2019-11-01T17:05:55+03:00
КП Беларусь

«Дети послевоенного Минска торговали голубями и тайно пробирались на «Коммунарку» за сладостями»

А после тренировок на самодельных спортплощадках простые мальчишки побеждали чемпионов СССР [фото]
Поделиться:
Культовым местом для любивших спорт минских ребят был восстановленный после войны стадион "Динамо". Фото: http://dinamoshop.byКультовым местом для любивших спорт минских ребят был восстановленный после войны стадион "Динамо". Фото: http://dinamoshop.by
Изменить размер текста:

«Комсомолка» проводит конкурс рассказов о тех, кто воевал и получал награды за подвиги. Нам пришло около сотни очень теплых и трогательных писем от наших читателей в рубрику «Награда моего деда», где они рассказывают о том, как их родные смогли пережить войну. Но сегодня история не про войну, а про то, как Минск выживал и возрождался сразу после войны. О быте в послевоенном Минске нам рассказал наш читатель, мастер спорта по греко-римской (классической) борьбе Анатолий Асташевич.

Дети меняли у пленных немцев картошку на самодельные деревянные фигурки

Семья Анатолия Михайловича жила в минском поселке Коминтерн в самом начале Могилевского шоссе - теперешнего Партизанского проспекта. Рядом - велозавод и фабрика «Коммунарка», поля и сады в частном секторе, еще не закованная в бетон Свислочь. Многие улицы сохранили с тех пор и название и трассировку, другие сменили название - Батарейная, к примеру, стала Судмалиса, Полярная - Серафимовича, а родная для Асташевича Ивановская - теперь Станиславского.

Анатолий Асташевич - мастер спорта по греко-римской (классической) борьбе. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Анатолий Асташевич - мастер спорта по греко-римской (классической) борьбе.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

По проекту местные малоэтажки барачного типа предназначались одной семье, но в разрушенном войной городе там жило три. Тогда-то рядом с рабочей семьей Асташевичей на Ивановской и поселились Караваевы.

- Их младший сын Олег - в будущем первый белорус, ставший (на Олимпиаде-60 в Риме) олимпийским чемпионом по классической борьбе - был у нас словно еще одним ребенком. Мать Алика, как мы его называли, работала на «Коммунарке», отец играл на волторне в оркестре Оперного театра. Олег был на 5 лет старше меня, но мы все детство провели вместе - пацаны всегда в куче. Развлекались, скажем, на оставшейся с войны карусельной зенитке: один садился на платформу, остальные ее раскручивали. А нашим экстримом были костры на пустырях, куда старшие ребята (им было по 10 - 12 лет) бросали неразорвавшиеся снаряды и боеголовки, найти которые в минских развалинах, соседних полях и огородах труда не составляло. Потом пацаны постарше убегали, а вот младшие успевали не всегда... Мой одноклассник так погиб - ему осколком разорвало живот.

На Юбилейной площади был базар, где каждое воскресенье продавали голубей.

- Тогда все заводили крымских и харьковских. Они, как бабочки, могли по 6 - 7 часов подниматься и спускаться, а вот кругами, как местные породы, не летали. Правда, - добавляет Анатолий Михайлович, - чужих голубей ловили и везли перепродавать на тот самый Юбилейный сельскохозяйственный рынок. Помню, как моя кошка однажды схватила лучшую голубку Алика Караваева. Какую охоту он устроил за обидчицей! Долго не мог остыть - такой уж у будущего чемпиона был характер.

Анатолий Асташевич принес в редакцию архивные фото, где не только он, но и олимпийский чемпион Олег Караваев. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Анатолий Асташевич принес в редакцию архивные фото, где не только он, но и олимпийский чемпион Олег Караваев.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Анатолий Асташевич вспоминает, как местные ребята летом питались с огородов - магазинов было мало, как и товаров в них:

- Молоко и сметану привозили в бидонах, продавали на разлив. Развесной хлеб доставляли в машинах-будках - как в «Место встречи изменить нельзя». С утра за пайками в 400 - 450 граммов (на семью выходило до 4 кило) очередь шла с улицы - к обеду хлеб уже разметали. А под каждым хлебозаводовским автомобилем на рампе разгрузки караулили местные ребята. Когда водитель вставлял в зарешеченное окно позади магазина лоток и спускал по нему хлеб в килограммовых кирпичиках, нет-нет да булка падала под колеса - и ее делили на всех ловцов.

А летом коминтерновцы лазили на «Коммунарку». В сарае находили мешки, в которых из цехов рабочие выносили обертки - порой там оказывались конфеты, которые упали на пол у упаковщиков, и куски шоколада, срезанные при отливке фигурок.

Братья Караваевы и их семья. Фото: Архив Анатолий Асташевича

Братья Караваевы и их семья. Фото: Архив Анатолий Асташевича

Помнит Анатолий Михайлович и пленных немцев. Работали они на проспекте Сталина, под охраной строили жилые бараки, а жили в лагере за высоким забором и колючей проволокой на Стрелковой.

- Детей часовые не трогали, и мы меняли у немцев картошку или свеклу на фигурки-вертушки воздушных гимнастов, которых те делали из деревянных планок, соединенных проволокой, или на хамсу в металлических баночках - пленные ее называли «хамси-хамса». А когда работа заканчивалась, немцам разрешали прогулки без конвоя - тогда некоторые из них ходили по дворам и мусоркам, собирали очистки от картошки, мыли их и ели. Еще их нередко брали за еду на бытовые работы – что-то распилитьИли просили у людей еду - сами в огороды никогда не лазили.

Помнит Анатолий Михайлович и то, как немцев-строителей под охраной мимо его дома по Стрелковой улице вели на вокзал - на поезд в Германию. Это было в самом начале 1950-х.

На минском трамплине можно было улететь на 24 метра

Пусть условия в послевоенном Минске были скромными, но город был спортивный. Футболистами славились крупнейшие заводы, район Комсомольского озера (ребята тренировались прямо на лугу перед дамбой), Грушевка - оттуда призер СССР Иван Савостиков, будущий тренер общества «Трудовые резервы» Дмитрий Тарасов. В Минске начали путь многие известные в белорусском футболе имена: Борис Блажевич («Урожай»), Леонид Фурсевич («Динамо-Брест»), Иван Летяго («Неман»), Олег Базарнов. Некоторые, как Владимир Дендевицкий, из футбола ушли в хоккей с шайбой - он и теперь обслуживает хоккейные матчи. А в Минске конца 1940-х - 1950-х хватало хоккейных коробок на предприятиях, в парке Горького, просто во дворах - благо везде стояли водные колонки, откуда и заливали катки.

Примером для будущего олимпийского чемпиона Олега Караваева был его брат Игорь. Фото: Архив Анатолий Асташевича

Примером для будущего олимпийского чемпиона Олега Караваева был его брат Игорь. Фото: Архив Анатолий Асташевича

- Клюшки делали кто из проволоки, кто из деревянных реек. Коньки были хоккейные, без ботинок, и «снегурки», которые привязывали на валенки. А коньки с ботинками первому привез из Москвы брат Алика Караваева. Как-то Алику было нечего надеть, и он в школу пришел в хоккейных коньках с ботинками. Его вызвали, а он не может устоять на ногах - в итоге учительница выгнала из класса.

Кстати, после войны в Минск часто приглашали тренеров из других советских республик - своих специалистов еще не хватало. Эти тренеры ходили по школам, смотрели ребят, приглашали в бесплатные секции. Так стали развиваться фехтование, плавание, водное поло (бассейны действовали в Доме офицеров и в Институте физкультуры на нынешней площади Якуба Коласа, летний был прямо на Комсомольском озере). На месте нынешнего катка «Юности» в парке Горького были стадион и летний велотрек. А секцию бадминтона открыли на фабрике имени Крупской (теперь «Элема»).

- Там же построили деревянный трамплин. Осенью была физуха, а со снегом, который мы туда и переносили, тренировали прыжки. От стола отталкивания можно было улететь на 22 - 24 метра на трамплинных лыжах, но в основном мы делали скромные кульбиты на простых лыжах или вовсе на санках - ковзались кто как мог. Тренировали нас приглашенные из России специалисты Григорьев и Белов. У них занимались одна из сильнейших слаломисток в Беларуси, мастер спорта Люда Прянишникова, а еще Володя Пальчевский, который выиграл первенство СССР по прыжкам с трамплина, не имея большого трамплина в своей республике. Он обыграл сильнейших спортсменов Кобу Цакадзе и Николая Шамова, а ведь у них была база не ровня нашей - с металлическими, а не деревянными трамплинами.

Такие чехословацкие бутсы были дефицитом. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Такие чехословацкие бутсы были дефицитом.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

На Мотовелозаводе была секция по профилю предприятия для ребят из окрестных домов. Осенью спортсмены и молодая поросль участвовали в кроссовой гонке на гаровой дорожке из шлака от угля (сыпучей, но укатанной), а зимой - в спидвее по заледеневшим дорожкам, когда на покрышках мотоциклов стояли металлические шипы.

- Соревновались на «Динамо», вокруг футбольного поля. А минчанин Александр Стефанович был мастером спорта СССР и обыгрывал всех сильнейших мотоциклистов Союза - даже 5-кратного чемпиона СССР Габдарахмана Кадырова.

Соседи по коммуналке стали спортивной dream team

Соседский парнишка Алик Караваев привел Анатолия Асташевича и еще многих из их мальчишеской компании в серьезный спорт. Он первым пошел заниматься - выбрал классическую (ныне - греко-римскую) борьбу у тренера Иосифа Оборского в зале старого ДК Тракторного завода. Для Олега стимулом был брат Игорь, который занимался вольной борьбой в московском «Динамо». В 1955-м в Минске он стал чемпионом СССР.

- Кроме меня и Алика из нашей коммуналки в секцию Оборского пошел Володя Голубев, сын Иосифа Голубева, революционера, чьим именем сегодня названа одна из минских улиц. Потому туда потянулись ребята со всей округи. У нас сложилась, как теперь ясно, dream team - будущий заслуженный тренер СССР Саша Шелег, обладатель приза Ивана Поддубного, мастер спорта Валера Булынко, мастера спорта Толя Михайлов, Леня Борисов, я, многие другие ребята.

Анатолий Асташевич: в спортивной юности и сегодня. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Анатолий Асташевич: в спортивной юности и сегодня.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Олег Караваев в 1954-м стал чемпионом СССР среди юношей, а в 1956-м - первым чемпионом СССР по классической борьбе.

- После золотой медали соседи устроили Алику прием: навели порядок во дворе, накрыли столы, мама Олега вынесла самовар для чаепития, соседи пришли с букетами цветов. Такой чемпионский прием Алика очень растрогал, - вспоминает Анатолий Михайлович. - После олимпийской победы в Риме такого уже не было - все ребята разлетелись из нашего поселка.

В секциях, вспоминает Анатолий Михайлович, были и другие плюсы - например, выдавали форму. А если кто-то попадал на сборы - еще и питание было особое, талоны на фабрику-кухню. На день одному юному спортсмену причиталось 2 рубля 60 копеек.

Можно ли было представить, что простой минский паренек из поселка Коминтерн Алик Караваев станет олимпийским чемпионом? Фото: Архив Анатолий Асташевича

Можно ли было представить, что простой минский паренек из поселка Коминтерн Алик Караваев станет олимпийским чемпионом? Фото: Архив Анатолий Асташевича

…В 1963-м, в 23 года, Анатолий Асташевич стал мастером спорта СССР. Он отучился в высшей школе тренеров при Институте физкультуры. Но все-таки жизнь связал с другой сферой - окончил юрфак БГУ и 30 лет возглавлял юридическую службу управления дорог Миноблисполкома.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также