2019-10-21T18:56:30+03:00

О них не писали в газетах: выпрыгнул из горящего самолета, потерял сознание, но остался жив

Самолет Ивана Архипова был сбит под Кёнигсбергом 18 марта 1945 года, и пилот оказался единственным выжившим членом экипажа
Поделиться:
Полк Архипова вместе с авиаторами Нормандии-Неман.Полк Архипова вместе с авиаторами Нормандии-Неман.Фото: предоставлено родственниками.
Изменить размер текста:

В начале сентября в выпуске нашей рубрики «О них не писали в газетах» мы рассказывали, что калининградским поисковикам удалось найти место падения бомбардировщика Пе-2, сбитого 18 марта 1945 года в районе населенного пункта Людвигсорт (ЛадушкинРед.). Тогда руководитель отряда «Совесть» Руслан Хисамов рассказал, что вместе с обломками самолета были найдены останки двух летчиков: штурмана, гвардии младшего лейтенанта Александра Федина и стрелка-радиста, гвардии сержанта Николая Шепеля. После работы с архивными документами нам также удалось выяснить, что один член экипажа «Пешки», пилот, младший лейтенант Иван Архипов, чудом спасся. В начале этой недели «Комсомолка» разыскала родственников Ивана Павловича. С их помощью мы установили детали того рокового воздушного боя, а также узнали, как сложилась судьба летчика после войны.

Место падения бомбардировщика. Фото: Руслан Хисамов

Место падения бомбардировщика.Фото: Руслан Хисамов

Полгода выходил из боев невредимым

Иван Архипов родился в 1922 году в семье крестьянина в деревне Рог Новосильского района Орловской области. Окончив семь классов школы, он в 1939 году переехал в Москву, где устроился на завод. В 1940 году, без отрыва от производства, юноша начал посещать аэроклуб. После получения необходимых навыков Иван был направлен под Киев в Гостомельскую военную авиационную школу пилотов. С началом войны курсант был призван в армию, но остался учиться на прежнем месте. Однако вскоре из-за стремительного наступления гитлеровцев авиашкола была переведена в город Энгельс. Там Архипов и окончил учебу - случилось это только осенью 1944 года. Уже 13 октября того же года младший лейтенант направился на фронт. Распределен он был в 123-й гвардейский бомбардировочный авиаполк, который как раз в октябре был придан 3-й воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта. С октября по декабрь полк участвовал в уничтожении окруженной группировки противника между латвийскими городами Тукумс и Либава, а в январе-марте 1945 года он обеспечивал поддержку с воздуха наземных частей, наносящих удары по Пилькаллену (Добровольск), Куссену (Весново), Гумбиннену (Гусев), Инстербургу (Черняховск), Метгетену (поселок Космодемьянского) и Кёнигсбергу (Калининград).

27 октября 1944-го экипаж Архипова бомбил артиллерийские и минометные позиции гитлеровцев северо-восточнее латвийского городка Приекуле. Несмотря на то, что звену «Пешек» противостояли 15 истребителей «Фокке-Вульф-190», самолет Ивана Павловича вышел из боя невредимым.

15 января 1945-го Архипов наносил с воздуха удары по военной технике и живой силе противника, окопавшейся на западной окраине Пилькаллена, а 5 февраля произвел бомбометание непосредственно в Кёнигсберге. Эти задачи также были выполнены блестяще, и способствовали продвижению советских войск. 6 марта в составе звена бомбардировщиков экипаж Ивана Архипова сбрасывал бомбы на военный порт и город Пиллау, спровоцировав 5 очагов пожаров и мощный взрыв.

Только чудо помогло летчику спастись. Фото: предоставлено родственниками.

Только чудо помогло летчику спастись.Фото: предоставлено родственниками.

Прыжок с горящего самолета

Но 18 марта 1945 года гвардии младший лейтенант Архипов вместе со стрелком-радистом Шепелем и штурманом Фединым совершили свой последний боевой вылет. В этот день они получили задачу бомбардировать артиллерийские и минометные позиции в районе населенных пунктов Кальхольц и Волитта (сегодня не существуют, район мыса Северный – Ред.). Пять групп самолетов Пе-2 3-й гвардейской бомбардировочной авиационной дивизии под прикрытием истребителей оказались в назначенном месте в одиннадцатом часу утра.

Как вспоминал друг Ивана Архипова, штурман Яковлев, погода была солнечной, но с самого утра случилась небольшая неприятность. Когда бомбардировщики в заранее оговоренное время прибыли к аэродрому истребителей прикрытия, выяснилось, что им не успели подвезти топливо. В итоге, бомбардировщики вынуждены были ожидать и сделали по два круга. Этим они привлекли внимание немцев, и те по тревоге подняли в воздух свои истребители.

По официальной версии, изложенной в документах, эскадрилья была обстреляна немецкой зенитной артиллерией, когда она возвращалась с уже выполненного боевого задания. Также вторая колонна бомбардировщиков, в которой были самолеты 122-го и 123-го гвардейских бомбардировочных авиаполков, на высоте 4200 метров столкнулась с двумя десятками истребителей «Фокке Фульф – 190» и «Мессершмитт – 109». В результате воздушного боя было потеряно 7 бомбардировщиков Пе-2, в этом числе был и экипаж Архипова.

Согласно донесениям и наградным документам, самолет Ивана Павловича был сбит вторым: расстрелянный вражескими истребителями он загорелся и стал неуправляемым. Но, по словам штурмана Яковлева, у «Пешки» Архипова сперва был поврежден левый мотор, и самолет продолжал полет вместе со всеми, после чего был повторно атакован вражескими истребителями.

Обе версии сходятся в одном: когда управление самолетом было окончательно потеряно, гвардии младший лейтенант Архипов, раненый осколком в левое плечо, отдал приказ экипажу выброситься с парашютом. Как рассказывает Яковлев, вместе с пилотом выпрыгнул и Александр Федин, однако поисковикам отряда «Совесть» удалось доказать, что покинуть самолет удалось лишь Ивану Павловичу. На месте падения самолета было найдено два комплекта парашютных замков и останки двоих летчиков, а не одного.

Сам же Архипов последние секунды воздушного боя помнил плохо. Виной этому - раздробленное осколками плечо. Когда пилот переваливался через борт горящей машины, он от сильнейшей боли мгновенно потерял сознание.

В середине мая офицер прямо в госпитале был награжден орденом Красного Знамени, но о судьбе экипажа по-прежнему не знал ни он сам, ни его командование.

Иван Архипов после получения ордена Красного Знамени. Фото: предоставлено родственниками.

Иван Архипов после получения ордена Красного Знамени.Фото: предоставлено родственниками.

Чтобы спасти руку от ампутации, сбежал из госпиталя

О том, что под Калининградом найден самолет Ивана Архипова, дочь пилота Марина Бабанова узнала от корреспондента «Комсомолки». Поначалу женщина долго не могла прийти в себя от этой новости, но потом собралась с мыслями и рассказала, как ее отцу удалось спастись.

- Из-за того, что папа потерял сознание, он совершил затяжной прыжок, - рассказывает Марина Бабанова. - Он рассказывал, что очнулся, когда до земли оставалось метров 200. Машинально он успел выдернуть кольцо, что его и спасло. Еще бы секунда или две, и он бы разбился.

Карабины, вытяжные кольца, основные пряжки и замки на два парашюта разбившихся летчиков. Фото: Руслан Хисамов

Карабины, вытяжные кольца, основные пряжки и замки на два парашюта разбившихся летчиков.Фото: Руслан Хисамов

Иван Архипов надеялся, что штурман и стрелок-радист последовали его примеру и тоже выпрыгнули с парашютом. Правда, из-за того, что вестей от них не было ни через неделю, ни через месяц, стало понятно, что они не выжили.

- По нашей версии, Александр Федин и Николай Шепель были либо тяжело ранены, либо убиты еще в воздухе, - считает Руслан Хисамов, - поэтому они не смогли выбраться из горящей машины. По всей вероятности, летчики до последнего вели бой с вражескими истребителями.

Приземлился Иван Архипов на нейтральной полосе, там же, судя по донесениям, он был подобран нашими наземными войсками и направлен в госпиталь.

- Два года папа был в госпитале, - рассказывает Марина Бабанова. - Врачи собирались ампутировать ему руку, но он был молодой и горячий, и, по-моему, даже сбежал перед операцией. Когда его снова привели в палату, хирург сказал: «Ну, Архипов, давай решать, что будем с тобой делать. Если мы тебе ампутируем руку, то поставим протез, и мучения твои закончатся. А если мы ее оставим, то имей в виду, что каждый год ты будешь приезжать к нам».

Встреча с однополчанами на День Победы в 1960-х (Иван Архипов крайний справа). Фото: предоставлено родственниками.

Встреча с однополчанами на День Победы в 1960-х (Иван Архипов крайний справа).Фото: предоставлено родственниками.

Гвардии младший лейтенант был непреклонен, и врачам пришлось сохранить руку. Однако сразу вытащить все осколки из плеча было невозможно, и поэтому металл, оставшийся в плоти, беспокоил Архипова еще долгие годы. Родственники вспоминают, как он стонал от боли по ночам.

- Со временем отцу удалось разработать свою раненую руку, - продолжает Бабанова. - Он уже мог двигать пальцами, но поднять ее вверх никак не получалось. Но когда я росла, я никогда не думала, что папа у меня инвалид, потому что он был очень энергичный и веселый. У него было много друзей-однополчан. Я также знаю, что до войны он был женат, и что у него есть сын от первого брака. Но с моей мамой Иван Павлович познакомился после войны. Он ехал в Капустин Яр в командировку, в том же поезде ехала моя будущая мама из Феодосии. В 1954 году они поженились.

Иван Архипов жил полноценной жизнью. Сначала он поступил на московский авторемонтный завод, а с сентября 1949 года перешел на завод «Вымпел», где, по словам дочери, работал начальником отдела технического контроля. Его семья обосновалась в Москве, в Измайлово. Так как на соседней улице жил командир полка Василий Иванович Дымченко, Иван Павлович взвалил на себя и заботы по организации встреч однополчан. Его племянница Людмила Муждабаева, к примеру, вспоминает, что даже на пенсии ее дядя продолжал заниматься общественной работой и долго возглавлял опорный пункт общественного порядка в своем районе, а также с удовольствием занимался своим садом и огородом. Дожил Иван Павлович до 1988 года.

Еще больше материалов по теме: «О них не писали в газетах»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также