2019-10-23T17:20:26+03:00
КП Беларусь

«Я не была в браке. Для нас это позор»: в Бресте молодую мать судят за убийство новорожденной

В убийстве дочери обвиняют 29-летнюю гражданку Туркменистана
Поделиться:
Комментарии: comments1
Во время следственного эксперимента женщина показала, как все произошло. Фото: СКВо время следственного эксперимента женщина показала, как все произошло. Фото: СК
Изменить размер текста:

- Я признаю, что из-за моей неосторожности дочка сейчас не со мной. Не хочу, чтобы меня оправдывали, жалели, отпускали. Я виновна, - сквозь слезы говорит Юлдуз Хайдарова.

Ее допрос больше похож на исповедь. Девушка все время плачет и повторяет, что во время следствия все придумала, намеренно себя оговорила и только сейчас говорит правду.

- Я перед судом как перед Аллахом стою. Я больше не могу держать все в себе, - рыдает туркменка.

По версии обвинения, девушка в день выписки новорожденной дочери из больницы задушила ее подушкой - совершила умышленное убийство. Затем завернула в простыню и пакет и оставила на берегу Мухавца. Тревогу забили врачи поликлиники, которые должны были прийти осмотреть младенца. Молодая мать не смогла объяснить, где ребенок.

Показания Юлдуз дает на хорошем русском языке. Накануне Хайдарова попросила суд предоставить ей переводчика, потому что из-за волнения она может сбиться на туркменский. В суд вызвали двоих студентов педагогического университета - туркменов. Переводчиками назначили третьекурсника юрфака и четверокурсника факультета иностранных языков. Переводом обвиняемая воспользовалась только единожды, когда рассказывала, что завернула труп в белую ткань, как этого требует традиция.

ПАРЕНЬ ОБЕЩАЛ ЖЕНИТЬСЯ, НО СКАЗАЛ ДЕЛАТЬ АБОРТ

Юлдуз Хайдарова родом из поселка на востоке Туркменистана. В 2017 году она окончила Брестский государственный университет имени Пушкина и уехала на родину. Жила в столице - Ашхабаде, работала гидом-переводчиком. Фирме понадобился специалист с немецким языком, поэтому девушка стала искать способ подтянуть немецкий. Решила вернуться в альма-матер: с марта 2019-го ее зачислили на курс «Деловой немецкий» в БрГУ.

В Ашхабаде у Юлдуз остался молодой человек Равшан - его она называет биологическим отцом дочери. С парнем жила вне брака. В сентябре 2018-го девушка узнала, что ждет ребенка, это была уже вторая беременность. Первая, говорит Юлдуз, закончилась абортом по предложению Равшана: «Он был не готов к семейной жизни». Девушка прервать беременность согласилась, потому что делала ставку на карьеру. Про отношения с парнем она своим родным не говорила.

- Я не была с ним в браке. А для меня, для нас это позор. После первого аборта он (Равшан. - Ред.) предлагал брак, если я снова забеременею. А когда забеременела, сказал делать аборт. Я рассчитывала, что он согласится по нашей религии обвенчаться. А он в один день мог предложить и аборт, и венчание, и свадьбу - все вместе, - рассказывает Юлдуз.

Девушка приняла решение уехать из Туркменистана, родить здесь, закончить курсы и поступить в магистратуру, устроиться на работу, получить вид на жительство и воспитывать ребенка.

- Он (Равшан. - Ред.) стал говорить, что ребенок не от него, поэтому я уезжаю, - вспоминает туркменка.

В Бресте Юлдуз заселили в общежитие. Беременность она скрывала и здесь, даже когда обращалась за медсправкой в университет.

- Почему вы не говорили, что беременны? Флюорографию ведь надо было проходить... - допрашивает обвиняемую прокурор.

- Меня никто не спрашивал, я и не говорила.

- А почему не стали на учет?

- Я не знала, что надо было.

Хотя все же один человек знал о положении Юлдуз - старший товарищ Мустафа. К нему девушка иногда приходила в гости, занималась с его сыном английским. По словам Юлдуз, мужчина обещал ее с ребенком первое время поддерживать, потому что больше в Бресте у нее никого нет.

Тело ребенка нашли на берегу Мухавца. Фото: СК

Тело ребенка нашли на берегу Мухавца. Фото: СК

«ПОДОГРЕВАЛА ОБЫЧНОЕ МОЛОКО»

Когда на 30-й неделе начались схватки, девушка даже не поняла, что это они. Вызвала скорую помощь, потому что были «боли в животе».

Девочка весом 1400 г родилась 17 марта. Ее забрали в реанимацию и почти две недели держали в кювезе, потом перевели в детскую больницу.

- Она маленькая, в стеклянной такой была... Я боялась к ней подходить, боялась трогать, боялась, что могу навредить...

За медобслуживание Юлдуз, как иностранка, должна была заплатить около 2500 рублей. Ребенка из больницы она забрала 10 мая, как только врач дал добро, чтобы не платить за лишний день в медучреждении.

С новорожденной дочерью приехала на квартиру к Мустафе, он как раз был в отъезде. Там она была одна.

- Я не была готова к выписке. Я купила только одеялко, одежду… Я не подготовила питание, потому подогревала обычное молоко. Я присматривала за ней, меняла памперсы, ухаживала. Мы долго не спали. Я кормила, а она все время плакала… - восстанавливает события того дня обвиняемая. - А потом успокоилась. Я тоже вместе с ней уснула. А когда проснулась, моя дочка уже была подо мной. Я проверила пульс, дыхание - я ничего не слышала. Я ничего не сделала, ничего! Она не двигалась, значит, мертва…

- Почему не вызвали «скорую»?

- Я испугалась.

Мертвую дочь Хайдарова завернула в белую простынь, как того требует традиция. Тело спрятала в пакет. На маршрутке доехала до набережной. Дочь оставила в ямке на берегу. Пакет выбросила. Детские вещи оставила на остановке: «Они новые, вдруг кому-то будут нужны».

О случившемся Юлдуз хотела с кем-то поговорить, но психолог, которому она позвонила, не смог с ней пообщаться, а врачу поликлиники девушка намеренно соврала.

- Они же хотели ребенка посмотреть… А что я им покажу?

СТРАШНО, ЧТО ОТВЕРГНУТ

Прокурор, судья и адвокат задают Хайдаровой много уточняющих вопросов, чтобы понять, какая версия событий все же правдивая.

- Мне один человек сказал, что если по неосторожности, то не накажут. Я не хочу, чтобы меня пожалели и депортировали. Я лучше буду отбывать наказание, не только за дочку, но и за первого. Дайте мне наказание по всей строгости, я не хочу, чтобы меня депортировали… - просит Юлдуз.

- Если дома станет известно, что произошло, какие будут последствия? - прямо спрашивает адвокат.

- Все отвергнут тебя.

- И это страшнее, чем сесть в тюрьму?

- Да.

- Вы и сейчас этого боитесь?

- Да.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Мне нужен переводчик». В Бресте гражданку Туркменистана судят за убийство младенца

По версии следствия, она задушила новорожденную дочь и оставила труп у реки (читать далее)

Еще больше материалов по теме: «Брест: происшествия»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также