2019-10-28T00:40:36+03:00
КП Беларусь

«Мы дошли до крайности - сын оказался в приюте»: родители 6 лет решают, с кем будет жить ребенок

Дальше события могут развиваться по двум сценариям: либо Игната возвращают папе или маме, либо бывших супругов лишают родительских прав
Поделиться:
Комментарии: comments2
Игнат находится в приюте с июля.Игнат находится в приюте с июля.Фото: Павел МАРТИНЧИК
Изменить размер текста:

Татьяна и Дмитрий Шимановичи развелись в 2013 году после 16 лет совместной жизни. Разделили квартиру, вещи и даже кредит. Дмитрий переехал к маме, в трехкомнатную квартиру в агрогородке Михановичи Минского района, Татьяна осталась в четырехкомнатной квартире в Минске.

Проблемы возникли, когда пришлось делить детей. От первого брака у Татьяны была дочка Эвелина, в браке с Дмитрием родились Карина и Игнат. Эвелина тогда уже окончила школу, она осталась с мамой. Игнату на момент развода было почти 5 лет, Карине - 12. Девочка сказала в суде, что будет жить с папой, а Игнат в силу возраста выбирать не мог - за него это сделал суд. Так было решено оставить Игната с мамой.

Но Дмитрий с этим решением не согласился - и с тех пор место жительства Игната стало предметом бесконечных ссор и судебных заседаний. А четыре месяца назад из-за «затяжного родительского конфликта» - так сказано в документах - мальчика признали нуждающимся в госзащите и поместили в Минский районный социально-педагогический центр.

«Видеться с сыном Татьяне Викторовне никто не мешал»

С Дмитрием Шимановичем мы встречаемся в квартире в Михановичах - здесь он живет с 19-летней дочкой Кариной. Раньше тут жил и Игнат.

- Игнатка в приюте с 5 июля, - вздыхает Дмитрий. - В тот день нам сказали прийти в школу в Михановичи на беседу с психологами. Сына отвели в один кабинет, меня - в другой. И тут заходит представитель управления образования с милицией. Мне сказали, что будут изымать ребенка. Игнат кричал, звал меня - я все записывал на диктофон, но эту запись до сих пор не могу без слез слушать…

Дмитрий категорически не хочет отдавать ребенка маме, несмотря на то, что так решил суд. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Дмитрий категорически не хочет отдавать ребенка маме, несмотря на то, что так решил суд.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Почти все время после развода Игнат учился в Михановичской школе - она из нашего окна видна, минута ходьбы. Мама хотела, чтобы он учился в Минске - и, выходит, я этому препятствовал. Но зачем мне возить ребенка по два часа в одну сторону, если наша школа меня устраивает?

Бывшую жену мужчина сейчас называет исключительно по имени-отчеству.

- Татьяна Викторовна избивала детей, оставляла их дома одних. Я старался исполнить решение суда, но Игнат категорически против проживания с матерью. Все пошло наперекосяк в семье, когда я получил квартиру от завода. Я оказался третьим лишним - у Татьяны Викторовны появился другой мужчина… При разводе она прописала Игната на свою территорию, Карину я прописал на своей – так хотела Татьяна Викторовна.

Первый суд состоялся в 2013 году - Игната определили жить с мамой, а Карину - с папой. Но мальчик жил в Михановичах. Через два года Минский городской суд отменил решение суда Заводского района и вынес решение, что Игнат будет жить с отцом. Татьяна подала жалобу и снова выиграла.

- В 2016 году я предложил Татьяне Викторовне мировое соглашение о том, что Игнат будет проживать со мной, а она будет налаживать отношения с ним. Но она написала отказ, в 2017 году суды продолжились – Игната снова оставили с мамой.

Но, по словам Дмитрия Владимировича, мальчик отказывался ехать к маме:

- Судебные исполнители приезжали, составляли акты о том, что Игнат не идет на контакт с мамой. Видеться с сыном ей никто не мешал. В школу она приезжала, но Игнат прятался под парту.

Сейчас каждый день после работы Дмитрий ездит в приют.

- Когда мне сказали, что ребенка нужно доставить в приют, Игнат обнял мои ноги и говорил: «Папа, ты меня предать хочешь?» Игнат там меняется в худшую сторону. Стал плохо учиться, раздражительный, постоянно просит, чтобы я забрал его домой. В Михановичах сын играл в футбольной команде. На гимнастику ходил - был лучший, на английский - лучший, на изобразительное искусство - лучший. Он такие работы в декупаже делает! А там он ни в футбол не поиграет, ничего.

Дмитрий надеется, что комиссия по делам несовершеннолетних примет решение вернуть ему ребенка:

- Отдать Игната маме я уже не готов. Я уверен, что ему там будет плохо.

- Конечно, он должен жить дома, в Михановичах, в нашей семье, - говорит сестра Карина, которая каждые выходные навещает Игната в приюте. - Здесь у него учеба, футбол, друзья, репетитор по английскому.

Карина считает, что проблемы в отношениях родителей начались после того, как семья получила квартиру в Минске:

- Мама стала устраивать скандалы, настраивать нас против папы. Сейчас я с мамой не общаюсь, уже седьмой год пошел. Как я могу общаться с человеком, который поливает грязью моего папу? Я надеялась - может быть, одумается. А потом она начала врать на судах, и я поняла, что ничего не поменяется. Когда я сказала в суде, что буду с папой, она ответила: «Ты еще попросишь прощения на коленках, и я тебя не прощу». Эту фразу я на всю жизнь запомнила… Сейчас мне хочется только спокойствия, чтобы мы были вчетвером - я, папа, Игнатка и бабушка Люда.

«Сын видит во мне врага - отец его так настроил!»

Версия Татьяны отличается от того, что говорит Дмитрий:

- Мы развелись, потому что Дмитрий Владимирович стал меня сильно ревновать - кулаки пошли в ход, сковородки летали. Было такое, что он бежал на меня с ножом. После этого подала заявление. Бывший муж настраивает Игната против меня - когда приезжают судебные исполнители и пытаются забрать сына, Игнат говорит: «Не пойду, она из меня инвалида сделает». Когда мы разводились, сын хорошо относился и к папе, и к маме. А сейчас видит во мне врага. Если я зашла в группу, когда папы нет, он закрывается в раздевалке. Если папа есть, сын может ударить меня - чувствует, что папа защитит. А папа демонстративно говорит: «Сынок, я больше не позволю издеваться над тобой». Папа не понимает, что надо это прекращать - мы дошли до крайности, ребенок оказался в приюте!

Татьяна согласна, чтобы ребенок жил с отцом, но хочет, чтобы у нее была возможность общаться с сыном. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Татьяна согласна, чтобы ребенок жил с отцом, но хочет, чтобы у нее была возможность общаться с сыном.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Татьяна говорит, что у нее не было возможности общаться с сыном, когда он жил в Михановичах, поэтому она его тайком увезла в мае 2018 года. Тогда по решению суда мальчик должен был жить с мамой, но оставался с отцом.

- Игнат с бабушкой шел в школу, я догнала, посадила в машину и увезла. У меня другого выхода не было. Я все время была рядом с детьми, а потом все обрубилось - осталась только старшая дочка. Не просто сердце, а все органы как будто оборвали… Мы провели с ним вместе четыре месяца, все было хорошо - Игнат убедился, что ничего плохого я ему не сделаю. Я тогда предложила бывшему мужу: пусть ребенок живет у меня, а на выходные забирай. Можешь каждый день приезжать. Но он был категорически против.

Собеседница уверяет, что рассказы о том, как она избивала детей и оставляла их одних, - выдумки. Просто Дмитрию не нравится, что она устроила личную жизнь, в то время как он пару не нашел.

- Я детей не трогала, никогда не позволяла себе и морально унизить ребенка. Самое страшное, чем я могла наказать, - это заставляла книжку два часа читать. Шиманович же наказывал физически. Не думала, что он будет детей так обхаживать, чтобы они делали то, что надо ему… Думаю, он срывается, но Карина уже боится вернуться и обратиться ко мне. Да, мы с ней не общаемся - она же ходила по судам и обливала меня грязью. Бывает, что накрывает обида на нее, но я понимаю: если она придет и скажет, что у нее что-то случилось, я ее обниму и буду плакать вместе с ней. Я не самая плохая мама, на которую можно так обидеться, чтобы не общаться… Я готова согласиться на то, чтобы Игнат жил с отцом - лишь бы забрать его из приюта. Но у меня должны быть какие-то дни, когда я могу общаться с сыном. Я прошу, чтобы Дмитрий Владимирович поработал с ребенком, объяснил, что не нужно меня бояться. Есть еще одна проблема, которую я хотела бы решить, - она связана с квартирой. Сейчас две комнаты принадлежат мне, две - Дмитрию Владимировичу. Я предлагаю Шимановичу продать нашу квартиру и разделить деньги - я куплю себе отдельное жилье, а он пусть купит Карине, если сам квартирой обеспечен.

Сколько еще времени Игнат проведет в приюте, Татьяна не знает.

- Хорошо, если все закончится благополучно, но если эта травма останется с Игнатом на всю жизнь? Простит ли этот ребенок нас когда-нибудь?

ОФИЦИАЛЬНО

- Выхода в этой ситуации может быть два: либо родители договариваются и ребенка возвращают в семью, либо комиссия будет обращаться в суд с иском о лишении родителей родительских прав, - прокомментировала заместитель председателя Минского райисполкома Ирина Тихонко. - Это будет решаться на заседании комиссии по делам несовершеннолетних, о его проведении родителям сообщат за пять дней.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также