2019-11-22T09:05:26+03:00
КП Беларусь

Олимпийский призер 1968 года Юрий Смоляков: В Монреале фехтовальщик со шпагой полез к зрителям

Наш мушкетер рассказал не только о своей спортивной карьере, но и о том, как прыгал со второго этажа военкомата, вспомнил встречи с Никулиным и Высоцким, поделился историями из Нагорного Карабаха, где был в составе миротворческой миссии
Поделиться:
Юрий Смоляков (справа) и Алексей Никанчиков с призом соревнований. Фото: личный архив Юрия СмоляковаЮрий Смоляков (справа) и Алексей Никанчиков с призом соревнований. Фото: личный архив Юрия Смолякова
Изменить размер текста:

- Раньше думал, что в фехтование идут после очарования произведениями Александра Дюма о мушкетерах. Как было у вас?

- Когда я учился в Барановичах, в школу пришел учитель физкультуры. Он был фехтовальщиком. Так увлек, что мы ходили к нему на занятия и фехтовали на палках. Потом папу, военного летчика, перевели в Оршу, там фехтования не было, поэтому стал заниматься спортивной ходьбой, в день проходил по 30 км - от Орши до Болбасово. Написал письмо в Минск Томасу Робертовичу Ренелю, знаменитому тренеру по ходьбе, он прислал план тренировок. Дальше хотел поступать в физкультурный институт. Мама была против, ведь учился я хорошо, окончил школу с серебряной медалью. Но все-таки убедил.

Поступил на отделение легкой атлетики. Там был и курс фехтования, где я стал первым. А когда на первенстве Минска я занял второе место, ко мне подошел тренер, заведующий кафедрой фехтования и бокса Герман Матвеевич Бокун и спросил: «Хочешь стать чемпионом страны? Давай к нам». У меня глаза на лоб: «Конечно, хочу». В 1961 году выиграли командный чемпионат Союза по фехтованию, потом Кубок СССР, в 1964-м в составе сборной поехал на Олимпиаду в Токио.

Юрий Смоляков (справа) во время выступления на турнире. Фото: личный архив

Юрий Смоляков (справа) во время выступления на турнире. Фото: личный архив

ФЕХТОВАЛЬЩИКИ ИГРАЮТ В ШАХМАТЫ И ПРЕФЕРАНС, ЧТОБЫ ТРЕНИРОВАТЬ МОЗГИ

- В 1961 году начали тренироваться на серьезном уровне, а в 1964-м уже поехали на Олимпиаду - быстрый рост.

- Мне нравилось фехтование. Плюс в сборной СССР были интересные тренировки. Например, два раза в неделю - шахматы. Для фехтования нужны мозги, голова должна работать как часы. Еще в преферанс играли. За год до Олимпиады выиграл Спартакиаду народов СССР. В личном первенстве меня не поставили, потому что хватало знаменитых атлетов: грузин Гурам Костава, латыш Бруно Хабаров, украинец Гриша Крисс. На той Олимпиаде в командном первенстве в категории «шпага» проиграли венграм и заняли шестое место. По приезде нас сняли со ставки в Минспорта. Чтобы ее сохранить, надо было попасть только в тройку. Это сейчас в восьмерку попал - и хорошо. Уже на Олимпиаде-1968 в Мексике заняли второе место, руководство и тренеры были рады результату, но нам было немного обидно - снова проиграли венграм. Наше командное первенство в шпаге было в конце Игр, то есть месяц тренировались и еще ходили на другие соревнования болеть. С Александром Медведем посещали разные встречи в Мехико, он показывал свою силу: руки вытянет, на одной четыре человека висят, на второй - четыре. Все смотрят, открыв рот.

- Вы рано завершили карьеру - в 1972 году. Как начали путь педагога?

- Тогда мне Герман Матвеевич Бокун сказал: «Чемпионов у нас дох…, а ученых - них… Иди учись и становись завкафедрой фехтования и бокса». Также помогали Михаил Кривоносов, Болеслав Рыбалко (тренер Александра Медведя), Константин Кулинкович, Эрнст Осиевский.

Во время карьеры конспектировал все тренировки: упражнения, реакция организма на нагрузки и так далее. По этим конспектам защитил кандидатскую диссертацию, несколько лет возглавлял кафедру. Позже пригласили в школу милиции, ведь, когда фехтовал, был в обществе «Динамо», значит, при погонах.

Алексей Никанчиков, Юрий Смоляков, Герман Бокун. Фото: личный архив

Алексей Никанчиков, Юрий Смоляков, Герман Бокун. Фото: личный архив

«ПРИСЛАЛИ МАШИНУ, ГРУЖЕННУЮ МАТАМИ, ПРЫГНУЛ В НЕЕ СО ВТОРОГО ЭТАЖА»

- Вы же фехтовали левой рукой. В советское время не переучивали?

- Пишу правой рукой, а фехтую левой. Почему-то так получилось. А фехтовать с левшой всегда неудобно. В 60 - 80-е годы в Беларуси была сильная школа фехтования. На турнир сильнейших в СССР вызывали 16 человек, 8 из них - белорусы. Меня как-то хотели забрать в ЦСКА. В 1961 году по распоряжению из Москвы приехали солдаты с офицерами, зашли в общагу, подняли меня с постели - и в машину. Привезли в областной военкомат, где Верхний город. Сидел на втором этаже и ждал, что будет дальше. А там были любители футбола, в те времена минское «Динамо» блистало. Так они позвонили в общество «Динамо», мол, Смолякова забирают в Москву. Быстро прислали машину, там маты нагрузили, и я со второго этажа туда прыгнул. Так остался в Беларуси.

- Патриотично.

- Тут был коллектив хороший, выдающийся тренер Герман Матвеевич Бокун, фехтовальщики Арнольд Чернушевич, Александр Павловский, Алексей Никанчиков.

Анатолий Ярмоленко и Юрий Смоляков во время эстафеты огня II Еврпоейских игр. Фото: minsk2019.by

Анатолий Ярмоленко и Юрий Смоляков во время эстафеты огня II Еврпоейских игр. Фото: minsk2019.by

- Как жилось в общаге?

- Жил в одной комнате с шашистом, гроссмейстером Плакхиным. Он тренировался только ночью, днем - спал. Говорил, мол, ночью лучше всего думает.

«НА ОЛИМПИАДЕ-1968 СОВЕТОВАЛИ НЕ ХОДИТЬ ПО ОДНОМУ - МОГЛИ ПОБИТЬ»

- Герман Бокун большую роль сыграл в вашей жизни.

- Фанат фехтования и большой человек - в день мог давать по 10 уроков. Сколько чемпионов он воспитал. Ту же Таню Самусенко, трехкратную чемпионку и серебряную призерку Олимпиады. Если за поездку на соревнования давали командировочные, премиальные, то он делил поровну на всех, а московские тренеры могли забрать себе. Мы ему были благодарны. В 1966 году после чемпионата мира в Москве финалистов пригласили в Ливан. Мы с Лешой Никанчиковым там стали победителями. А Бокуна постоянно приглашали на разные встречи. К нам подошел местный тренер, сказал, что готовы платить нам за уроки. Перед отъездом говорим Бокуну: «Герман Матвеевич, давайте соберемся, надо деньги поделить». Он оторопел, спросил, что еще за деньги. Рассказали ему, что еще успели подработать, так он как выдал: «Вашу мать, почему меня не взяли? Думаете, сил не хватило бы?»

Он жил возле МВД на проспекте. Всегда был за дисциплину: чтобы в 7.30 все были в Доме физкультуры. Еще он был заместителем председателя комитета БССР по физкультуре и спорту при Совмине БССР. Как-то прихожу к нему, а до этого в приемной увидел актера Юрия Никулина. Говорю: «Герман Матвеевич, там Никулин сидит?» А он: «Какой Никулин?» Бокун так был увлечен фехтованием, что мог не знать или не сразу вспомнить актеров. В общем, оказалось, что цирк Никулина был на гастролях в Минске, и сын Юрия Владимировича где-то хорошо погулял и разгоряченный вляпался в историю. Об этом должны были сообщить в Москву в Министерство культуры, дальше могли отчислить сына. Видимо, Никулину рассказали, что Бокун всегда по-человечески относится и может помочь. Так и получилось. Он позвонил в Москву, как-то уладили это дело.

- Нестандартные случаи бывали на соревнованиях?

- Олимпийский чемпион Владимир Смирнов в 1982 году погиб на чемпионате мира. У соперника сломалась рапира, обломок которой пробил маску… После этого случая изменили требования к экипировке спортсменов. Гриша Крисс на чемпионате мира в 1967-м в Монреале со шпагой полез на трибуны драться со зрителями. Там венгерские эмигранты провоцировали советских спортсменов, а Гриша парень умный, но импульсивный, воспитанный улицей, не выдержал…

- После событий в Венгрии и Чехословакии советских спортсменов прессовали?

- На Олимпиаде-1968 нас многие называли оккупантами. Как-то обедали в столовой, и нам говорят, что в бассейне дерутся ватерполисты, был матч СССР - Югославия. Дерущихся разняли. Но на нас по-прежнему косо смотрели, особенно чехи, венгры, поляки, в общем, представили социалистического блока. Было тяжело. Нам даже рекомендовали по одному не ходить.

«ЗА ХЛЕБОМ ЕЗДИЛИ НА БМП С ОХРАНОЙ»

- Как вы оказались в Нагорном Карабахе?

- Я работал начальником завкафедрой физвоспитания в Высшей школе милиции. В 1988 году все такие школы в СССР поочередно ездили охранять Степанакерт после конфликта Армении и Азербайджана. Зная, что у меня есть связи, начальство сказало: Юра, надо ехать! Приехали в октябре - воды нет, гвоздей нет. Обустраивались сами. Хорошо, что тогда в милицию шли ребята после армии, что-то уже умели делать. Мэр города был бывшим фехтовальщиком, помогал как мог. В самом городе было так: поселение армян, через два километра - поселение азербайджанцев. При этом многие друг с другом переженились - поди разберись, кто где. Кругом окопы, пулеметы…

Юрий Смоляков в Нагорном Карабахе. Фото: личный архив

Юрий Смоляков в Нагорном Карабахе. Фото: личный архив

- Казалось бы, на такие операции спецназ отправляют.

- Железную дорогу охранял Белполк. В Степанакерте мы пробыли полтора месяца, охраняли аэропорт. Как-то азербайджанцы хотели угнать самолет, пришлось реагировать… Я был замом по тылу – обеспечивал питание и все остальное. На машине не ездил – только на БМП с охраной (20 человек). Так ездили к азербайджанцам в Агдан за хлебом. Иначе было никак, обстановка была очень сложная.

- Перебирая ваши фотографии, нашел снимок, где вы с Фиделем Кастро.

- В 1965 году в составе группы советских атлетов поехал на Кубу. Интересно было его увидеть, играющим в бейсбол. Фидель говорил нам: рад, что советские спортсмены будут передавать опыт.

Юрий Смоляков в составе делегации спортсменов с Фиделем Кастро. Фото: личный архив

Юрий Смоляков в составе делегации спортсменов с Фиделем Кастро. Фото: личный архив

- С кем еще за время карьеры в спорте пересекались из известных людей?

- Как-то Петр Машеров выделил свой личный самолет и отправил в агиттур. С нами полетели олимпийский чемпион в тяжелой атлетике Леонид Тараненко, композитор Валерий Иванов, редактор «Вясёлкi» Владимир Липский, легендарный летчик-истребитель, Герой Советского Союза Борис Ковзан, который во время войны совершил три тарана. Как-то прилетели в Щучин, а Борис Иванович говорит: «Ну, братки, мы так не садились». Ему наливают водки. «Вот так - да!» Классный дядька был, дружили с ним.

Как-то в Милане к нам подошел Муслим Магомаев, он тогда стажировался в театре Ла Скала. В ресторане посидели, пообщались. Потом попросил помочь: в Москву надо было отвезти два ящика грампластинок, по которым учился вокалу. Как не помочь? Хотя эти ящики едва подняли - такие тяжелые. В Москве нас встретил певец и композитор Полад Бюльбюль-оглы, отблагодарил коньяком «Арагви».

- Чем Машеров запомнился?

- Очень любил спорт. Раз в три месяца принимал спортсменов. Всегда интересовался, что надо. Спросит: «Юра, как дела?» Говорю, дочка родилась. Уже назавтра была квартира. На турниры фехтовальщиков он всегда ходил.

- Звездные ученики у вас были?

- К нам в разное время приезжали брать уроки Владимир Высоцкий, Михаил Боярский - им это надо было для съемок в фильмах. Боярский быстрее все схватывал. Но Высоцкий очень душевный, приезжал, когда мы были на сборах в Дубно, как-то всю ночь нам играл на гитаре. Когда был в Минске со спектаклями, тоже заходил в гости, мог и тренировки наши посмотреть. Настоящая творческая личность, но у таких часто есть свои слабости…

Юрий Смоляков после эстафеты огня II Европейских игр. В 1980 году о принимал участие в эстафете Олимпийского огня. Фото: личный архив

Юрий Смоляков после эстафеты огня II Европейских игр. В 1980 году о принимал участие в эстафете Олимпийского огня. Фото: личный архив

- Какое сейчас положение в нашем фехтовании?

- В упадке. Великие тренеры ушли, смены поколений нет. Лена Белова сейчас занимается научной работой. Приглашала с мастер-классом Олимпийского чемпиона Григория Крисса. Надо что-то делать, возрождать традиции.

- Ваша дочка Елена сначала шла по вашим стопам.

- Поступила в Университет физкультуры на фехтование. Ее тренером был завкафедрой Александр Овсянкин (светлая ему память). Когда он уехал в Египет, то я его заменял. Дочка познакомилась с футболистом Николаем Шпилевским. Он играл за минское «Динамо» и молодежную сборную Беларуси, потом выступал в Польше и Германии. Николай расположен к языкам, стал футбольным агентом. Сейчас за внуков болею и горжусь ими: младший Егор работает в фирме «Найк», знает пять языков, старший Алексей в 31 год уже главный тренер, в прошлом году работал в брестском «Динамо», на данный момент в «Кайрате» из Казахстана.

- Следите за ним?

- Конечно, вот майку клуба передал. С одной стороны в «Кайрате» великолепные условия, я там был у него в гостях – база клуба шикарная, думаю, мало у кого в Германии такая есть. Но чемпионат сложный, судейство специфическое, да и климат непростой.

«В ДЕТСТВЕ ПЕС СПАС ЖИЗНЬ, С ТЕХ ПОР ВСЕГДА ДОМА СОБАКИ»

- В 78 лет вы бодры, водите машину, работаете - пример для остальных.

- Надо сказать спасибо фехтованию - такой вид спорта не так изнашивает организм, как другие. Те же шахматы голову развивали, ясность ума важна. Спасибо Военной академии, где работаю. Еще с собаками гуляю. Всю жизнь у меня собаки. Когда был ребенком, семья жила в Пловдиве, папа после войны был там комендантом. Некоторые болгары нас недолюбливали. Однажды мама отправила меня в магазин, записку со списком продуктов, которые надо купить, привязывала к ошейнику Джона - хороший был пес. Так вот один болгарин хотел меня застрелить как сына коменданта. Джон среагировал и перекусил руку стрелку, потом уже водитель прибежал. После того случая у меня всегда дома собаки.

- Начали с мушкетеров, ими и закончим. Девиз «Один за всех, и все за одного» у фехтовальщиков есть?

- Расскажу случай. Поехали в Одессу на турнир. Я молодой, а по молодости в разные истории можно попасть. Пошли на «Привоз». По пути спустился в туалет, а ребята сверху остались. Только захожу в кабинку - двое сзади налетают. Руки скрутили, деньги забрали, часы сняли. Выхожу растерянный. Ребята спрашивают, что и как... Мигом рванули за этими грабителями, ох и досталось им. Дружная у нас команда была.

Юрий Смоляков - серебряный призер Олимпиады-1968, многократный чемпион Европы и СССР.

Юрий Смоляков - серебряный призер Олимпиады-1968, многократный чемпион Европы и СССР.

Еще больше материалов по теме: «Беларусь: Вокруг арен»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также