2019-11-09T14:09:02+03:00
КП Беларусь

Минчанин, создавший ядерную бомбу, едва не взорвался на испытаниях «Катюши»

А еще Яков Зельдович общался со Стивеном Хокингом и называл себя подарком для женщин
Поделиться:
Яков Зельдович участвовал в важнейших исследованиях ХХ века. Фото: Архив "КП"Яков Зельдович участвовал в важнейших исследованиях ХХ века. Фото: Архив "КП"
Изменить размер текста:

В документальном проекте «100 имен Беларуси» выходит фильм «Яков Зельдович. Теория горения и взрыва» о минчанине с головокружительной научной карьерой. При этом его запомнили еще и как человека с интереснейшей личной историей и искрометным юмором. То же его высказывание о себе как женском подарке – не случайно: Яков Борисович родился 8 марта – в Международный женский день. Кроме трех официальных жен и трех детей у него было еще трое потомков от других связей. И Зельдович всех своих детей признавал.

- Родился ученый в Минске в 1914 году в еврейской семье. Мама Якова училась в Сорбонне, переводила со многих языков, а отец, талантливый математик, работал присяжным стряпчим в суде. Правда, почти сразу Зельдовичи переехали в Петербург, ведь спустя несколько месяцев началась Первая мировая война, - уточняет сценарист фильма Лика Новикова.

Сразу после школы Зельдович попал в лабораторию Института химической физики: зашел на экскурсию, а когда засыпал сотрудников вопросами, его пригласили работать лаборантом. Но времена были такими, что юноша быстро оказался в кругу видных ученых – Ландау, Иоффе, Курчатов... Причем высшее образование Яков формально так и не получил: он слушал лекции в Ленинградском университете, в политехе, но к 1939-му, в 26 лет, стал доктором физико-математических наук.

Яков Зельдович в 1942-м, когда он активно работал над теорией горения и детонации, - одна из ключевых граней его образа в новом фильме.

Яков Зельдович в 1942-м, когда он активно работал над теорией горения и детонации, - одна из ключевых граней его образа в новом фильме.

- А вскоре началась война. Зельдович занимался теорией горения и детонации, - говорит Лика Новикова, – его расчеты внутренней баллистики реактивных снарядов использовали, скажем, создавая «Катюши». Однажды Зельдович ездил на их испытания на полигон. Грузовиком управляла женщина-водитель, которая уснула за рулем от усталости, и машина перевернулась с полным кузовом боеголовок. Они не сдетонировали чудом!

С 1943-го Зельдович работал над советской ядерной бомбой (1949 г.). Когда Петру Капице поручили создание соответствующей лаборатории, он пригласил Зельдовича одним из первых. А после первого испытания снаряда, уже во время создания второй бомбы, именно минчанин придумал, как укорить детонацию и поместить зарядное устройство на нее.

Затем физик занимался проектом водородной бомбы (1953 г.). А когда ученые стали выступать за сдерживание ядерного вооружения, он нашел себя в изучении космоса и строения вселенной. А Стивен Хокинг специально приезжал в Москву, чтобы узнать об аргументах Зельдовича в теории черных дыр. Впрочем, за границей и вовсе долго думали, что под псевдонимом Зельдович кроется целый институт – настолько разноплановыми были его научные интересы.

Минчанин за свои исследования стал трижды Героем соцтруда, лауреатом четырех Сталинских и одной Ленинской премии, десятков других наград. После получения очередной звезды Героя социалистического труда Зельдовичу неподалеку от Института физики Академии наук Беларуси поставили бюст. Он причитался после второй звезды Героя. Но в итоге памятник поставили к 65-летию в 1978-м. Правда, на бюсте в те годы еще нельзя было писать, за что конкретно он установлен, как не сообщалось, за что он получал госпремии. Ведь Зельдович был одним из самых засекреченных физиков СССР. С началом ядерной программы даже прежние его публикации переводились в закрытые фонды.

- При этом о Зельдовиче вспоминают как об очень остроумном и веселом человеке. Он любил анекдоты, цитировал Пастернака, Зощенко, Ильфа и Петрова, совершал яркие поступки. Скажем, однажды Яков Борисович пошел к психиатру, когда ему надоела слежка. Была история, когда во время инспекции Берии в лабораториях, где проходила подготовка к испытанию ядерного оружия, в изделии обнаружилась лишняя фаска, которой не было в чертежах. Начальство не успело заметить замешательства ученых, когда Курчатов в присутствии наркома дал поручение Зельдовичу за 15 минут рассчитать, что дает эта фаска. Зельдовичу хватило 5 минут, чтобы произвести расчеты и доказать публично ее полезность. Но расчетов на самом деле не было – был пустой листик. Проверяющие ушли спокойными, а ученые продолжили работу. А когда ему не давали очередную Ленинскую премию (она у него была, а еще четыре Сталинские), физик не постеснялся позвонить в Политбюро и доказывать, что он достоин.

Много историй, как он просил за людей, приходил в суды, чтобы доказать чью-то невиновность – тогда он надевал на пиджак все свои звездочки. Кстати, он не побоялся жениться на сестре «врага народа».

- У «Мастерской Владимира Бокуна», снявшей фильм, говорит Лика Новикова - получилась история о человеке и системе, о внутренней свободе, несмотря на все внешние ограничения.

НЕ ПРОПУСТИТЕ!

«Яков Зельдович. Теория горения и взрыва»

10 ноября

Voka Cinema by Silver Screen в Dana Mall

18.00

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также