История вещей: главный мебельщик БССР бежал от Гитлера, кашпо похожи на минские столбы, а приемник «Океан» в Лондоне стоил 40 фунтов

«Комсомолка» с председателем Белорусского союза дизайнеров Дмитрием Сурским выясняла, что из нашего обихода не просто масс-маркет, а настоящая дизайнерская разработка [фото]
Поделиться:
Дмитрий Сурский собрал большую коллекцию стульев. Слева от него - тот самый шубертовский стул, справа - модель из Пинска, в руках он держит - копию знаменитого гомельского стула для детей, а сидит на своем авторском стуле из валенок.Дмитрий Сурский собрал большую коллекцию стульев. Слева от него - тот самый шубертовский стул, справа - модель из Пинска, в руках он держит - копию знаменитого гомельского стула для детей, а сидит на своем авторском стуле из валенок.Фото: Святослав ЗОРКИЙ
Изменить размер текста:

Музейные смотрители сидят на стульях Шуберта

Узнаваемые по сей день стулья десятилетиями изготавливали на «Писнкдреве» и «Гомельдреве». А один из самых популярных предметов мебели в белорусских домах и госучреждениях еще с начала 1960-х и теперь выпускается в Мостах.

- Конструкция стула Б64Д оказалась одновременно прочной и художественно выразительной, - говорит Дмитрий Сурский. - Посмотрите на его боковой абрис: он напоминает греческий клисмос - стул с гнутой спинкой и саблевидными изогнутыми наружу ножками. Есть тут и намеки на виленское барокко. Кстати, может, потому эти стулья стоят буквально во всех музеях для смотрителей залов?

Сурский замечает, что в этом стуле угадываются и линии, характерные древнегреческой эстетике, и черты виленского барокко. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Сурский замечает, что в этом стуле угадываются и линии, характерные древнегреческой эстетике, и черты виленского барокко.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Знаменитый стул разработал Эрвин Шуберт. Начав свой путь плотником на мебельной фабрике, он окончил берлинскую Высшую архитектурную школу, побеждал в крупных конкурсах. Но в 1933-м после прихода к власти Гитлера бежал из Германии в СССР. Правда, и на востоке его судьба сложилась не сразу: успешного художника-конструктора с началом войны, как и многих немцев, репрессировали и депортировали в Татарстан. После лагерей Эрвин Оттович стал во главе мебельной отрасли БССР и продолжал проектировать предметы интерьера.

В Белорусском союзе дизайнеров стулья не только стоят повсюду (благо, союз - организатор традиционного выставочного проекта "Постулат"), но и буквально висят в воздухе. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В Белорусском союзе дизайнеров стулья не только стоят повсюду (благо, союз - организатор традиционного выставочного проекта "Постулат"), но и буквально висят в воздухе.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

На кашпо были орнаменты, как на столбах проспекта

- А вот это кашпо я помню с детства. У нас рос в нем куст лавра. Мне такое сочетание казалось воплощением мещанства и китча, - вспоминает Дмитрий Сурский. - Но теперь вижу, насколько технологично и тонко сделана эта вещь. Автор нашел идеальную степень гладкости декора, чтобы он не выбивался из формы, не противоречил другим элементам, оставался тонким, но достаточным намеком на античную форму. И это при дешевизне технологии!

Это кашпо послевоенных лет поразительно напоминает... Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Это кашпо послевоенных лет поразительно напоминает...Фото: Святослав ЗОРКИЙ

...оформление столбов на проспекте Независимости. Фото: Павел МАРТИНЧИК

...оформление столбов на проспекте Независимости.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Фаянсовые кашпо делали на Минской фарфоровой фабрике, их было много в квартирах и госучреждениях конца сталинской эпохи. Судя по всему, предмет делали по эскизу Николая Михолапа - одного из директоров Художественного музея. Тем более орнамент на кашпо напоминает чугунную окантовку столбов (тоже спроектированную Михолапом) на проспекте Независимости, которые теперь меняют на дешевые пластиковые аналоги.

- Я просил, чтобы обязательно сохранили хоть несколько аутентичных столбов, где появилась бы памятная табличка о Михолапе, - говорит Сурский.

Белорусские приемники «Океан» в Лондоне стоили 40 фунтов

- В Лондоне я был в середине 1980-х. В одном из магазинов, к своему удивлению, увидел приемник «Океан» производства нашего «Горизонта», - рассказывает Дмитрий Сурский. - Стоил он 40 фунтов, а нам меняли советских рублей всего на 60 фунтов. На них мы предполагали купить японский двухкассетник, который можно было в Минске выгодно продать и отбить деньги за эту комсомольскую поездку - она стоила около 900 рублей. У меня были какие-то подработки, а как быть рядовому комсомольцу - молодому специалисту с зарплатой 120? Правильно: только спекулировать!

Приемник "Океан" был шиком для советской молодежи. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Приемник "Океан" был шиком для советской молодежи.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Да и в наших широтах «Океан» считался отличной моделью. Его конкурентом в плане дизайна был рижский «ВЭФ».

- Латышский завод хорошо заявил о себе еще со времен сверхпопулярных «Спидол» с их обтекаемыми формами. «ВЭФ» был полегче за счет пластмассового корпуса. А белорусы использовали деревянный корпус, благодаря которому улучшалась акустика. Кроме того, веса добавляли и большие батарейки. Плюс в белорусской модели выходило больше волн, чем у «ВЭФа». А когда в 1990-х УКВ-диапазон расширился до FM-волн, умельцы стали делать насадки на антенну. И «Океаны» до сих пор работают, ничего в них не вздувается, как во многих современных моделях.

В деревянном корпусе выходили в свое время много техники. В том числе и так называемые комбайны, где сверху был проигрыватель, затем телевизор, а внизу приемник.

- А еще был приемник «Звезда» - в нем мне видится образ американского ретро-автомобиля.

Такая советская радиотехника, говорит Сурский, напоминает дизайн американских авто 1950-х. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Такая советская радиотехника, говорит Сурский, напоминает дизайн американских авто 1950-х.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В Витебске делали очки для всего СССР

Какое-то время Витебск был законодателем моды очков, ведь первая в Российской империи фабрика очков в 1892 году появилась в Витебске. Спустя 20 лет там работало 125 человек, в основном женщины.

Очки для авиаторов СССР какое-то время делали только в Витебске. Фото: designtut.by

Очки для авиаторов СССР какое-то время делали только в Витебске. Фото: designtut.by

- Кроме всевозможных моноклей, пенсне и прочих окуляров там делали оптические и хирургические приспособления. А когда фабрика в советские годы получила имя Розы Люксембург и была национализирована, долгое время только тут делали очки и маски для горной и химической промышленности всего СССР. Еще одной эксклюзивной продукцией стали очки для авиаторов.

Бальзам в Минске продавали в штофах, как и «Рижский»

В 1950 - 1960-х для разлива белорусского бальзама использовали глиняный штоф, столетиями распространенный у нас. Разница была в том, что прежде такую керамику не покрывали эмалью, чтобы содержимое дышало и дольше сохранялось.

Раньше штофики для разлива белорусского бальзама напоминали бутылочки "Рижского". Кстати, они хороше помещались с другим багажом в глусские чемоданы. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Раньше штофики для разлива белорусского бальзама напоминали бутылочки "Рижского". Кстати, они хороше помещались с другим багажом в глусские чемоданы.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- А сегодня эта позабытая бутылка напоминает всем известную тару «Рижского бальзама». Теперь похожие штофы возвращаются, - замечает Сурский. - Но наши штофы середины ХХ века были литые, а рижские - рукотворные, гончарные.

Чемоданы от местпрома - почти брендовый винтаж

Современный тип чемодана с твердыми стенками разработал Луи Виттон. И облик этого предмета не поменялся по сути и до наших дней.

Чемоданы делали во всех местпромовских сетях СССР, в том числе и белорусских. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Чемоданы делали во всех местпромовских сетях СССР, в том числе и белорусских.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- В СССР производством таких аксессуаров занималась местная промышленность. Выпускались они очень долго даже на самых захудалых комбинатах. В коллекции Союза дизайнеров есть такая «валіза» родом из Глуска. Удивляет, что чемодан, сделанный из картона, протянул добрых 60 лет. Кстати, теперь подобные выпускают и популярные бренды, обозначая стиль как винтаж.

Телеханские лыжи оформил дизайнер

Во многих домах и сегодня можно найти лыжи из Телехан. Но по-настоящему известными их сделал в 1980-х белорусский художник и дизайнер Сергей Стельмашонок. Во Всесоюзном научно-исследовательском институте технической эстетики он разработал яркую графику - от эффектных полосок и шрифтов до дедов морозов и мамонтов, как на лучших иностранных. С тех пор это, пожалуй, самый знаменитый белорусский спортинвентарь.

Лыжи из Телехан получили узнаваемый дизайн благодаря белорусу Сергею Стельмашонку.

Лыжи из Телехан получили узнаваемый дизайн благодаря белорусу Сергею Стельмашонку.

- Хотя и неокрашенные деревянные лыжи привлекательны с учетом нынешнего стремления к натуральности, - замечает Сурский. - А высший пилотаж в дизайне - сделать так, чтобы твою работу никто не узнал. Важно не авторство, а результат: функция - технология - материал. Хотя порой авторство, конечно, не скрыть - оно проступает в отношении к работе, к ее качеству.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самые дорогие ножницы стоят $3000, а эмалированные чайники коллекционеры ищут на помойках

«Комсомолка» расспросила известного коллекционера, как ему удалось собрать 300 пар ножниц, чем ценны японские молотки и во что обходится увлечение обыденными предметами (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также